Книги в моем переводе

О снах и смерти. Юнгианские интерпретации

Автор:
Мария-Луиза фон Франц

Объем: 252 стр.

Посмотреть все книги

А. Лоуэн "Взрывное поведение психопата" (фрагмент из книги "Нарциссизм")

перевод В. Мершавки

 

Билл находился в контакте со своим потенциальным безумием и боялся его. Он держался за голову, поскольку чувствовал, что может убить. Но другие нарциссические личности, с более слабым Эго, не могут сдержать свою смертоносную ярость. Потенциальное безумие, которое было у Билла, у психопатического убийцы превращается в безумные поступки.

Дэвид Берковиц, также известный как «Сын Сэма», убил шесть человек и еще семерых ранил; при этом никого из своих жертв он не знал лично. Когда в конечном счете его арестовали, он обвинил в своих деяниях демонов, которые, по его утверждению, приказали ему совершить убийство. Вопрос его безумия был напрямую связан с ответом на другой вопрос: являлись ли эти голоса психотическими галлюцинациями или он их придумал, чтобы избежать ответственности за свои действия. Два разных психиатра заявили, что он сумасшедший. С другой стороны, эксперт-психиатр, поддерживающий обвинение, и судья настаивали на том, что Берковиц психически нормален. И зачастую дело обстоит именно так.

Дэвид Абрахамсен, эксперт-психиатр, поддерживающий обвинение, утверждал: «Берковиц проявил себя как проницательный, восприимчивый и высокоинтеллектуальный человек».[1] Люди, которые его знали, говорили, что он «ничем не отличался от других». Говорили, что он – человек вежливый и всегда готовый помочь своим сотрудницам, а кроме того, – что он «хороший и ответственный работник». При этом было доказано, что он убил нескольких женщин, а это вряд ли соответствовало поведению психически нормального человека. Очевидно, у Берковица была расщепленная личность, или скорее, двойная личность. Одна личность вела себя как обычный человек, другая – как монстр, – наподобие доктора Джекиля и мистера Хайда.

 

 

Рис. 1. Дэвид Берковиц

 

Абрахамсен пришел к выводу, что у Берковица было «расстройство личности, в котором смешалось много истерических черт. Их породила его потребность в привлечении к себе внимания, чтобы почувствовать себя более значимым». Согласно Абрахамсену, мотив Берковица в убийстве женщин состоял в доказательстве того, что он имеет над ними власть». Его побуждениями были «подавленные сильные сексуальные влечения. Он боялся женщин и боялся их отвержения». Он не решался открыто с ними говорить о своих сексуальных желаниях. «Его решением был его пистолет. Он мог ошеломительно продемонстрировать свою власть над ними, не прикасаясь к ним и не боясь отвержения».[2] 

Но даже если мы посчитаем достоверным анализ Абрахамсена мотивов Берковица, все равно он не объясняет потребность в совершении убийств. В соответствии со своей концепцией нарциссического расстройства личности, я мог бы предположить, что Берковиц испытывал по отношению к женщинам смертельную ярость, которую отрицал и подавлял. Но под воздействием стресса он взрывался. Его контроль отключался, прорывалась ярость, и он выходил убивать. В таких случаях его с трудом можно было назвать психически здоровым.

Довольно часто можно прочитать или услышать новости о том, как кто-то потерял над собой контроль и убил несколько совершенно чужих ему людей, по отношению к которым у него не было личной враждебности. Например, недавно в штате Флорида мужчина хладнокровно убил из обреза семь или восемь человек. Они были сотрудниками компании, которая, по его мнению, несправедливо с ним обошлась. Устроив эту кровавую баню, убийца спокойно уехал на велосипеде. В другом случае мужчина, забравшись на крышу, хладнокровно расстрелял несколько человек на улице. При этом никогда не удастся выяснить личные мотивы их убийства. Самого убийцу застрелили полицейские. Раньше никто не считал этого человека опасным. Просто он пришел в совершенно необузданное состояние.

Как же получается, что человек, который кажется психически здоровым, вдруг становится неуправляемым? Это не столь важно. Вполне возможно, что у некоторых людей до этого присутствовали какие-то дефекты личности, какая-то слабость Эго. Их состояние можно сравнить с природным катаклизмом: сначала подземный источник будущего землетрясения практически невозможно определить, но проходит время, и земля начинает уходить из-под ног. Теперь мы знаем, что в той или иной ночке земного шара землетрясения не бывают случайными. В той же степени мы можем быть уверены в том, что психически здоровые люди не могут внезапно оказаться в неуправляемом состоянии и начать убивать.

При этом у землетрясения есть некий «пусковой механизм». В таком случае что модно сказать о психодинамике, предшествующей совершению безумных деяний, казалось бы, нормальным человеком. За дефектами психологической структуры личности должны скрываться какая-то подсознательная сила, создающая столь сильное напряжение, что человеческая энергия прорывается в деструктивное поведение. Эта сила – чувство гнева, которое человек отрицает. Отрицая гнев, он его не переживает, а именно переживание чувства позволяет человеку его контролировать. На подсознательном уровне гнев ощущается как нечто потенциально опасное, поэтому его следует глубоко подавить. На Эго возлагается функция контроля этой опасной силы. К сожалению, в структуре Эго существует дефект из-за его диссоциации от телесных чувств. Такое расщепление характеризует нарциссическое расстройство и объясняет причину того, почему в определенных случаях такая структура личности выходит из-под контроля, и поведение человека становится неуправляемым. Интересно, что убийц-психопатов часто называют «приятными» или «хорошими» людьми люди, знавшие их в повседневной жизни. Это фасад, который создают убийцы, чтобы скрывать свои чувства, но он подталкивает их к неконтролируемому эмоциональному взрыву.

 

 



[1] David Abrahamsen, “Unmasking Son of Sam’s Demons”, New York Times Magazine, July 1, 1979.

[2] Ibid.