Книги в моем переводе

Сновидения: открытая дверь к истокам

Автор:
Эдвард Витмонт и Сильвия Бринтон Перера

Объем: 252 стр.

Посмотреть все книги

Цикл статей "Лишние люди". II. Игрок в анамнезе - труп и психоз в прогнозе

В. Мершавка

"У маски ни души, ни званья нет..."
- М. Ю. Лермонтов. Маскарад

В этой статье мы рассмотрим еще одно произведение русской классики, чтобы глубже понять две вещи: во-первых, психологию личности азартного игрока, которую мы только затронули в прошлой статье, а, во-вторых, происхождение так называемых "лишних людей". Разновидности "лишних людей" встречаются в русской литературе не реже, чем варианты "несчастной любви", поэтому я решил посвятить этой теме цикл своих статей. Раньше нас учили тому, что эти люди не находили себе места в буржуазном обществе. Наверное, это действительно так. Но тогда возникают, по крайней мере, два вопроса. Первый: а вообще они хотели его найти?  И второй: если мы неуклонно движемся в сторону буржуазного общества, не становится ли для нас все более актуальной тема "лишнего человека"? Если во времена социализма таких людей называли "диссидентами", и они находили моральную и материальную поддержку на западе, то теперь лишним для общества людям поддержки искать негде. Я заранее оговариваюсь, что меня совершенно не интересует политическая сторона этого вопроса. Мои статьи посвящены только психологии "лишних людей", причем мне приходится смотреть на них глазами лучших русских писателей XIX-XX века. Однако эти "лишние люди" настолько разные, и каждый из них является такой яркой индивидуальностью, что с точки зрения психологии, на мой взгляд, они никак не поддаются обобщению. Но все-таки что-то заставляет их (а вслед за ними и нас) считать себя "лишними". Они как бы живут в обществе, но никогда полностью не идентифицируют себя с ним. И тогда возникает еще один вопрос: насколько психологически здорово то общество, в котором рождаются, живут, любят, ненавидят, болеют и умирают "лишние" для него люди. 
В школе и в институте изучают много произведений литературы, в которых человек становится "игрушкой страстей". При этом, как правило, ни тот, кто учит, ни тот, кто учится, не понимают психологии этих самых страстей. Не хочется верить, что "обучение" литературе происходит приблизительно так же, как обучение правилам дорожного движения, то есть, основывается не на понимании, а на запоминании. В таком случае, повторяю, мне бы хотелось, чтобы эти статьи послужили альтернативным вариантом подхода к изучению и преподаванию литературы, где эмоциональному состоянию героев и мотивации их поведения (иначе говоря, их психологии) уделяется достойное, если не основное внимание.
В этой статье я постараюсь свести к минимуму собственные комментарии, предоставив слово автору, М.Ю. Лермонтову, а также широко известному представителю клинического психоанализа Отто Кернбергу, которого буду цитировать по переведенным в России книгам "Отношения любви. Норма и патология" и "Агрессия при расстройствах личности", и психиатру-клиницисту Дэвиду Шапиро, которого буду цитировать по книге "Neurotic Styles"*. Мне думается, будет лучше, если читатель сам убедится в том, что описание переживаний лермонтовских персонажей может занять достойное место среди клинических случаев в любом психоаналитическом труде или в исследовании по аналитической психологии.

СТРАСТИ-МОРДАСТИ ИЛИ МАСКИ-ШОУ, ВЕК XIX

"Вы человек иль демон?" - "Я? - игрок!"
- М.Ю. Лермонтов. Маскарад

Прежде всего, заметим, что в этой драме все фамилии говорящие, причем в данном случае преимущественно - на немецком. В переводе с немецкого языка имя баронессы Штраль (Strahl) означает луч (света - в данном случае скорее в переносном смысле). Шприх, от немецкого sprechen (говорить, разговаривать), - главный сплетник и разносчик слухов. Казарин, от английского hazard или французского hasard (риск, случай, азарт), - основной и самый опытный картежник. Фамилия Звездич в переводе на французский язык - vedette (звезда, в смысле знаменитость, причем, потомственная); к тому же это французское слово созвучно латинскому vindicta (виндикта, кара, мщение). Остаются всего два главных персонажа: Нина и Арбенин. Нина - грузинское имя, точный смысл которого не обнаружен; однако существует одна ассоциация - с Ниневией, разрушенной дотла столицей Ассирийского царства. А вот о фамилии Арбенин стоит сказать особо, так как ни на одном языке нельзя найти ни подходящих по смыслу значений, ни ассоциаций. Но все же почему фамилия главного героя Арбенин, а не какая-то другая? - Ответ на этот вопрос может нам дать только мифология. Как известно из греческой мифологии, бог Эреб (Ερεβος) был воплощением мрака, сыном Хаоса и братом Ночи. Именно с его именем созвучна фамилия Арбенин, именно этот бог в конечном счете приобретает над ним полную и безусловную власть. А теперь, закончив этот нелегкий, но благодарный труд, перейдем к анализу личности главного персонажа драмы - Евгения Александровича Арбенина, чтобы понять психологию его личности и мотивы его поступков, происходивших под диктовку его особой психопатологии (или "страстей", если так кому-то больше нравится).
Арбенин - игрок, то есть импульсивная личность. О характерных патологических чертах психопатической личности мы говорили в прошлой статье, пытаясь понять поведение Базарова. Но здесь перед нами совершенно иная разновидность психопатологии - импульсивная нарциссическая личность. В конце драмы Арбенин из ревности дает яд Нине, а узнав о ее невиновности, сходит с ума. Постараемся понять психологию этого, уже немолодого человека, который за несколько дней разрушил не только свое здоровье, и не только свою жизнь, но и жизнь и здоровье окружающих его ни в чем не повинных людей. Такое не могло произойти случайно, а так как людей, подобных Арбенину, немало и сегодня, займемся психологическим анализом этого персонажа, несмотря на то, что наше занятие больше будет напоминать разбор клинического случая, чем литературное исследование.
Итак, после долгого отсутствия у карточного стола появляется Арбенин. Вот как воспринимает Евгения Алексанровича давний приятель, игрок Казарин, знающий его очень хорошо:

Женился и богат, стал человек солидный,
Глядит ягненочком, - а право, тот же зверь*...
Мне скажут: можно отучиться,
Натуру победить. Дурак, кто говорит;
Пусть ангелом и притворится,
Да черт-то все в душе сидит.

Что же "звериного" в Арбенине? И почему  в его душе сидит черт? На этот вопрос он отвечает сам:

Я здесь давно знаком; и часто здесь, бывало,
Смотрел с волнением немым,
Как колесо вертелось счастья.
Один был вознесен, другой раздавлен им,
Я не завидовал, но и не знал участья:
Видал я много юношей, надежд,
И чувства полных, счастливых невежд
В науке жизни... пламенных душою,
Которых прежде цель была одна любовь...
Она погибла быстро предо мною,
И вот мне суждено увидеть это вновь.

Арбенин быстро перестал любить, стал ко всему равнодушен, но считает себя весьма искушенным в жизни. Почему? - Скорее всего, потому, что стал прекрасно разбираться в карточной игре, и свое искусство в игре проецирует на жизнь в целом. Насколько он прав? Казалось бы, карты - это карты. А жизнь - это жизнь. Именно так. Но есть единственное, но очень важное качество, которое их объединяет. И там, и там, происходит борьба, состязание, конкуренция. А значит, жизнь в той или иной мере становится игрой, то есть состязанием. Вот как Арбенин рассказывает о том, что нужно для того, чтобы научиться играть, а фактически - жить:

Два средства только есть:
Дать клятву за игру вовеки не садиться
Или опять сейчас же сесть.
Но чтобы здесь выигрывать решиться,
Вам надо кинуть все: родных, друзей и честь,
Вам надо испытать, ощупать беспристрастно
Свои способности и душу; по частям
Их разобрать, привыкнуть ясно
Читать на лицах чуть знакомых вам
Все побужденья, мысли; годы
Употребить на управленье рук,
Все презирать: закон людей, закон природы,
День думать, ночь играть, от мук не знать свободы,
И чтобы никто не понял ваших мук.
Не трепетать, когда близ вас искусством равный,
Удачи каждый миг постыдный ждать конец
И не краснеть, когда вам скажут явно:
              "Подлец!" (с.79).

С одной стороны, полное равнодушие и даже презрение к близким, к любви, к привязанностям. С другой - максимально глубокий самоанализ и самопознание. Подавление всех эмоций. В любой момент готовность к краху. И, наконец, полностью исключить стыд. То есть просто использовать окружающих так, как требуется, чтобы добиться успеха. А теперь предоставим слово Отто Кернбергу:

Нарциссические личности нуждаются в восхищении и бессознательно вымогают восхищение у других. Проецируя те же качества на партнера, они боятся, что их будут эксплуатировать и эмоционально "грабить". Поэтому они не переносят зависимости от них партнера. Обычную взаимность человеческих отношений они воспринимают как эксплуатацию и порабощение. Из-за конфликтов, связанных с бессознательной завистью, они не могут быть благодарны другому за то, что от него получают. Недостаток чувства благодарности препятствует развитию умения ценить полученную любовь.

Итак, чтобы добиться успеха в игре, нужно культивировать в себе нарциссическую личность. Разумеется, патологический нарциссизм в первую очередь, связан с ранней детской эмоциональной травмой и постоянным отвержением матерью. Поэтому воспитывать себя по рецепту Евгения Александровича получится далеко не у всех. Но у него получилось. Мы почти ничего не знаем о детстве Арбенина, кроме одной фразы, оброненной одной из его родственниц:

Уж, видно, есть над ним господнее проклятье;
Дурной был муж, дурной был сын... 

Какой он был сын, мы фактически ничего не знаем, а можем лишь догадываться по его отношению к женщинам и его нарциссическим откровениям. Но какой он муж, мы можем узнать непосредственно от него самого и от его жены. Вот что Арбенин говорит о своем браке:

И кто-то подал мне тогда совет лукавый
Жениться... чтоб иметь святое право
Уж никого на свете не любить;
И я нашел жену, покорное созданье,
Она была прекрасна и нежна,
Как агнец божий на закланье,
Мной к алтарю приведена...
И вдруг во мне забытый звук проснулся:
Я в душу мертвую свою
Взглянул... я увидал, что я ее люблю;
И стыдно молвить... ужаснулся!..
Опять мечты, опять любовь
В пустой груди бушуют на просторе;
Изломанный челнок, я снова брошен в море...

Так как Арбенин "стыдно молвить, ужаснулся", опять дадим слово Отто Кернбергу, чтобы понять, откуда этот ужас:

В той мере, в какой... нарциссическая личность испытывает чувство вины за свою неспособность ответить любовью на любовь, - в той же мере  у нее может усиливаться ощущение своей неполноценности, побуждающее к вторичным усилиям по защите от этого чувства вины. Эти усилия состоят в поиске таких дефектов у партнера, которые могли бы служить оправданием отсутствия взаимности.

Послушаем, что еще говорит о себе Арбенин:

...Я все видел,
Все перечувствовал, все понял, все узнал,
Любил я часто, чаще ненавидел,
И более всего страдал!
Сначала все хотел, потом все презирал я,
То сам себя не понимал я,
То мир меня не понимал.

И далее:

Я странствовал, играл, был ветрен и трудился,
Постиг друзей, коварную любовь,
Чинов я не хотел, а славы не добился.
Богат и без гроша был скукою томим,
Везде я видел зло и, гордый, перед ним
Нигде не преклонился.
Все, что осталось мне от жизни, это ты:
Созданье слабое, но ангел красоты:
Твоя любовь, улыбка, взор, дыханье...
Я человек: пока они мои,
Без них нет у меня ни счастья, ни души,
Ни чувства, ни существованья!

Итак, "Я человек, пока они мои...". А если "они не мои", тогда, получается, "я уже не человек". Выходит, прав Казарин: "все тот же зверь". И зверь, как мы увидим, очень страшный. Евгений Александрович, неплохо себя зная, предупреждает:
 
Послушай, Нина, я рожден
С душой, кипучею, как лава,
Покуда не растопится, тверда
Она, как камень... но плоха забава
С ее потоком встретиться! Тогда -
Не ожидай прощенья...

Сразу же послушаем простой и ясный клинический комментарий психоаналитика:

Нарциссическая ревность, активизируя агрессию, может ухудшить и без того шаткие отношения. Ревность, вызванная реальной или воображаемой изменой, может пробудить желание мести...

А вот мнение Нины:

О, если б нрав заране знала твой,
То верно б, не была твоей женой...
.....................................
Какая тут любовь? На что мне жизнь такая?

Хотя раньше Нина говорила иначе, скорее всего, по наивности, ибо еще не знала, как следует, нарциссическую личность Арбенина и, в частности, его жуткую ревность:

...Я готова
В деревне молодость свою я схороню,
Оставлю балы, пышность, моду
И эту скучную свободу.
Скажи лишь просто мне, как другу...
Положим, ты меня и любишь, но так мало,
Что даже не ревнуешь ни к кому!

Нине хотелось поиграть, по-женски пофлиртовать, почувствовать преклонение обожателей, и, конечно же, ревность мужа. Не играть Нине в такие игры скучно. Для нее это значит похоронить свою молодость. Почти то же самое говорила Татьяна Ларина Евгению Онегину, встретившись с ним в "свете":

...Сейчас отдать я рада
Всю эту ветошь маскарада,
Весь этот блеск, и шум, и чад
За полку книг, за дикий сад,
За наше бедное жилище,..

Но она говорила и многое другое, о чем я писал в предисловии к своему переводу книги Джеймса Холлиса "Перевал в середине пути" и о чем когда-нибудь можно сказать подробнее. Но, очевидно, нарциссизм юных провинциальных жен, стремящихся оказаться в центре внимания "света", разительно отличается от патологического нарциссизма импульсивного игрока:

Раз, в ночь одну, я все до капли проиграл, -
Тогда я знал уж цену злата,
Но цену жизни я не знал;
Я был в отчаянье - ушел и яду
Купил - и возвратился вновь
К игорному столу - в груди кипела кровь,
В одной руке держал я лимонаду
Стакан - в другой четверку пик:
Последний рубль в кармане дожидался
С заветным порошком - риск, право, был велик;
Но счастье вынесло - и в час я отыгрался!


Что же вообще произошло? Что привело Арбенина в ярость? Послушаем его:

Намеки колкие со всех сторон
Преследуют меня... я жалок им, смешон!
И где плоды моих усилий?
И где та власть, с которою порой
Казнил толпу я словом, остротой?..
Две женщины ее убили!

Нарциссическая личность потеряла ту власть, которой она добивалась всю свою жизнь, унижаясь, рискуя, в буквальном смысле слова поставив на карту свою жизнь. И, как считает Евгений Александрович, его власть "убили" две женщины, одна из которых его жена. Так что в данном случае потеря "любви" - это только симптом потери власти. А что касается его любви к жене, давайте еще раз послушаем его самого:

...О я ее люблю,
Люблю - и так неистово обманут...
Нет, людям я ее не уступлю...
И нас судить они не станут...
Я сам свершу свой страшный суд...
Я казнь ей отыщу...

И далее:

С тех пор хранил я этот порошок,
Среди волнений жизни трудной,
Как талисман таинственный и чудный,
Хранил на черный день, и день тот недалек.

И вот этот день наступил, и тогда Нина слышит от мужа:

...И ты, ты смеешь требовать любви!
А мало я любил тебя, скажи?
А этой нежности ты знала ль цену?

По всей вероятности, не знала. Зато точно знал Казарин:

Последний пункт осталось объяснить:
Ты любишь женщину... ты жертвуешь ей честью,
Богатством, дружбою и жизнью, может быть;
Ты окружил ее забавами и лестью,
Но ей за что тебя благодарить?
Ты это сделал все из страсти
И самолюбия отчасти, -
Чтоб ею обладать, пожертвовал ты все,
А не для счастия ее...

Какие еще могут быть комментарии? Только - специалистов. Предоставим слово им:

Партнер, ставший избранником нарциссической личности, за то, что восхищается его качествами, может быть быстро обесценен, так как его восхищение воспринимается как само собой разумеющееся. С другой стороны, партнер, способный любить, нередко вызывает у нарциссической личности мощную бессознательную зависть именно вследствие этой способности, отсутствующей у нарциссической личности, о чем ей прекрасно известно.

А также:

Крайняя форма ненависти требует физического устранения объекта и может выражаться в убийстве или радикальном обесценивании объекта, которое выражается в разрушении... всех отношений со значимыми другими, как это происходит у людей с антисоциальной структурой личности. Иногда эта форма выражается в самоубийстве, когда человек идентифицируется с ненавистным объектом, и самоуничтожение - единственный путь к устранению объекта.

Фактически, как мы знаем, Арбенин готов был совершить самоубийство. Тогда ему грозило разорение и полная потеря возможности обрести ту власть, которую, как ему кажется, он сейчас теряет с каждой минутой. И тогда, доставая заветный яд, чтобы убить Нину, он одновременно хочет, пусть бессознательно и на символическом уровне, совершить самоубийство, которое не совершил тогда. Потому что власть, которую он приобрел, оказалась химерой, плодом его нарциссических фантазий, которые разрушила даже не его жена, а "светские" слухи и сплетни. Чтобы лучше понять патологическую разрушительную и, как мы увидим позже, по форме импульсивную психическую активность Арбенина, предоставим слово Отто Кернбергу:

Чаще всего нарциссическая личность сама отыгрывает свое патологическое величие, одновременно проецируя обесцененную часть своей личности на партнера, безграничное восхищение которого подкрепляет его патологическую грандиозность и высокомерие...

Подоплекой потребности к разрушению реальности и близких отношений является бессознательная и сознательная зависть к объекту, в особенности к такому объекту, который сам не охвачен подобной ненавистью.

Под завистью к объекту и потребностью уничтожить и испортить все хорошее, что может исходить из контактов с ним, лежит бессознательная идентификация с первоначально ненавистным и необходимым - объектом. Зависть можно рассматривать и как источник примитивных форм ненависти...

То есть Арбенин, будучи патологической нарциссической личностью, бессознательно идентифицируется с Ниной. Отравив ее, он тем самым осуществляет свое намерение в прошлом убить себя, если проиграет. Он проиграл. И он реализует свой убийственный и одновременно суицидальный замысел. В таком случае возникает закономерный вопрос: почему ему не съесть отравленное мороженое вместе с Ниной? Почему не разыграть на свой лад "Ромео и Джульетту"?
Ответ многозначный. Во-первых, смерть, как известно, уравнивает. Как может Арбенин, нарциссическая личность, который раньше "казнил толпу... словом, остротой" уравнять себя с женой, которую он уже обесценил до уровня той же толпы? Это невозможно. Нет, он останется судьей, а заодно станет палачом в руках этой самой судьбы. Эти же мотивы можно найти и в психологии Печорина, и в психологии Базарова, и в психологии Раскольникова, но это предмет особого разговора. Во-вторых, в патологической психологии Арбенина немалую долю занимает садизм, то есть:

Садизм может быть частью... патологического нарциссизма, садомазохистской структуры личности, а иногда  - рационализированной, интеллектуализированной формой жестокости, включающей в себя желание унизить свой объект.

В-третьих:

Ненависть и неспособность выносить общение с объектом защищают человека от агрессивных претензий к этому объекту, паранойяльного страха перед ним и аутоагрессии при идентификации с объектом.

То есть, Арбенин бессознательно боится Нины, и вполне естественно: останься она живой, его нарциссическое величие и нарциссическая власть постоянно будут под угрозой, так что основания для паранойяльного страха, конечно же, существуют.
И, наконец, в четвертых. Не будем забывать о том, что Арбенин игрок, то есть - личность импульсивная. Чтобы понять психопатологию его стремительного поведения, необходимо понимать психологическую структуру импульсивной личности и ее отличие от нормальной. Для сравнения сопоставим эти две психодинамические характеристики:
В норме интеграция импульса (побуждения, прихоти) в общую структуру намерения и действия происходит так:

Процесс интеграции прихоти в структуру постоянных интересов дает одновременно несколько результатов. Во-первых, происходит превращение полусформированной прихоти в активное желание или намерение. Во-вторых, происходит реальное изменение и развитие содержания прихоти или импульса; интеграция с существующими интересами... изменяет прихоть, а активное планирование направления действия еще больше развивает и изменяет начальное желание. Третье последствие процесса интеграции - изменение установки по отношению к объекту.

А у импульсивной личности такая интеграция происходит совершенно по иному:

Так происходит обычный процесс интеграции импульса. Но в "упрощенно-сокращенном" интегративном процессе импульсивной личности ни один из этих результатов полностью не достигается. Не получая эмоциональной подпитки стабильных и продолжительных идей и интересов, прихоть не может развиться в стабильное и активное желание, намерение или выбор. Она остается мимолетным, неинтегрированным импульсом, лишенным ощущения намеренности. Так как содержание прихоти или импульса не изменяется благодаря стабильным целям или не обогащается... эмоциональными связями в процессе интеграции, оно остается пустым и примитивным и, не имея возможности укрепиться среди постоянных интересов, импульс подвергается случайному смещению. В конечном счете, импульсивная личность испытывает острое побуждение (там, где другие люди чувствуют более полноценное и стабильное намерение) и проявляет очень ограниченный интерес и осознание к независимым свойствам объекта своего влечения. Человек заинтересован не в объекте, а в собственном удовлетворении.

Наверное, этих доводов достаточно. Немного остановлюсь на последнем. В те далекие времена, когда Арбенин хотел решить свою судьбу с помощью яда, вряд ли он думал впоследствии использовать его для убийства. Скорее всего, он держал его для себя, на всякий случай. Но случилось то, что случилось, и мощный внутренний импульс, обусловленный защитой нарциссической личности, не нашел здоровой области психики, в которой мог найти критическое осмысление и таким образом, как-то изменить побуждение Арбенина. В его психике практически не было здорового места для интеграции в сознание и сдерживания этого импульса. Арбенин находился в пограничном состоянии и был обречен стать убийцей. Он был прав: выйдя за него замуж, Нина действительно была приговорена. Узнав о ее невиновности, он перешел из пограничного состояния в состояние психоза, о чем, собственно, и сказал доктор:

Он болен не шутя - и я не сомневаюсь,
Что в этой голове мучений было тьма -
Но если он сойдет с ума,
То я за жизнь его ручаюсь.



2. НЕУЛОВИМЫЕ МСТИТЕЛИ

Но в Петербурге кто не бледен, право?
Одна лишь старая княжна,
И то - румяны!
- М. Ю. Лермонтов. Маскарад

Наконец, несколько слов о "свете": тоже играл в свои игры, жертвами которых оказались супруги Арбенины. В принципе, все остальные персонажи в этой драме как бы являются вспомогательными действующими лицами, то есть, их характеры трудно назвать объемными, неоднозначными или сложными. Скорее они функциональны. Но если как следует поискать, даже в их функциональности и прямолинейности можно найти какие-то элементы психологии. Попробуем это сделать.
Страсти начинаются с того момента, когда маска, под которой развлекается баронесса Штраль ("светский" луч), дарит князю Звездичу браслет, подобранный ею на маскараде, который, как оказалось потом, принадлежит Нине. Казалось бы, почти невинная шалость, в худшем случае - непреднамеренная интрига, которая не выходит за рамки "светской" игры. Вообще, название драмы может нас вывести в иную психологическую плоскость, связанную уже не с индивидуальной, а социальной психологией, то есть с нормами, общественным мнением и "правилами игры" тех людей, к власти над которыми так стремился Арбенин. Вспомним его замечание о маске:

У маски ни души, ни званья нет, - есть тело,
И если маскою черты утаены,
То маску с чувств срывают смело.

Это действительно так. Вот, что мы узнаем, когда луч "света" баронессы Штраль попадает на Звездича:

Ты бесхарактерный, безнравственный, безбожный,
Самолюбивый, злой, но слабый человек,..
Наполнить хочешь жизнь, но бегаешь страстей,
Все хочешь ты иметь, а жертвовать не знаешь,
Людей без гордости и сердца презираешь,
А сам игрушка тех людей.

Без маски такое не скажешь. А скрываясь под маской, можно. Об этом собственно, и говорит Арбенин. Мы привыкли к нашим конвенциональным социальным маскам, то есть социальным нормам поведения. Лермонтов нашел способ раскрыть истинные чувства, и вообще подлинную психологию человека, заставив некоторых своих персонажей надеть маски. Точнее говоря, речь идет непосредственно о баронессе Штраль и, может быть, косвенно о Нине. Только скрыв под маской лицо, баронесса может не только раскрыть свои подлинные чувства, но и нарушить конвенциональные "светские" нормы. Так ведет себя луч "света" в темном психологическом царстве, в котором постоянно идет игра в борьбу за власть.
Попробуем ответить на вопрос: почему в драме "Маскарад" из всех основных персонажей в маске оказывается лишь баронесса Штраль. Во-первых, как известно, она луч "света", т.е. квинтэссенция лицемерия. Во-вторых, она, луч света, находит утерянный Ниной браслет. В-третьих, это женщина в возрасте, но ее по-прежнему тянет к молодым мужчинам, так что она может успешно их завлекать, только надев маску, ибо:

Подумаешь, зачем живем мы? Для того ли,
Чтоб вечно угождать на чуждый нрав
И рабствовать всегда!...
Что ныне женщина? Создание без воли,
Игрушка для страстей иль прихотей других!
...............................................
В груди ее порой бушует страсть,
Боязнь, рассудок, мысли гонит,
И если как-нибудь, забывши света власть,
Она покров с нее уронит
Предастся чувствам всей душой -
Тогда прости и счастье и покой!
Свет тут... он тайны знать не хочет! Он по виду,
По платью встретит честность и порок, -
Но не снесет приличиям обиду,
И в наказаниях жесток!...

Так что, в-четвертых, всплывает очень давняя и одновременно очень современная женская тема. Баронесса Штраль отыгрывает свою подчиненную, унизительную роль женщины, сначала высказывая в лицо князю Звездичу все, что она о нем думает, а потом делая из него светскую жертву. Она очень точно характеризует Звездича. Прибавить почти нечего, разве что подчеркнуть, что из всех присутствующих он самый невежественный, самый прямолинейный и самый глупый - идеальная жертва для мести нарциссической светской женщины, которая хочет так тряхнуть своей молодостью.
  Итак, Штраль мстит патриархальному свету за униженное положение женщины, и делает это руками Арбенина. Жертвой ее мести сначала становится Звездич, затем Нина. Именно эти люди оказываются "лишними" для света, о чем недвусмысленно: чаще - прямо, реже - косвенно говорится в драме. Чтобы в этом убедиться, пройдемся еще раз по описанию Лермонтовым основных персонажей драмы и увидим, кто останется "на свету", а кто покинул или покинет его навсегда. 
Начнем со Шприха. По словам Казарина,

Со всеми он знаком, везде ему есть дело,
Все помнит, знает все, в заботе целый век,
Был бит не раз, с безбожником - безбожник,
С святошей - иезуит, меж нами - злой картежник,
А с честными людьми - пречестный человек.

Разве такой человек может быть лишним в свете? - Конечно, нет. А вот что говорит Казарин о себе, совершенно не стесняясь:

Что не толкуй Вольтер или Декарт,
Мир для меня - колода карт;
Жизнь  - банк; рок мечет, я играю,
И правила игры я к людям применяю.
И вот теперь пример,...
Пусть разом тысячу я на туза поставил...
Положим, что случайно...
Он выиграл - я очень рад;
Но все туза благодарить не стану
И молча загребу свой клад,...
А там итоги свел
И карту смятую - под стол!..

Не обойдется свет и без Казарина. Остался бы и Арбенин, не сойди он с ума, ибо после смерти Нины Казарин ему говорит:

Да полно брат, личину ты сними,
Не опускай так важно взоры.
Ведь это хорошо с людьми,
Для публики, - а мы с тобой актеры...

Но психоз такой патологической нарциссической личности вряд ли закончится скоро и без последствий. Так что Арбенин, скорее всего - "слабое звено".
Наверное "слабым звеном" оказалась и баронесса Штраль, которая сначала уверяла:

Нет, я себя спасу, хотя б за счет другой
От этого стыда...

Но, как мы знаем, не спасла, даже за счет другой, поэтому:

Но я была причиной зла,
И, свет навеки покидая,
...................................
Я перенесть свой стыд готова,
Я не спасла себя...

И, наконец, самое "слабое звено" из оставшихся в живых - это князь Звездич. Вот что пророчит ему Арбенин, прилюдно бросивший ему карты в лицо и обвинивший его в нечестной игре:

Да, честь не возвратится.
Преграда рушена между добром и злом,
И от тебя весь свет с презреньем отвратится,
Отныне ты пойдешь отверженца путем,
Кровавых слез познаешь сладость,
И счастье ближних будет в тягость
Твой душе, и мыслить об одном
Ты будешь день и ночь, и постепенно чувства
Любви, прекрасного погаснут и умрут,
И счастья не отдаст тебе ничье искусство!
Все шумные друзья как листья отпадут...

Звездич, разумеется, с ним согласен:

Он без ума... счастлив... а я? навек лишен
Спокойствия и чести!

Вот, собственно, и все. Супругам Арбениным и князю Звездичу было скучно, им захотелось побыть в обществе и "поиграть". В итоге: один труп, один психоз и один изгой. Теперь, наверное, становится понятнее, что значит неудачливый игрок в анамнезе Одинцовой. Об этом шла речь в моей предыдущей статье. Но опять же, бывает и по-иному. Послушаем Казарина:

Как многие достигли до чинов,
Из грязи
Вошли со знатью в связи,
А все ведь отчего - умели сохранять
Приличие во всем, блюсти свои законы,
Держались правил... глядь!
При них и честь и миллионы!..

Так что все-таки будем оптимистами.

Литература: М. Ю. Лермонтов, Маскарад, М., 1968; Й. Хейзинга, Нomo Ludens, М., 1992; А.С. Пушкин, Евгений Онегин, М., 1986; Д. Холлис, Перевал в середине пути. Кризис среднего возраста, М., 2002; О. Кернберг, Отношения любви. Норма и патология, М., 2004; О. Кернберг, Агрессия при расстройствах личности", М., 1998; David Shapiro, Neurotic Styles, NY, Basic Books, 1999.