Книги в моем переводе

The Ravaged Bridegroom. Second edition

Автор:
Мэрион Вудман

Объем: 252 стр.

Посмотреть все книги

Мертвая душа: образы романиста Жукопова и киноактрисы в романе "Мастер и Маргарита"

В. Мершавка

                            

 

Часть 1. Романист Жукопов

 

В этой короткой статье я постараюсь раскрыть прототипы двух персонажей, о которых М. А. Булгаков только упомянул. У одного из них известна хотя бы фамилия, у другой нет и ее. Вот самое "многословное" описание этой пары, танцующей на поминках Берлиоза:

 

…заплясал Жукопов-романист с какой-то киноактрисой в желтом платье. [1]

 

И это самая большая информация, которую можно почерпнуть из романа, потому что в более ранних его версиях эта фраза присутствует в более сокращенном варианте:

 

…знаменитый романист Жукопов с киноактрисой…

 

Значит, нам известна фамилия мужского персонажа и его профессия – романист. Но, может быть, Михаил Афанасьевич имел в виду не профессию, а что-то другое?.. Думаю, скоро нам станет это ясно. Начнем с фамилии. Никакие поиски в литературном и политическом эстеблишменте того времени не дают результатов, позволяющих надеяться на более-менее достоверную расшифровку данного образа. Но вспомнив о том, что Булгаков знал немецкий язык, а мастер в его романе был переводчиком, можно попробовать поискать в этом направлении. Наводит на эту мысль загадочное «усложнение» простой русской фамилии Жуков, которое побуждает задуматься: писателю было важно окончание «копов» или «копф», а в переводе с немецкого языка Kopf – это голова. Таким образом, ключ лежит не на поверхности, в начале фамилии – образующем слове «жук», а в ее конце. Но и начало слова тоже не пропадает даром: немецкий предлог Zu указывает на направление или на конечный пункт движения, то есть к, на, в.

Таким образом, в нашем «переводе» с немецкого фамилия Жукопов означает «На голове». Это уже даже не подсказка, а прямое указание на то, что речь идет о видном большевистском деятеле Александре Гавриловиче Шляпникове.

Вообще в романе «Мастер и Маргарита» Булгаков уделяет особое значение образу головы (как и образу смерти). Эта связь очень сложная, ассоциативная, причем практически всегда она присутствует между реальными, историческими и вымышленными персонажами. Только проследив эту связь, можно уловить булгаковскую логику в романе «Мастер и Маргарита». Но, во-первых, это не всегда удается, а во-вторых, уже никто и никогда не даст гарантии, что писатель использовал именно эти ассоциативные связи. Сейчас мы затронули лишь малую их толику. Но в дальнейшем мы практически станем на нее опираться при исследовании ключевых эпизодов романа и расшифровке других его образов.      

 А теперь приведу краткую биографию Шляпникова:

         
        

 

Рис. 1. Александр Шляпников

 Александр Гаврилович Шляпников (1885-1937) – российский революционер, советский государственный деятель, лидер группы «рабочей оппозиции».

Получив чрезвычайные полномочия, Шляпников был направлен на юг России, чтобы, по словам Ленина, «выкачать оттуда хлеб».

В 1918 г. был назначен членом РВС Южного фронта, председателем РВС Каспийско-Кавказского фронта, затем членом РВС 16-й армии Западного фронта.

В 1920 г. отозван для работы в ВЦСПС.

Шляпников выступал против Троцкого с его идеей о милитаризации трудовой жизни страны, принял активное участие в дискуссии о профсоюзах. Шляпников и Коллонтай возглавили группу «рабочей оппозиции», заявив, что задачей профсоюзов является организация управления народным хозяйством, лишив этой функции партию, – точка зрения, резко раскритикованная в ходе дискуссии и на Х съезде РКП(б) Лениным.

В 1923 г. Шляпников открыто выступил с критикой ЦК по вопросам экономического положения, внутрипартийной и рабочей демократии, после чего был отправлен на дипломатическую работу. [2]

 

Кому интересно, тот может найти в литературе и интернете более подробные биографические данные Шляпникова. С точки зрения исследования романа «Мастер и Маргарита», интерес вызывают следующие факты его биографии:

1)           Пребывание на посту члена РВС Каспийско-Кавказского фронта (как раз в это время произошла чудесная история о «героической» гибели 26 бакинских комиссаров);

2)           Его связь с Александрой Коллонтай.

 

Впрочем, есть еще одна немаловажная деталь: в 1923-1931 гг. вышли в свет его воспоминания «Семнадцатый год». Так что только за этот литературный опус Александр Гаврилович уже вполне заслуженно назван «романистом». Но произведения Булгакова, особенно его роман «Мастер и Маргарита» практически не бывают односложными. И случай «романиста» Шляпникова – не исключение.

Обратимся к фрагментам книги Е. Арсеньевой «Дорогу крылатому Эросу», в которой она очень живо и увлекательно описывает биографию Александры Коллонтай:

 

Новый предмет коллонтаевской страсти звался Александром Шляпниковым (кличка Беленин). Он был большевиком, то есть стоял на иной политической платформе, чем Александра. Но ни это, ни тринадцатилетняя разница в возрасте (в пользу Александры… вернее, во вред: ей тридцать девять, ему двадцать шесть) не помешали бурному роману. Она становилась девчонкой в любви – счастливое, блаженное свойство! Только благодаря ему женщина может сохранить молодость надолго… почти навсегда….

….Связь со Шляпниковым приносила не только телесные приятности. Владимир Ильич, всегда воспринимавший Александру с некоторой насмешливой небрежностью (при всех его недостатках у него был хороший вкус, вульгарщины и истерии не выносил, а наша героиня именно этими своими качествами славилась, именно этими качествами привлекала к себе как мужчин-любовников, так и женщин-митингующих), резко изменил к ней отношение. С его, ленинской, точки зрения, смена Маслова на Шляпникова означала прежде всего смену идеологического курса!..

…«Я не хотел расставаться с тобой, – напишет ей Шляпников во время одного из таких стремительных разъездов, – потому что еще очень люблю тебя и потому, что хочу сохранить в тебе друга. Я не хочу убивать в себе это красивое чувство и не могу видеть и чувствовать, что ты убиваешь теперь эту любовь ко мне только в угоду предвзятой идее «на условии соединить любовь и дело». Какой же ложью звучат теперь эти слова, и что должен думать я! О, какой цинизм!.. Любящий тебя Санька»…

…Она звала его Санькой, а он ее – Шуркой, он говорил, что ей всегда восемнадцать… Но эта чудная, легкая любовная лодка разбилась о борьбу за равноправие женщин. Без Шляпникова Александре было тоскливо, а рядом он мешал.[3]

 

Эти фрагменты проливают свет на второй смысл слова «роман», а значит, – и на его смысловую производную «романист», которая не слишком укладывается в правила русского языка, зато прекрасно соответствует историческим фактам. О них и раньше мало кто знал, а теперь они вместе с другими культурно-историческими осколками, крайне быстро погружаются в бездну небывальщины. А вместе с ними – и надежда на более-менее пристойную расшифровку романа «Мастер и Маргарита».

Что же касается «Жукопова»-Шляпникова, то его жизнь закончилась так:    

 

В 1933 г. Шляпников был исключен из партии, в 1934 г. административно выслан в Карелию, в 1935 г. за принадлежность к «рабочей оппозиции» осуждён на 5 лет – наказание, замененное ссылкой в Астрахань.

В 1936 г. вновь арестован и по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР расстрелян.[4]

 
Несомненно, он слишком много знал, в 1918 году занимая пост члена РВС Каспийско-Кавказского фронта. Но Айзербайджан, Баку и «26 бакинских комиссаров» в 1918 году – это уже совершенно другая история.  

 

 
[1] М. А. Булгаков. «Мастер и Маргарита» с. 687; в сб «Мой бедный, бедный мастер…». Полное собрание редакций и вариантов романа. Окончательная редакция. 

[2] http://ru.wikipedia.org/wiki/Шляпников,_Александр_Гаврилович

[3] Е. Арсеньева, «Дорогу крылатому Эросу», М., ЭКСМО, 2005

[4] http://ru.wikipedia.org/wiki/Шляпников,_Александр_Гаврилович