Книги в моем переводе

Мертвая душа: жизнь и судьба Фанни Ройтблатт-Каплан

В. Мершавка, В. Орлов

 

Его превосходительство
Любил домашних птиц
И брал под покровительство
Хорошеньких девиц!!!

М. Булгаков «Мастер и Маргарита»

Введение

В истории России иногда встречаются персонажи, овеянные покровом тайны. Вообще говоря, под покровом тайны находятся практически все исторические фигуры, но даже среди них выделяются отдельные личности, которые своей загадочностью привлекают внимание историков. Похоже, теперь, наконец, наступает то время, когда они начинают все больше привлекать внимание психологов.

Вне всякого сомнения, одной из таких исторических фигур является Фейга-Дора-Фаня-Фанни Ефимовна-Хаимовна-Файвеловна Каплан-Ройд-Ройтблат-Ройдман. Эта женщина привлекла наше внимание, в первую очередь, по двум причинам: во-первых, во всех школьных учебниках истории и даже в более серьезных исторических трудах ее обвиняли в том, что именно она покушалась на убийство Владимира Ульянова-Ленина и стреляла в него, иногда, правда, тут же упоминая о ее чрезвычайно плохом зрении. Упоминают историки и о том, что траектории выстрелов никак не соотносятся с тем местом, на котором схватили Каплан (по свидетельству очевидцев, та никуда бежать не собиралась). Во-вторых, несомненно, привлекает к себе внимание ужасная смерть Фанни Каплан, которую сожгли в бочке из-под бензина без всякого суда и при минимальном «следствии», которое за неполных четверо суток (!) провели Лацис, Аванесов и Свердлов (30 августа 1918 г. было совершено покушение, а 3 сентября 1918 года в 16.00 Каплан была расстреляна в Кремлевском гараже и сожжена в бочке из-под бензина). Есть и много других, более мелких фактов, покрытых мраком, как, например, совершенные на скорую руку допросы Каплан, а также ее возможное близкое знакомство с братом Владимира Ульянова-Ленина – Дмитрием Ульяновым.

Как всегда бывает в таких случаях, факты, которые упорно пытаются скрыть, обрастают множеством небылиц, легенд и домыслов. Приведем некоторые из них:

С советских времен существовало много легенд, согласно которым Фанни Каплан не была расстреляна; существует несколько противоречивых версий о том, как ей удалось избежать расстрела и о ее последующей жизни. Так, например, свидетели утверждали, что видели Фанни Каплан в Соловках. Эта версия опровергается мемуарами коменданта Кремля П. Малькова, который совершенно определенно писал, что Каплан была расстреляна им лично. Хотя достоверность этих мемуаров сама по себе подвергается сомнению, но все же версия об оставлении Каплан в живых выглядит неправдоподобно – не просматривается никаких причин для такого шага. К тому же есть воспоминания Демьяна Бедного, который подтверждает, что видел расстрел.[1]

Эту и другие легенды о «выжившей» Фанни Каплан приводит Н. А. Зенькович в своей замечательной книге «Покушения и инсценировки: от Ленина до Ельцина»:

…Находятся люди, видевшие «неистовую Фанни» после... ее расстрела, игравшую в мяч во дворе тюрем в Верхнеуральске и Златоусте, вязавшую чулок в камере суздальской темницы, слушавшую репродуктор и читавшую газеты в других, тоже не столь отдаленных местах. Люди, рассказывавшие мне об этом, ссылались на знакомых охранников, надзирателей, которые когда-то делились с ними важной тайной. По одной версии террористку выпустили в конце мая 1945 года. Это была полуслепая больная женщина. Умерла она якобы в 1947 году, прожив на свободе немногим более года. О том, что она стреляла в Ленина, Каплан узнала только на следствии. В действительности Фанни находилась на противоположном от завода Михельсона конце Москвы. Следователи, мол, и не настаивали на том, что именно она готовила теракт. Просто ее осудили как эсерку, арестованную в числе других по подозрению в покушении.

Автором другой версии является бывший прокурор отдела по надзору за местами заключения Челябинской областной прокуратуры Иосиф Наумов. Его отец, работавший вместе с Орджоникидзе и Пятаковьм, сказал как-то сыну, что по распоряжению Ленина Каплан не расстреляли, а осудили на пожизненное заключение. Став прокурором, Наумов в 1942 году осматривал камеры в Верхнеуральской тюрьме. Сопровождавшие надзиратели сказали, что в одной из лучших камер – 25 кв, м, два больших окна с решетками, деревянный стол и стул – до 1939 года содержалась Фанни Каплан. Отсюда, после того как тюрьму законсервировали, Каплан вывезли в Соликамск. Вместе с ней якобы уехали Радек и Сокольников.

После посещения Верхнеуральской тюрьмы Наумов поинтересовался судьбой Каплан у начальника тюремного отдела областного управления НКВД. Тот долго молчал, а потом сурово спросил у любопытного молодого прокурора:

– А разве вам не известно, что это особая государственная тайна? Все это, как говорится, из серии «Хотите верьте, хотите нет». Находились очевидцы, якобы встречавшие Фанни Каплан то в Сибири, то на Урале, то в Воркуте, а то и на Соловках. Одни уверяли меня, что видели террористку в роли сотрудницы тюремной канцелярии, другие – в роли библиотекарши. Я согласно кивал головой, записывал полученные сведения в тетрадку, не веря услышанному. Но служебное положение принуждало фиксировать все самые невероятные факты.

Обращение в закрытые тогда архивы потрясло. Мне показали протокол допроса Новикова В. А., заявившего в 1937 году, что он встречал Фанни на прогулке в тюремном дворе в Свердловске в 1932 году. Личность Новикова представляла интерес еще и потому, что он проходил по делу как участник покушения на Ленина в 1918 году. Из показаний Новикова следовало, что он встретил Каплан в июле 1932 года во время прогулки в тюремном дворе. Каплан шла в сопровождении конвоира. Несмотря на то что она сильно изменилась, Новиков сразу ее узнал. Однако переговорить с ней ему не удалось. На допросе Новиков сказал, что ему неизвестно, узнала она его или нет, во всяком случае, вида не подала. Все еще сомневаясь в том, что встретил Фанни Каплан, Новиков решил проверить это.

В свердловской тюрьме содержался некто Кожаринов, которого привлекли к работе в качестве переписчика. Новиков обратился к нему с просьбой посмотреть списки заключенных. Через некоторое время Кожаринов сообщил Новикову: действительно, в списках Свердловской тюрьмы числится направленная из политизолятора в ссылку Каплан Фаня. Но под другой фамилией – Ройд Фаня.

Допрашивавшие В. А. Новикова начальник 4-го отделения 4-го отдела УГБ УНКВД Ленинградской области лейтенант госбезопасности и оперуполномоченный этого же подразделения сержант госбезопасности (подписи неразборчивы) спросили: от кого и что именно слышал он о Каплан в 1937 году?

Новиков назвал еще одного свидетеля, который якобы видел Каплан через... 19 лет после ее расстрела. «15 ноября 1937 года я был переведен из Мурманской тюрьмы в Ленинградскую на Нижегородскую ул., – показывал допрашиваемый. – Находясь там в одной камере с заключенным Матвеевым, у меня с ним возник разговор о моей прошлой эсеровской деятельности и, в частности, о Каплан Фане. Матвеев, отбывавший наказание в сибирских лагерях, сказал мне, что он знает о том, что Каплан Фаня – участница покушения на В. И. Ленина – работает в управлении Сиблага в Новосибирске в качестве вольнонаемного работника».

В декабре 1937 года в Свердловск и Новосибирск поступили запросы из Москвы за подписью заместителя наркома внутренних дел СССР Фриновского с требованием проверить сведения, изложенные Новиковым. В смерть Каплан, похоже, не очень-то верили и на самом верху НКВД. Однако из Свердловска и Новосибирска пришли ответы, не подтверждавшие утверждения бывшего эсера-террориста. Проверку произвели тщательную, изучили все картотеки, материалы конвойного полка. Результат один: «Не установлено ни одного арестованного, сходного с Ройд Фаней».

И тем не менее красивая легенда живет до сих пор. То в одном, то в другом издании появляются сообщения о людях, видевших Каплан через много лет после ее расстрела в Кремле. И вновь говорят о том, что она носила другую фамилию. Сколько же их у нее было? [2]

 

Версия о пребывании Фанни в Соловках нашла свое отражение в лучшем русском романе XX века, а именно – бессмертном романе Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита». Несколько позже мы обратимся к этим эпизодам, а пока рассмотрим другие версии.

В настоящее время имеет место активное распространение версии, по которой Фанни Каплан не причастна к покушению на Ленина, в действительности осуществлённому сотрудниками ВЧК. Последние исторические исследования опровергают то, что Фанни Каплан была причастна к партии эсеров, а также то, что она якобы стреляла в Ленина. Учитывая то, как слабо она видела, стрелять в Ленина она не могла не только практически, но и теоретически. Между тем рентгеновские снимки подтверждают, что, по крайней мере, три пули попали в Ленина. По мнению ряда историков, стреляли в Ленина Л. Коноплева и матрос Протопопов по приказу Свердлова. Каплан же стала «козлом отпущения», на которую все и свалили. По мнению этих же историков, к теракту в Киевском отеле Каплан была не причастна, что подтверждается архивными документами. Источник: документальный фильм «Кто стрелял в Ленина». Такая версия получила распространение уже после распада СССР, официально виновность Каплан в покушении сомнению никогда не подвергалась.[3]

Мы как раз будем придерживаться именно этой версии, но с определенными оговорками. Мы действительно считаем, что Фанни Каплан не стреляла в Ульянова-Ленина, но вопрос о ее причастности мы оставляем открытым. Нас вообще не интересует, кто именно стрелял во Владимира Ульянова, так как это в любом случае были исполнители. Нас интересует, кто был заказчиком этого преступления, у кого были мотивы убрать из жизни или хотя бы из политической жизни Владимира Ульянова-Ленина, и кому, в общем-то, удалось это сделать. Однако в силу ограниченного объема данной статьи, посвященной именно Фейге Ройтблатт-Каплан, мы не будем подробно анализировать политическую ситуацию того исторического момента, а сконцентрируемся на личности пострадавшей, ее отношениях с известными историческими лицами и самих событиях: на покушении на Ульянова-Ленина и на ужасной казни Каплан. Повторяем: в первую очередь нас будут интересовать психологические мотивы главных действующих лиц, но никак не исполнителей.

Начнем с лингвистического и семантического анализа девической фамилии имени и отчества Фейги Ройтблат, которая в будущем стала Фанни Каплан.

 

Часть 1. Фейга Ефимовна Ройтблат.
Лингвистическо-семантический анализ имени

Рис. 1

Фанни Каплан в 1918 году;

в 1906 году

Фанни Ефимовна Каплан, а точнее Фейга Хаимовна Ройтблат родилась 10 февраля 1890 года в Волынской губернии – 3 сентября 1918, Москва. Она считается участницей российского революционного движения, известной, главным образом, в качестве исполнительницы покушения на жизнь Ленина.

В различных источниках упоминается под именами Фанни, Фаня, Дора и Фейга, отчествами Ефимовна, Хаимовна и Файвеловна, фамилиями Каплан, Ройд, Ройтблат и Ройдман. У нескольких авторов она фигурирует в числе персонажей пьес (Венедикт Ерофеев, Елена Исаева).[4]

 

А теперь займемся лингвистическим, семантическим и отчасти психологическим анализом всех имен, фамилий и отчеств, которые у Фейги Ройтблат были от рождения:

По своему значению и происхождению имя Дора означает «Дарованная». Имя возникло как сокращение от греческого имени Доротея, «Дарованная Богом», или от имени Исидора – «Дарованная Изидой».

На идиш имя «Фейге» означает «птица» (варианты: Фейги, Фейгел, Фейга).

Имя Фаня, Фанни. (др.-евр.) означает «умная», «умница» В переводе с английского языка Fanny означает: 1) жестянка; банка; бачок 2) зад, задница; мягкое место 3) женские половые органы 4) небылица; болтовня 5) плести небылицы; заговаривать, вводить в заблуждение, обманывать

Здесь можно добавить любопытный факт. Даже в России хорошо помнят, что экономический кризис начался с того, что в США он начался с того, что обанкротились второе по величине ипотечное агентство, одно из которых называлось Federal National Mortgage Association (FNMA), чаще всего известное как Fannie Mae (NYSE: FNM) – крупнейшее американское ипотечное агентство. Штаб-квартира – в Вашингтоне, а произносилось как «Фэнни Мэй». Точно также произносится словосочетание, которое пишется, чуть иначе, зато разительно отличается по своему смыслу? «fanny may» – «возможен обман» или просто «задница». Остается лишь удивляться тому, что американцы не обращают на такой явный «пиар».

 

Проведем такой же анализ отчества Ройтблат: 

Файвеловна: fay 1) [англ]. употребляется только в клятвенных заявлениях, заверениях by / upon my fay! – честное слово!, клянусь честью! 2) фея, волшебница; 3) годиться, точно подходить, быть впору: Fay-well – очень подходящая

Хаимовна: Хаим – (от древнееврейского) жизнь, живой. Хаймовна (букв.) – живая в прошлом

Ефимовна: Имя Ефим происходит от древнегреческого «эуфемос» и означает «благочестивый», «благодушный». 

А теперь постараемся найти буквальные значения фамилии Ройтблат:

По мнению Ярослава Леонтьева, фамилия Ройтблат в переводе с идиша созвучна словосочетанию «КРАСНАЯ КРОВЬ». Такой же перевод может быть и с немецкого языка, если второй слог этой фамилии переводить как Blut (нем.) кровь. Но возможен и другой вариант перевода:

Rot (нем.) 1) красный цвет; красное; 2) румянец 3) румяна 4) красная масть; черви (♥) – причем, этот знак означает не только масть в картах, но и сердце, и сердечную привязанность, любовь.

Blatt, Blätter (нем.) 1) лист; лепесток, ein unbeschriebenes Blatt — чистый лист бумаги; нетронутый [наивный, неопытный, неиспорченный] человек; человек, о котором пока ещё ничего неизвестно vom Blatt spielen [singen, übersetzen] – играть [петь, переводить] с листа (без подготовки) 3) газета; журнал 4) картин(к)а, иллюстрация; репродукция; гравюра 5) карта (игральная) alles auf ein Blatt setzen – поставить на карту всё, рискнуть всем 6) слой (теста); лист (резины, металла) 7) пластина; верхняя доска (стола); полотно (пилы); лопасть (весла, пропеллера); бёрдо 8) лист

Таким, образом, один из буквальных переводов фамилии Ройтблат с немецкого – «красный лист». А красный лист уже сам по себе является символом хотя бы потому, что красный кленовый лист – это составная часть канадского флага.

 

Рис. 2. Флаг Канады

 

Клён (лат. Ácer) – род древесных и кустарниковых растений семейства Сапиндовые (Sapindaceae), ранее помещался в семейство Клёновые (Aceraceae). Широко распространён в Европе, Азии и Северной Америке.

Клен (нем.) Ahorn. А horn (англ.) – рог (в том числе символ супружеской измены), труба.

Клен (лат. Acer) maple

К слову, Acer – очень хорошо известная тайваньская компания по производству компьютерной техники и электроники. Посмотрите на свои ноутбуки. – Сплошь и рядом.

Клен (фр.) érable; слово, которое можно разложить так: – hé (Эй!) 1) râble (кочерга; скребок; гребок; мешалка); 2) râblé широкозадый. То есть: эй, кочерга или эй, толстож…пая.

 

Заметим, что на флаге контур листа воспроизведен не совсем точно. В действительности он имеет более сложную форму:

Рис. 3. Кленовый лист

Рис. 4. Эмблема профессиональной канадской хоккейной команды «Toronto Maple Leafs» – «Кленовые листья Торонто»

 

Глядя на очертания собственно кленового листа, становится хорошо видно, что они гораздо больше напоминают пятиконечную звезду, чем на канадском флаге.

 

Пятиконечная звезда

Пятиконечная звезда – один из древнейших символов-идеограмм. Образуется соединением линий одинаковой длины под углами в 36° в каждой точке. Продолжение линий внутрь звезды до схождения линий вместе образовывает пентаграмму. Пятиконечная звезда является важным религиозным и идеологическим знаком, и потому широко используется, как символ в странах всего мира.

 

Символика пятиконечной звезды

  • В христианской религии, именно пятиконечная звезда, наиболее часто символизирует Вифлеемскую звезду и является Рождественским украшением;
  • В исламе звезда символизирует соединение пяти основных столпов религии;
  • Окрашенная в зелёный цвет пятиконечная звезда, является символом движения Эсперанто;
  • Звезда, лучи которой окрашены в разные цвета, является символом друзов;
  • Пятиконечная красная или золотая звезда – символы Красной армии и всего СССР.[5]
  • В государственном гербе Латвии пятиконечные звезды являются символом отдельных исторических областей.

 

Автором символа Красной Армии – красной пятиконечной звезды («марсовой звезды») и инициатором создания индивидуальной награды особо отличившимся на фронтах Гражданской войны – ордена Красного Знамени является Никола?й Ильи?ч Подво?йский – революционер, большевик, советский партийный и государственный деятель.[6] В какой-то другой статье мы о нем скажем больше, а в этой лишь отметим, что его дочь Нина Николаевна Подвойская (1919–1996) была женой сына Якова Мовшовича СвердловаАндрея Свердлова.[7]

 

Пентаграмма

Пентагра?мма (пентальфа, пентагерон; греч. πεντ?γραμμον от π?ντε – «пять» и γρ?μμα – «черта, линия» – правильный пятиугольник, на каждой стороне которого построены равнобедренные треугольники, равные по высоте.[8]

 

 

 

 

Рис. 5. Пентаграмма

Рис. 6. Пентагон

 

Прежде всего, заметим, что в центре пентаграммы находится правильный пятиугольник: именно такую форму имеет здание Пентагона.

Таким образом, мы видим, что прямую ассоциативную связь с фамилией Ройтблатт имеет не только канадский флаг, но и здание министерства обороны США, крупнейшего офисного здания в мире.[9] 

Более подробно о символике пентаграммы можно прочитать, например, в Википедии[10]. Мы же обратим внимание лишь на ее оккультный, каббалистический смысл, который имеет гораздо более серьезное значение для понимания тех событий, которые еще совсем недавно в истории назывались Великой Октябрьской Социалистической Революцией.

 

Перевёрнутая пентаграмма

 

Лучше всего о символе перевернутой пентаграммы сказано в приведенной ниже цитате из книги Элифаса Леви:

Мы приступаем к объяснению и посвящению Святой и Таинственной Пентаграммы. Так что, пусть все безразличные и суеверные закроют книгу; они не увидят ничего, кроме тьмы, или же будут возмущены. Пентаграмма, которая в гностических школах называется Пылающей Звездой, является знаком интеллектуального всемогущества и самодержавия. Это Звезда Магов; это знак Слова, создавшего плоть, и, согласно направлению ее лучей, этот абсолютный магический символ представляет упорядоченность, либо беспорядок, Священного Ягненка Ормузда и Святого Иоанна, либо проклятого Козла Мендеса. Это освящение или профанация; это Люцифер или Венера, звезда утренняя или вечерняя. Это Мария или Лилит, победа или смерть, день или ночь. Пентаграмма с двумя восходящими концами представляет Сатану в виде козла на шабаше; когда восходит один конец – это знак Спасителя.

– Элифас Леви, «Учение и ритуал Высшей магии»

Рис. 7. Знак Бафомета из книги «La Clef de la Magie Noire» Станислава де Гуайта

 

Таким образом, с подачи Элифаса Леви, перевернутая пентаграмма стала символом Сатаны, и эта версия прочтения перевернутой пентаграммы очень скоро закрепилась за символом. Так главный символ сатанизма – сигил Бафомета (англ. Sigil of Baphomet; пятиконечная звезда с тремя вершинами, указывающими вниз, и со вписанной в нее головой козла). Церковь Сатаны, первая и самая крупная официально зарегистрированная сатанинская организация (основана в 1966 году), использует знак Бафомета в качестве своего символа (по данным организации, печать Бафомета является зарегистрированной торговой маркой Церкви Сатаны с 1983 года.).

В то же время есть мнение, что связь перевернутой пентаграммы с Сатаной – это ловушка, которую оставил Элифас Леви в своей работе. В пользу этой версии, кроме прочего, говорит и тот факт, что в начале истории христианства перевернутая пентаграмма трактовалась как символ Преображения Христа. Именно перевернутая пентаграмма стоит на печати римского императора Константина, сделавшего христианство государственной религией и причисленного по этой причине Церковью к лику святых.

Разгадку такого толкования следует искать в трудах древних каббалистов. Согласно им, перевёрнутая пентаграмма – это «Зеир Анпин», микропрозоп или «Малый Лик» Господа, который образуют на каббалистическом Древе Жизни шесть нижних Сефирот: Хесед-Гебура-Тиферет-Нетцах-Ход-Иесод. В то же время «Зеир Анпином» именуется Тиферет, Божественный Сын, через соединение с которым наш мир мог спастись.[11]

 

Рис. 8. Окно кафедрального собора в Амьене

 

Бафомет

 

Бафомет – имя демона. Впервые встречается в 1195 г. в поэме трубадура Гаваудана. В процессе против Ордена тамплиеров в 1307 г. используется в качестве имени одного из языческих богов, которому, согласно расследованию Инквизиции, поклонялись на тайных ритуалах рыцари. На данный момент исторически подтвердить или опровергнуть обвинение не представляется возможным. В Бафомете священники увидели самого Дьявола и обвинили тамплиеров в ереси, после чего глава ордена Жак де Моле и все его руководство были сожжены на костре, а остальные бежали.

Существует высокая вероятность, что поклонение тамплиеров Бафомету было надуманным и эту информацию специально распространяли сами инквизиторы, чтобы найти повод обвинить тамплиеров в ереси и тем самым решить те проблемы, которые создавал их орден для власти короля Франции Филиппа IV и самой Римской Церкви.

В новейшей истории данное божество «воскресил» Элифас Леви, изобразив его на XV аркане своей колоды Таро, на карте, соответствующей Дьяволу. Впервые в истории христианства в открытом источнике она появилась на страницах его книги «Ритуал и догма высшей магии». Это было андрогинное существо, на руках которого был написан алхимический девиз Solve et Coagula, что в переводе означает, «Растворяй и сгущай». До открытия «Церкви сатаны» «Печать Бафомета» нигде не упоминалась и тем более не считалась основным символом сатанизма.

Слово «Baphomet», прочитанное справа налево «Temohpab», есть нотарикон следующей формулировки: «Templi omnium hominum pacis abbas», – что в переводе с латинского означает: «настоятель храма мира всех людей».[12]

 

Рис. 9. Бафомет Элифаса Леви. На руках у изображенного существа написаны латинские слова SOLVE (распадаться) и COAGULA (застывать).

 

Таким образом, мы видим, что «чтение наоборот», то есть справа налево (как в иврите) или «взгляд вверх ногами» на пятиконечную звезду обязательно меняет смысл этого символа на противоположный. Таким образом, это, казалось бы, совершенно невинное или нейтральное правило чтения текста или образа, по сути, несет в себе этого извращение этого образа, то есть изменение его смысла на противоположный.

После нашего подробного анализа девичьей фамилии, имени и отчества Фейги Хаимовны Ройтблат, перейдем к анализу фамилии, под которой эта еврейская женщина-террористка вошла в историю, – фамилии Каплан. В следующей главе мы исследуем важные факты ее биографии и этиологию ее новой фамилии.

 

Часть 2. Фрагменты революционной биографии Фанни Ройтблат 

Фейга Хаимовна Ройтблат-Каплан родилась в Волынской губернии в семье учителя (меламеда) еврейской начальной школы (хедера) Хаима Ройдмана.

Во время революции 1905 года Каплан примкнула к анархистам, в революционных кругах её знали под именем «Дора». Как нам известно, имя Дора означает «Дарованная» или «Подарок». Иначе говоря Фейга Ройтблат стала для террористов настоящим подарком. По существу, оставшуюся часть статьи, мы посвятим объяснению и убедительному доказательству того, что в действительности так оно и было.

Революция 1905 года всколыхнула сонную Волынскую губернию, в унылое волынское захолустье ветер перемен занес группу анархистов-агитаторов. Надолго они не задержались, их путь лежал в Одессу. С ними уехала и Фейга: она выдержала битву за свободу с хозяйкой, отцом и сама с собой. До знаменитого приморского города беглянка добралась к концу весны, море и бурные политические страсти поразили провинциалку. Вскоре она вступила в «Южную группу анархистов-коммунистов»; именно тогда она и получила звучную партийную кличку Дора. Среди соратников новоявленная анархистка встретила мужчину своей мечты.

Виктор Гарский (он же – Яшка Шмидман), был старше ее на несколько лет, он уже успел поработать подмастерьем у сапожника, продавцом в лавке… Промаявшись три года, несостоявшийся торговец сбежал на поиски удачи. Известие о революции застало его на пути в Херсон, он изменил траекторию движения и прибыл в Одессу на два месяца раньше Фейги Ройдман-Ройтблат.[13]

Теперь сделаем небольшую остановку, чтобы провести краткий семантический анализ «мужчины мечты» Фейги Ройтблат. 

Schmied (нем.) – кузнец
гар (укр.) – гарь; Гарский – Горючий, Угарный (в том числе и переносном смысле
Mann (нем) – муж, супруг 

Таким образом, она в буквальном смысле слова попала самый угар кузницы кадров русского терроризма.

Одесское лето 1906 года стало для Доры самым счастливым в ее короткой жизни. Рядом были товарищи, под руководством которых она прошла «краткий курс бойца революции» – вот только стрелять не умела и не пыталась научиться. Нелюбовь к оружию компенсировалась преданностью революции, соратникам и Гарскому (Шмидману). Дора готова была умереть за революцию и Виктора, другим чувствам в ее жизни места не осталось. Прирожденный авантюрист, Гарский легко освоился с новой ролью налетчика-экспроприатора, ему поручали добывать деньги на подпольную работу – доставку оружия в Одессу, фальшивые документы и разработку операций. Чувства боевой подруги он принимал как должное, сразу объявив, что никогда не женится, поскольку это будет мешать деятельности профессионального революционера. Но Дора ни на что не претендовала, она лишь хотела быть рядом с ним и работать на благо революции. «Южная группа» начала подготовку покушения на киевского генерал-губернатора Сухомлинова. 18 декабря 1906 года в гостинице «Купеческая» любовники сняли номер на третьем, самом фешенебельном, этаже. Только теперь они звались Фаня и Мика, но эти новые имена ничего не меняли ни в их отношениях, ни в планах террористической операции.

 

Попробуем в данном случае найти смысл клички или прозвища Мика

В переводе с украинского языка слово микати означает чесать. Тогда сленговое или даже жаргонное прозвище Мика является производной от этого слова и означает чёс вранье, выдумка, чепуха, обман. То есть, Гарский – это враль и обманщик. 

Вечером 22 декабря Фаня помогала любовнику собирать бомбу, как вдруг из-за неверной сборки раздался взрыв. Девушку контузило, два осколка ранили в голень и ягодицу, Мика не получил ни царапины. Гарскому грозила смертная казнь, а несовершеннолетняя Фейга могла рассчитывать на снисхождение. Договорились, что выберутся вместе, она отвлечет полицию, а потом, когда Виктор будет в безопасности, он обязательно за ней вернется. Гарский скрылся, и этим вполне оправдал свое прозвище.

Юная террористка предстала перед военно-полевым судом уже 8 января 1907 года. За покушение на убийство Фанни Каплан полагалась смертная казнь, но как несовершеннолетняя она была помилована и… приговорена к пожизненной каторге. Семнадцатилетняя девчонка не вполне понимала, что ее ждет, кроме того, она не сомневалась – Мика найдет способ вытащить свою подругу из этой передряги. После приговора осужденная Каплан провела в киевской тюрьме почти полгода, пока Главное тюремное управление особым отношением № 19641 не определило местом отбытия наказания Нерчинскую каторгу. Фейге Хаимовне Каплан предписывалось следовать в ручных и ножных кандалах – к ней и тут подошли с максимальной меркой. Небрежным росчерком пера было добавлено: может следовать пешком, требует усиленного надзора по причине склонности к побегам.

Тогда же составили и описание внешности потенциальной беглянки: «рост около 156 см, лицо бледное, глаза продолговатые, карие, с опущенными уголками, волосы темно-русые, над правой бровью рубец от раны». Весь долгий путь до Забайкалья Фанни проделала как особо опасная преступница, закованная «по всей строгости закона» в кандалы. В Нерчинске ее определили в печально знаменитую Мальцевскую тюрьму: там за несколько лет чахли и умирали некогда здоровые люди, а потерявших рассудок узников тут было больше, чем в остальных нерчинских острогах, вместе взятых.

Осенью 1907 года у Каплан начались сильные боли в области шрама над бровью, потом они прошли, стало легче, и тут Фанни в первый раз ослепла. Ее заподозрили в симуляции, но после обследования потерю зрения связали с последствиями контузии от киевского взрыва. Каплан перевели в лазарет, но она внезапно прозрела — ее снова вернули в камеру. Через месяц приступ слепоты повторился, и с тех пор она постоянно проваливалась в темноту, а когда слепота отступала, перед глазами появлялись сырые стены и бледные лица подруг-каторжанок.

До 1917 года Фанни провела на каторге; здесь Каплан познакомилась с известной деятельницей революционного движения Марией Спиридоновой, под влиянием которой ее взгляды изменились от анархистских на эсеровские.[14]

И снова короткий лингвистический анализ имени и фамилии новой знакомой Фейги Ройтблат: 

Мария – Существует несколько значений этого имени – горькая, любимая, упрямая. Но если смотреть глубже, Толкование имени Мария берет свое начало от древнееврейского имени Miriam (Мириам). Обладательницу этого имени отличает необузданность нрава и нежелание идти на компромиссы.

Спиридон – надежный (греч.). 

Как мы видим в очередной раз (и это уже перестает казаться странным и случайным), имя и фамилия революционерки Марии Спиридоновой вполне соответствуют основным чертам характера этой женщины.

Ни одной просьбы о помиловании Фанни не написала. Болела, несколько раз лежала в больнице. Слепла на истерической почве – так указано в медзаключении. Читала она с лупой. Одна из каторжанок вспоминала: «В камере с нами была бессрочница Фани Ройтблат, слепая. Она потеряла зрение еще в Мальцевской. При ее аресте в Киеве взорвался ящик с бомбами, которые она хранила. Отброшенная взрывом, она упала на пол, была изранена, но уцелела.

Считалось, что ранение в голову и явилось причиной слепоты. Сначала она потеряла зрение на три дня, затем оно вернулось, а при вторичном приступе головных болей она ослепла окончательно. Врачей-окулистов на каторге не было; что с ней, вернется ли зрение, или это конец, никто не знал. Однажды Нерчинскую каторгу объезжал врач областного управления, соседки-заключенные попросили его осмотреть глаза Фанни. Он очень обрадовал их сообщением, что зрачки реагируют на свет, и сказал, чтобы они просили перевода ее в Читу, где ее можно подвергнуть лечению электричеством. Они решили, – будь что будет, а надо просить Кияшко о переводе Фанни в Читинскую тюрьму для лечения. Тронула ли его молодая девушка с незрячими глазами, не знаю, но только ее подруги сразу увидели, что дело им удастся. Расспросив их уполномоченную, он громогласно дал слово перевести Фаню немедленно в Читу на испытание». Срок ей сократили до двадцати лет. Но грянула Февральская революция, и Ройтблат вышла на свободу.[15]

 

Часть 3. Частная жизнь Фанни Каплан 

С этого момента начинается самая интересная и самая трагичная часть жизни Фейги Ройтблат. Начнем с того, что у нее появилась новая фамилия Каплан. До сих пор среди историков нет единого мнения, откуда у нее взялась эта фамилия.

Существуют три версии происхождения возможного «псевдонима». По первой из них, фамилию она сменила после того, как вышла замуж за большевика Макса Каплана, активного участника крымского подполья. Сторонники второй утверждают, что паспорт был «одолжен» у настоящей Фанни Каплан – эсерки, дамы, хорошо известной минской политической полиции. Наконец, в соответствии с третьей версией фамилия была подлинной, так как в 1916 году начальник каторги, где тогда находилась Каплан, получил письмо, подписанное Файвелом и Симой Каплан, представившихся родителями Фанни. Правда, по другим данным, к 1916 году они уже пять лет как жили в Америке.[16]

Мы будем придерживаться первой версии, ибо вторая и третья версия являются значительно менее достоверными по сравнению с третьей. Этот большевик-подпольщик дважды упоминается в книге В. Баранченко об известном большевике Юрии Гавене: 

Стояли рядом Юрий Гавен, родной брат Ленина – Дмитрий Ульянов и его близкий друг Андрей Елагин. Их окружили большевики, только что вышедшие из подполья. Среди них Иван Тихомиров, Яков Тевлин и Роза Гринберг, искалеченные контрразведчиками в Симферопольской тюрьме. Белые, бежавшие в панике, не успели их расстрелять.

Радостной и трогательной была встреча Юрия Гавена с подпольщиками, которые, рискуя жизнью, пробирались из Крыма в Москву через кордоны белых и петлюровцев, чтобы связаться с лежавшим в госпитале Гавеном. Среди них были И. Семенов, Д. Скрыпник, Е. Шульман, А. Лысенко, С. Мирный, М. Каплан, Муся Гершуни (Рылова) и другие.[17] 

Заметим, что здесь же упоминается и брат Ленина, Дмитрий Ульянов. Вот еще один фрагмент: 

Связь эта была установлена через М. Каплана, дважды удачно пробиравшегося из Крыма через фронты и «границы» самостийной Украины в Москву, а также через М. Рылову, И. Семенова, Д. Скрыпника, И. Назукина и других, тоже не раз приезжавших сюда из Крыма. 

Однако по нашей версии Фанни Ройтблат несколько раньше познакомилась и сошлась с Дмитрием Ульяновым, чем со своим будущим мужем – Максом Капланом. Существует статья Макса Львовски. Ее содержание мы приведем почти полностью, ибо в ней сообщаются факты, которые трудно оспорить, – о близких отношениях между Фейгой Ройтблат и Дмитрием Ульяновым. Познакомимся поближе с материалом этой статьи.

Факт знакомства, и даже более того, – курортного романа младшего брата Ленина с Фанни Каплан (Ройтблат) – в советское время методично замалчивали. Такой эпизод из жизни Дмитрия Ильича совершенно не вписывался в «канонизированную» Институтом марксизма-ленинизма биографию семьи Ульяновых. Но прозрачные намеки на эту романтическую историю просачивались в мемуарах революционеров и сохранялись в устных преданиях евпаторийских старожилов. Именно в Евпатории в мае 1917 года пересеклись пути земского врача Дмитрия Ильича Ульянова и амнистированной Временным правительством России от бессрочной каторги Фейги (Фанни) Ройтблат-Каплан.[18]

Для 28-летней Каплан, которую родные звали Фейгой, а друзья-каторжане – Фанни, поездка в Крым была первой в ее жизни. Она как политическая узница, пострадавшая от царского режима, получила от профсоюза социалистов-революционеров путевку в евпаторийский санаторий – Дом каторжан. Десять лет в Акатуйской тюрьме (625 км от Читы) с работами на свинцово-серебряных рудниках существенно сказались на ее здоровье – переболела туберкулезом, ухудшилось зрение. В приемном отделении Дома каторжан она впервые увидела доктора Ульянова – уездного врача, курировавшего это заведение. Дмитрий Ильич к тому времени уже шесть лет прожил в Крыму. Сначала он практиковал в Феодосийском уезде, а после Февральской революции поменялся местами службы с евпаторийским санитарным врачом С. И. Крыловым. Между этим Дмитрий Ильич честно служил в действующей армии во время I Мировой войны, получив после мобилизации назначение ординатором во 2-й Севастопольский временный военный госпиталь.

Рис. 10. Каторжанки. Фанни Каплан с подругами по несчастью в Акатуйской тюрьме, 1913 г. (крайняя справа)

 

Теперь сделаем небольшое отступление и приведем короткую биографическую справку о Дмитрии Ульянове.

Дмитрий Ильич Ульянов (4 (16) августа 1874 г., Симбирск – 16 июля 1943 г., Горки) – известный революционер и партийный деятель, младший брат известных революционеров Александра и Владимира Ульяновых.[19]

Заметим, что фамилия Ульянов происходит от женского имени Ульяна, которое, в свою очередь, является русской разговорной формой имени Юлиания (стар. Иулиания), которое, в свою очередь, происходит от римского личного имени Юлианус. В переводе с латинского языка означает счастье. Заметим, что именно это имя является производным для названия месяца июля, 16 числа которого умер счастливый в полном смысле этого слова младший брат семьи Ульяновых, последний из этой многочисленной семьи, до сих пор хранящей в себе много нераскрытых загадок и тайн. К некоторым из них мы прикоснемся в этой статье.

Имя Дмитрий значит – относящийся к Деметре, греческой богине земледелия и плодородия. Именины 16 июня.

Илья – русская форма древнееврейского имени Илия, означающего «сила божья».

Итак, фамилия младшего брата происходит от женского имени, его имя – тоже от женского имени, да и в отчестве о маскулинности напоминает лишь маскулинность еврейского бога Яхве.

 

С экскурсоводом Павлом Гертрудовичем Хорошко автор статьи прошел по ульяновскому маршруту в Евпатории. На улице Пушкина, сохранившей свое название с дореволюционных времен, сегодня находится то, что осталось от большого санаторно-оздоровительного комплекса «Дом каторжан» – один из спальных корпусов, неприметное за деревьями 2-этажное здание. Сейчас это жилой 12-квартирный дом рядом с морем. (По соседству, кстати, примечательный новострой – общинная церковь мормонов). В 1917 году на территории здравницы было несколько корпусов, а также клуб, столовая, лечебница и обширный парк. На бывшей Вокзальной (сейчас, естественно, ул. Дмитрия Ульянова) мемориальной доской отмечен дом, где жил младший брат Ленина. Правда, доска сейчас на реставрации – ее периметр обозначен четырьмя дырками на фасаде. Уездному врачу просторный, добротный дом выделяло земство. Только советские историки «прописали» там Дмитрия Ильича с мая 1918 года по апрель 1919 года.

 

Рис. 11. Место встреч. Дом на ул. Вокзальной врачу Ульянову выделяло земство

 

– На самом деле, Дмитрий Ильич поселился в нем раньше, сразу же, как получил место уездного врача, – говорит Павел Хорошко. – Не исключаю, что Фанни Каплан оставалась здесь ночевать. Их роман развивался стремительно и бурно. Доктор был известен как дамский угодник, ходок и он не мог пропустить мимо такую видную барышню. Фанни, по словам старых евпаторийцев, была красивой женщиной, и эта оценка весома, потому что на курорте, как нигде, умели из толпы выделять красавиц. А революционерки отличались от обывателей свободными нравами, к тому же они за годы каторжного заключения истосковались по мужским ухаживаниям. Впервые они увиделись в приемном отделении Дома каторжан. Дмитрий Ильич вел учет всех прибывших на оздоровление, поскольку контингент был непростой, многие с тяжелыми заболеваниями после каторги. Он прописывал им курс лечения, направлял к специалистам. И потом у Дмитрия Ильича с Фанни было немало вариантов для продолжения знакомства в его нерабочее время. Знаток городской светской жизни – он знал, где и как развлечь даму.[20]

В элитном кругу революционеров бывали и «афинские вечера», где свобода взглядов распространялась и на сексуальные отношения. Необычный курортный сезон 17-го года набирал обороты, атмосфера была пронизана ожиданиями крутых перемен, над городом витал дух романтики и авантюризма! На пляжах евпаторийцы с изумлением наблюдали за выходками пропагандистов общества «Долой стыд!» – обнаженные люди призывали отдыхающих освобождаться от обывательских предрассудков и раздеваться…

Упоминание об особых отношениях Фанни Каплан и Дмитрия Ульянова оставил в своих мемуарах Виктор Баранченко – автор книги о Гавене (из серии «Жизнь замечательных людей»), который отличился своей революционной деятельностью в Крыму. Виктор Еремеевич и сам был человеком удивительной судьбы: до революции – анархист, потом большевик, в Гражданскую войну – член коллегии Крымской ЧК, а перед выходом на пенсию – член историко-литературного объединения старых большевиков Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. С Каплан он как раз познакомился в Евпатории, где также поправлял своё здоровье в Доме каторжан. Его жена социал-революционерка Фаина Ставская была подругой Фанни. Не для печати, Виктор Еремеевич записал свои воспоминания о быте и нравах Дома каторжан. В конце 90-х годов на эту рукопись под названием «Жизнь и гибель Фаины Ставской», которая и по сей день хранится в Центральном муниципальном архиве Москвы, обратил внимание историк, доцент МГУ Ярослав Леонтьев и первым опубликовал из нее выдержки. Виктор Еремеевич запомнил Фанни Каплан, как большеглазую, пышно причесанную, осанистую, не похожую на коротко стриженных, эмансипированных нигилисток того времени, а скорее на раздобревшую фельдшерицу: «Нечего греха таить, во многих случаях дружбы перерастали тут, в знойной Евпатории, в нечто большее. От некоторых старых политкаторжан беременели молодые мартовские социалистки... Иные из таких связей вскоре проходили, а другие перерастали в прочные узы на всю жизнь. Был тут роман такой и у подслеповатой Ройтблат». В жизнеописании своей жены Баранченко не уточняет – кто же именно был курортным избранником Каплан, но он об этом рассказывает Семену Резнику, который в 60-е годы был редактором популярной серии биографий «ЖЗЛ». Литературная запись этой беседы была опубликована в 1991 году в историко-литературном альманахе. Семен Ефимович, эмигрировавший в США еще в 82-м и потом успешно сотрудничавший с «Голосом Америки», пересказывает слова Баранченко: «Дмитрий Ильич любил ухаживать за хорошенькими женщинами. Особое внимание он оказывал Фанни Каплан, которая была очень красива и пользовалась успехом у мужчин».

– Я склонен к тому, что две слабости Дмитрия Ильича – вино и женщины, вполне могли привести к знакомству с Каплан, – комментирует «Сегодня» крымский историк, автор нескольких десятков книг и научных публикаций по проблемам Гражданской войны в Крыму Вячеслав Зарубин. –Такое вполне возможно. Не могу на 100 процентов утверждать, что это было или не было, но в свою книжку «Без победителей» – в примечании, я такой факт ввел. Не зря видимо этот слух родился, ведь судя по косвенным источникам, похождений Дмитрия Ильича было такое количество, что с ним всё могло случиться. Ну, и Ярослав Леонтьев достаточно серьезный московский исследователь, он занимается в частности левыми эсерами, очень неплохо это знает, и мое личное с ним общение показало, что это человек, к мнению которого стоит прислушаться. Виктор Баранченко – тоже солидный человек, а не досужий рассказчик, который действительно был связан с чекистскими кругами, который был в Крыму и много чего здесь видел. Он, несомненно, человек знающий.

В Евпатории, по словам Павла Хорошко, подметили, что для Дмитрия Ульянова ухаживания за Каплан были чем-то большим, чем курортный флирт. Бывшая каторжанка буквально расцветала на глазах, ее видели в красивых платьях на вечернем моционе по набережной. А доктор щеголял в офицерской форме. На фотографиях заметно, что он с удовольствием позирует в фуражке, с шашкой на боку. Долгое время в местном краеведческом музее под стеклом был один из таких снимков – военврач с погонами капитана царской армии. В земской управе сплетничали о его романе, тем более что он давал повод для таких разговоров.

– Не однажды по земской линии отмечали отсутствие пары лошадей, которые были закреплены за уездным врачом, – рассказывает краевед. – Утром бидарка – двухколесная повозка, на месте, а лошадей нет. Дмитрий Ильич отправлялся с Фанни в романтические путешествия на Тарханкут. От Евпатории это более 60 верст, поэтому без ночевки туда и обратно обернуться было бы очень утомительно. Ну и спешить им было некуда: вокруг потрясающие пейзажи, море с рыбацкими шхунами, пустынная степь с дрофами, развалины древнегреческих крепостей и городищ. Отдохнуть от верховой езды они останавливались в трактире «Беляуская могила» – на полпути, возле озера Донузлав, а ночевали в имении вдовы Поповой в Оленевке. Такие по-настоящему романтические прогулки только укрепляли их взаимные чувства.

Их роман вполне мог закончиться свадьбой, если бы в их отношения не вмешались партийные товарищи. Эсеры не хотели, чтобы их соратница в это революционное время перешла в лагерь политических конкурентов – стала женой брата лидера большевиков! Фанни просто попала под жесткий прессинг своих товарищей и боевых подруг, и в конце концов брачному союзу предпочла революционную борьбу. Для чувствительного Дмитрия Ильича это стало серьезным испытанием, горечь расставания он заливал добрым крымским вином в погребках.[21]

Вот на этом моменте мы остановимся и задумаемся над тем, какие-такие товарищи и боевые подруги могли оказать на Фанни столь жесткий прессинг летом-осенью 1917 года за то, что она вступила связь с братом столь известного человека. Ответ напрашивается такой: с точки зрения ее личной жизни это мог сделать только один человек, Макс Каплан, за которого она к тому времени успела выйти замуж. По всей видимости, этот брак не был тайной для Дмитрия Ульянова, так как к тому времени Ройтблат уже носила фамилию Каплан. С другой стороны, свобода нравов, царившая среди борцов за свободу, позволяет предположить, что эта коммуна вообще была полигамной, и Макс Каплан сквозь пальцы, если не с удовольствием смотрел на эту связь своей жены. Но Львовски пишет: «Их роман вполне мог закончиться свадьбой…». Какой смысл вступать в брак, если существует такая свободная любовь, а революционеры вовсе не собираются прекращать свою революционную деятельность, а наоборот, к осени 1917 года они только нагнетают политическую атмосферу? Только в одном случае – если Фанни Каплан действительно собиралась выйти замуж Дмитрия Ульянова, породниться с его старшим братом и стать матерью детей Ульянова-младшего. Тогда почему же его «боевые товарищи» были против этого? – Ответов может быть много. Один из них такой: в их кругах Ульянов-Ленин совершенно не пользовался авторитетом, и они подчинялись другому красному вождю, точнее, уголовному пахану, которого звали Янкель Мовшович Свердлов. А кроме всего прочего, эта еврейская община, в отличие от щеголя, выпивохи и бабника Дмитрия Ульянова, была довольно богатой.

Когда мы будем вкратце говорить о покушении на Ленина, то, безусловно, вернемся к этой теме. А на данный момент можно сказать следующее: партийная кличка Дмитрия Ульянова была точно такой же, как у Свердлова – «товарищ Андрей». А в самый разгар любовного романа в Крыму сам Владимир Ульянов-Ленин должен был прятаться в шалаше под Петроградом. От кого? – Вряд ли от «царских ищеек» – в то время они уже были либо полностью деморализованы, либо перешли на сторону более крупных революционных паханов: одного – приехавшего из США с американским паспортом – Лейбы Давидовича Троцкого-Бронштейна; другого – уже упоминавшегося здесь Якова-Янкеля Мовшовича Свердлова.

А теперь проанализируем еще одно имя, ставшее нам известным: Макс Каплан.  

Имя Максим происходит от латинского слова «максимус» – величайший.

Каплан – фамилия еврейского происхождения, по традиции относится к коэнам. Также фамилия турецкого происхождения, означающая на турецком языке «тигр».

Кроме того, слово созвучное этой фамилии слово каплун на русском и украинском языке означает «кастрированный петух, откармливаемый на мясо».

Таким образом, мы можем предположить, что Макс Каплан был у еврейско-большевистской банды «главпетухом».

В переводе с блатного жаргона, который был весьма в ходу у большевистских бандитов, главпетух означает следующее: 

Мама – один из неформальных лидеров в касте опущенных. В паре с другим лидером (папой) решает все вопросы в этой неформальной группе заключенных. В отличие от папы занимается хозяйственными проблемами опущенных и вопросами, связанными с продажей, поставкой блатным своих подопечных в качестве сексуального объекта. Папа разрешает конфликты между опущенными, обращается к авторитетам в случае, когда с его подопечными поступают в нарушение правильных понятий (например, не платят за оказанные сексуальные услуги и т.п.). Папа является полномочным представителем опущенных в контактах с лидерами других неформальных групп. Чаще функции папы и мамы исполняет один человек – главпетух.

Таким образом, не исключено, что Макс Каплан был опущенным в уголовной среде и «главпетухом» среди большевистской банды.

Что касается еврейских корней этой фамилии, можно сказать следующее:

Коэны или кохены – в иудаизме еврейское сословие священнослужителей из рода потомков Аарона. Коэны исполняли священнослужение сначала в Скинии, а впоследствии в Иерусалимском храме. Статус коэна передаётся по наследству по отцовской линии, при условии соблюдения ряда определённых ограничений. Этот термин в Библии применяется также и к жрецам языческих культов.

На происхождение от коэнов могут указывать такие еврейские фамилии, как Кац, Кохен, Кахана, Каган, Коган, Коген, Кан, Кон, Кун, Зах, Мол, Зак и их различные модификации – Каганер, Каганович, Каганский, Кагановский, Каценельсон, Молокович, Молоковский и другие. Фамилия Азулай также может указывать на происхождение от коэнов (анаграмма слов Торы иша зона вехалала ло икаху, то есть «Они не должны брать за себя блудницу и опороченную».[22]

 

Рис. 12. Ритуальное благословение двумя руками, осуществляемое коэном.

Заметим еще одну важную вещь: Макс (в точности) была одной из партийных кличек Янкеля Свердлова. Таким образом, мы приходим к одной очень интересной и важной детали: партийная кличка любовника Фанни Каплан и имя ее мужа (а может быть, это была его партийная кличка) являлись псевдонимами их главаря. Вряд ли такое совпадение можно назвать случайным.

Таким образом, Макс Каплан, муж Фанни Каплан, был довольно значимой величиной в революционном еврейском кагале – посредником между опущенными и паханами. Скорее всего, он и подставил свою жену Дмитрию Ульянову, причем сделал это с определенной целью. А эта полуслепая еврейская женщина посмела его ослушаться и вопреки его воле продолжала самостоятельно встречаться с Дмитрием Ульяновым!

Чтобы еще лучше представить себе ситуацию, по материалам той же статьи познакомимся с личностью Дмитрия Ульянова.

 

«Улицы» младшего сына

Крымский период жизни Дмитрия Ильича (1911–1921) увековечен памятником в Симферополе и четырьмя мемориальными досками – две в Феодосии и по одной в Евпатории и Севастополе. В каждом из названных городов есть улица Дмитрия Ульянова. Почти все «вывески» начинаются с пояснения: «младший брат В. И. Ленина», и уже потом профессиональный революционер, старейший член КПСС, один из организаторов Советской власти в Крыму. В справочниках и путеводителях обязательно указывалось, что помимо легальной стороны жизни земского врача Д. И. Ульянова, была и другая «скрытая от глаз чиновников земства, от полиции и жандармов». О «другой» жизни Дмитрия Ильича как раз написано много, а вот о личной, легальной совсем мало. Сведения путанные и фрагментарные, не проясняющие его семейные отношения. Известно, что в Крым по состоянию здоровья 37-летний Дмитрий Ильич перебрался в мае 1911 года с женой Антониной Ивановной Нещеретовой и приемной дочерью. Но, как сообщается в биографии «Дмитрий Ульянов» (автор Борис Яроцкий) из серии «ЖЗЛ», в 1916 году Антонина Ивановна, проживавшая в Феодосии, написала Дмитрию Ильичу в Севастополь, что «их отношения стали формальными, поэтому нет смысла считать себя мужем и женой; Дмитрий Ильич с ней согласился. И они оформили развод». И в следующем же абзаце: «В 1914 году…он познакомился с Александрой Федоровной Карповой. Она была коренной жительницей Севастополя. Здесь родилась и выросла… В конце 1916 года они поженились. Их судьба сложилась так, что большинство дней супружеской жизни они провели врозь. Напряженная партийная и врачебная работа заставляла Дмитрия Ильича постоянно находиться в гуще масс. О семейном уюте он только мечтал. Тяжелые годы гражданской войны разлучили их надолго, и только после освобождения Крыма Красной Армией Дмитрию Ильичу удалось отыскать ее». Отыскал он ее только в конце 1921 года, и уже в Москве через год у них родилась дочь Ольга. Так что до этого времени в «гуще масс» у Дмитрия Ильича оставался простор для маневров. 1917 год в жизни Ульянова-младшего скорректирован биографами так, что его с Евпаторией никакие события не связывали и переводят его из Крыма в Одессу до середины осени – делопроизводителем управления санитарной части армии на Румынский фронт. Но крымские газеты того времени сообщают, что Дмитрий Ильич живет и работает в Евпатории и к нему собирается в гости Ленин![23]

 

Рис. 13. Модник-1912.
Франтоватым видом Д. Ульянов выделялся на фоне коллег

Рис. 14. Вторая жена. С Шурой Д. Ульянов познакомился в Севастополе до развода. 1917 г.

Теперь сделаем небольшую остановку для исследования имен новых персонажей, которые появляются в этой интересной статье и, соответственно в нашей истории.

 

Антонина Ивановна Нещеретова. Имя Антонина предположительно происходит от греческого слова antao, «вступать в сражение». Видимо, первая жена Дмитрия Ульянова, да еще с ребенком на руках «добилась»-таки руки, но не сердца щеголеватого холостого 37-летнего доктора. Она так и осталась не дорогой (Не-cher-етовой) и в прямом, и в переносном смысле слова (Не(и)ще-ретова), и Ульянов-младший, понял, что с этой женщиной он жить не будет.

Со второй своей женой Александрой Федоровной Карповой, которая по «странному» стечению обстоятельств имела такое же имя и отчество, как у Керенского, а фамилию, соответствующую одному из партийных псевдонимов старшего брата – Ульянова Ленина, брат Дмитрий фактически вместе не жил, однако этот факт все равно является примечательным в биографии Ульяновых.  

– Крым тогда был охвачен паникой, в связи с предполагавшимся приездом Ленина, фигуры для обывателя таинственной и демонической, – рассказывает Вячеслав Зарубин. – Якобы его целью была встреча с проживавшим в Евпатории братом и проведение неких загадочных манипуляций в главных городах полуострова. Толпы зевак специально приезжали на вокзал ко всем прибывающим поездам. А Евпаторийский Совет рабочих и солдатских депутатов, как сообщала «Ялтинская Новая жизнь» от 6 мая 1917 г., даже заслушал доклад и признал приезд Ленина нежелательным: «Совет обратился к начальнику гарнизона с просьбой выделить караул для ежедневной поездки на станцию «Саки» с целью недопущения проезда Ленина в Евпаторию. Если бы Ленину удалось другим путём проскользнуть в Евпаторию, решено немедленно арестовать его и выслать из города». Такие кипели страсти![24]

Итак, из всего приведенного выше можно сделать следующий вывод: отношение к Ульянову-Ленину среди еврейского большевистского, просвердловского и протроцкистского большинства было крайне негативным в борьбе за власть, и положение Дмитрия Ульянова в среде так называемых революционеров и раньше было небезоблачным (несмотря на его партийный псевдоним), а после того, как его отношения с женой Макса Каплана перешли некую запретную грань, троцкисты-свердловцы стали относиться к нему еще хуже. Правда, нельзя сказать, что хуже было некуда: еще хуже они относились к его старшему брату – Владимиру Ульянову-Ленину.

По рекомендации Д. Ульянова Каплан оказалась в харьковской офтальмологической клинике знаменитого доктора Гиршмана, где ей была сделана операция, частично улучшившая ее зрение. Там Каплан застал октябрь 1917 года. В конце 1917 года Каплан вновь оказалась в Крыму. И вот уже через несколько месяцев она отправляется к одной из подруг по каторге – в Москву. Туда как раз в это время переехало советское правительство во главе с Лениным.[25]

Итак, скорее всего, Каплан оказалась в Москве весной 1918 года. Нет никаких сведений о том, что Дмитрий Ульянов последовал за ней. Далее снова обратимся к тексту книги Н. Зенькевича: 

Как явствует из стенограммы заседания Верховного революционного трибунала ВЦИК РСФСР, жаркие дебаты разгорелись вокруг сроков вступления Фанни Каплан в боевой отряд Семенова. Семенову хотелось представить, что Каплан была руководительницей самостоятельной террористической организации и ставила перед собой цель – покушение на Ленина. Каплан вошла в отряд Семенова якобы в конце мая 1918 года, и у нее было четыре человека. Семенов изо всех сил убеждал, что Каплан была не новичком, а способной и опытной террористкой.

Однако показания Семенова были опровергнуты свидетельствами Коноплевой, заявившей, что Каплан вошла в их отряд в августе. После долгих препирательств ее вступление было отнесено на конец июля.[26]

 

Что касается Семенова и Коноплевой, назовем их условно эсерами, хотя гораздо важнее, что они были просто боевиками. Вот что пишет о них тот же Н. Зенькевич:

Однако я недорассказал об этом загадочном человеке – Семенове. Он был арестован ЧК в октябре 1918 года. Список предъявленных ему обвинений тянул на расстрел. Но через год пребывания в тюрьме он выходит оттуда, будучи... членом Российской коммунистической партии. Членом компартии становится и его боевая подруга Коноплева. Далее начинается нечто фантасмагорическое. В 1920 году Семенова забрасывают в Польшу. Вскоре польские власти арестовывают его в числе других русских по подозрению в шпионаже в пользу Москвы. Всем им объявляют высшую меру. Всем, кроме Семенова. Он выходит на свободу и попадает к Савинкову. Войдя к нему в доверие, возвращается в Москву, приходит на Лубянку и докладывает: прибыл по указанию Савинкова для организации покушения на Ленина. И предъявляет явки, имена, инструкции. В 1922 году Семенов публикует разоблачительную брошюру об эсеровских боевиках, а его подруга Коноплева – серию статей в газетах о терактах, организованных эсерами. Публикации становятся основанием для возбуждения ГПУ уголовного дела против всей партии эсеров. Верховный ревтрибунал республики начинает против эсеров судебный процесс. На скамье подсудимых – виднейшие деятели этой партии. Казненная четыре года назад Фанни Каплан была удобной мишенью для того, чтобы повесить на нее многие действия как самого Семенова, так и Коноплевой. Семенов предстал в суде в качестве обвиняемого, Коноплева – в качестве свидетеля.[27] Однако не будем отвлекаться, иначе статья превратится в книгу. Добавим лишь, что фамилии Семенов и Коноплева очень часто употребляются вместе. А что такое семена конопли, сегодня знает любой человек, начиная с подросткового возраста.Отметим, что Фанни Каплан вступила в отряд боевиков где-то в начале или в середине лета 1918 года. При ее плохом зрении ее туда берут как раз накануне покушения на Владимира Ульянова-Ленина. Если отбросить всю идеологическую шелуху, можно поставить вопрос: зачем? Этот вопрос тем более актуален, что мы уже знаем, какую ужасную роль и смерть уготовили Фанни Свердлов и Троцкий.У нас мало оснований считать, что на тот момент Фанни Каплан была беременна от Д. Ульянова, так как со времени расставания с ним к моменту покушения прошло более девяти месяцев, и беременности на таких сроках нельзя было не заметить. Более того, об этом точно остались бы воспоминания современников. Еще более сомнительно, что ее взяли бы в отряд боевиков, хотя троцкистско-свердловские бандиты были способны и не на такое. В чем же тогда кроется причина ее ужасной судьбы? Ответить на этот вопрос мы постараемся в следующей части статьи.

Часть 4. Конец жизни. Судьба Фанни Каплан

Далее мы очень кратко остановимся на самом покушении на Владимира Ульянова-Ленина, ибо эта тема требует отдельного исследования, а больше сосредоточимся на аресте, допросе и гибели Фанни Каплан, ибо наша статья посвящена как раз этой теме.

После каторги Фанни месяц жила в Москве у купеческой дочери Анны Пигит, родственник которой И. Д. Пигит, владевший московской табачной фабрикой «Дукат», построил большой доходный дом на Большой Садовой. Там они и жили, в квартире № 5, которая среди жителей сразу приобрела репутацию «нехорошей» – ее обитательницы были плохо одеты, непрерывно курили, усыпая пеплом не только свои апартаменты, но и парадную лестницу, уличная грязь с их разбитых башмаков пачкала отполированный пол вестибюля.[28] Этот дом прославится через несколько лет – именно в нём, только в квартире № 50 Михаил Булгаков «поселит» странную компанию во главе с Воландом.[29]

Как всегда, начнем с семантического анализа собственных имен.

1) Анна Пигит. В переводе с еврейского имя Анна означает «благодать». С фамилией интереснее: в переводе с английского языка Пиг-ит (pig-it) означает «это свинья».

2) Каплан крайне созвучно слову «каплун» – которое, как мы уже знаем, – на русском и украинском языке обозначает кастрированного петуха, или кочета, откармливаемого на мясо.

3) Вспомним о том, что на французском языке слово cochet петушок кочет, а также слова «coche» – «свинья (самка)» и «côcher» покрывать самку (о птицах) имеют одинаковое звучание. А если примем к тому же об их свинском поведении (непрерывно курили, жили в грязи и т.п.), то есть все основания полагать, что и вся остальная жизнь у них была «кошенильной» (от слова «кошениль» – «coche-nille», где «coche» (фр.) означает «свинья (самка)», а «nille» (швейц.) – «сочленение» (а на арго – «соитие»). На современном языке такая половая жизнь, мягко говоря, называется беспорядочной.[30]

4) Вспомним еще об одном значении звукоряда «коше или кошер». Kosher = kasher (англ.) 1) а) кошерный, разрешённый законами иудаизма, приготовленный с соблюдением правил (о питании, пище). В русском языке прилагательное «коше?рный» образовано от «ко?шер» – ашкеназского варианта произношения ивр. ???????‎; антоним – «трефно?й», от идиш ????‎ трейф – букв. некошерный, в свою очередь восходит к ивр. ???????‎, трефа? – букв. «растерзанное» (Быт.17:15-16).[32] Если учесть, что трефы в картах обозначаются крестом, а у евреев означают некошерную еду, то мы снова и снова возвращаемся к судьбе, которая ждала Фанни Каплан.

5) И, наконец, есть смысл поглубже проникнуть в смысл слово «дукат» – название фабрики, которое нам сохранила история. Ибо в переводе с итальянского языка слово ducato означает: 1) «герцогство» 2) дукат (монета). Нас больше интересует первое значение, так как вторая партийная кличка Дмитрия Ульянова была «Герц»[32], то есть, в переводе с немецкого языка «сердце», «душа». Таким образом, во всех отношениях выбор Каплан места жительства нельзя назвать случайным. Судьба вела ее от одного направляющего ее человека-имени к другому.

 

Таким образом, Фанни Каплан попала в большевистскую «малину» или «хазу», о которой доподлинно знал Дмитрий Ульянов. В своем дальнейшем исследовании мы будем опираться не столько на исторические данные, сколько на свой здравый смысл, а также на текст бессмертного романа Булгакова «Мастер и Маргарита».

В современном понимании науки эту статью нельзя назвать научной, как нельзя назвать научными большинство исторических якобы «научных» трудов, написанных в советскую и постсоветскую эпоху, ибо само понятие гуманитарной науки было и до сих пор остается извращенным. Тем не менее, мы вправе поставить вопрос: «Может ли считаться интерпретация литературного произведения исторической интерпретацией?» Для себя мы ответили на этот вопрос утвердительно, поэтому в дальнейшем будем считать роман Булгакова не только крупнейшим литературным произведением ХХ века, но и значительным историческим документом. Более того, мы считаем, что в его знаменитом романе совершенно неслучайно описан именно тот дом, в котором жила Фанни Каплан, и номера «нехороших» квартир в жизни и в романе очень похожи.

Далее. Мы должны поставить один крайне существенный вопрос и по возможности четко на него ответить: «Знал ли Владимир Ульянов Ленин о существовании Фанни Каплан – любовницы своего младшего брата, а если да, то как он к ней относился?

Что касается отношения вождя мирового пролетариата к самому Дмитрию, до нас дошло свидетельство современника Ульяновых, в котором тот указывает, что это отношение было совершенно однозначным:

 

…брат Ленина, Дмитрий, был безо всякого давления со стороны его назначен на какой-то весьма высокий пост в Крыму. И по этому поводу, как мне передавал Красин, Ленин в разговоре с ним так отозвался о своем брате:

– Эти идиоты, по-видимому, хотели угодить мне, назначив Митю... они не заметили, что хотя мы с ним носим одну и ту же фамилию, но он просто обыкновенный дурак, которому впору только печатные пряники жевать...[33]

 

Что касается печатного пряника. По способу приготовления пряники делят на три вида: печатные, вырезные и лепные. Печатный – самый распространенный, изготавливался с помощью пряничной доски, сделанной из дерева твердой породы.[34]

Есть и еще одно важное воспоминание. В марте 1923 года, как вспоминала Мария Ильинична, Ульяновы всей семьей сидели у постели больного и перебирали в памяти минувшее. Владимир Ильич с грустью признавался: «В 1917 году я отдохнул в шалаше у Сестрорецка благодаря белогвардейским прапорщикам, в 1918 году – по милости выстрела Каплан. А потом случая такого не было…».[35]

Такая грусть Владимира Ильича вполне объяснима: когда в первый раз он скрывался под Сестрорецком от боевиков Свердлова-Троцкого, его младший братец пребывал в Крыму в их компании и крутил роман с женой одного из тех боевиков. Во второй раз в покушении, подготовленным Свердловым, Аванесовым и Троцким,[36] обвинили саму его любовницу, Фанни Каплан, хотя следствие (которое вряд ли можно назвать следствием) было проведено в течение всего трех дней и самые важные детали дознания были уничтожены.

Вот что пишет о времени покушения на Владимира Ульянова-Ленина Фанни Каплан все тот же Н. Зенькевич:

Возникает вопрос: могла ли полуслепая женщина дважды попасть в вождя, стреляя при этом в темноте? И вообще, когда состоялось покушение?

Определение времени "X" очень важно. К сожалению, в разных источниках оно указывается по-разному. Причем расхождение весьма существенное, достигающее нескольких часов.

Официальное время покушения – 7 часов 30 минут вечера. Оно фигурирует в многотомной «Истории гражданской войны в СССР» и других авторитетных источниках. Это время указано в обращении Моссовета, опубликованном в «Правде». Но в этом же номере газеты в хронике новостей содержится сообщение, что покушение имело место около 9 вечера.

Дальше – больше. Шофер Ленина С. Гиль, который дал показания в день покушения, заявил: «Я приехал с Лениным около 10 часов вечера на завод Михельсона". Это утверждение опубликовано в журнале «Пролетарская революция» (NN 6-7 за 1923 год). Для дотошных читателей назову страницу – 277.

Согласно рассказу Гиля, выступление Ленина на заводе длилось около часа. Стало быть, выстрелы прозвучали не ранее 11 часов вечера. А в это время уже темно. К тому же Каплан задержали с зонтиком, что свидетельствует о пасмурной погоде. Зачем ей было брать с собой зонтик в безоблачную погоду?

Да и Владимир Ильич, отправляясь на завод, прихватил с собой пальто. Следовательно, можно говорить о том, что 30 августа сумерки наступили раньше, чем обычно, из-за облаков и накрапывающего дождя.

Сдвиг времени "X" в более светлую часть дня произошел, по-видимому, из-за стараний Бонч-Бруевича. Какую цель он преследовал этим, неизвестно, но его воспоминания, ставшие основой хрестоматийной версии, полны противоречий, неточностей и недомолвок. Бонч, например, уверяет, что узнал о покушении в 6 часов вечера. Он вводит в свое повествование рассказ Гиля, якобы изложенный ему лично, но основные детали этого рассказа входят в противоречие с опубликованной версией ленинского шофера.

Если действительно выстрелы прозвучали около 11 вечера, в темноте, то Каплан, имевшая сильный дефект зрения, вряд ли способна была совершить теракт с той точностью, с какой он был осуществлен.

 

Какую цель преследовал Бонч-Бруевич, сознательно смещая время покушения в темное время суток, совершенно ясно – убедить нас в том, что покушение на Ленина совершила именно Каплан. А вот интересную деталь – а именно: то, что Фанни Каплан была с зонтиком, но при этом никто не упоминает о дожде, все исследователи почему-то обходят стороной.

Каплан была арестована тут же, на трамвайной остановке на Большой Серпуховской улице. Арестовавшему ее рабочему Иванову она заявила, что это она стреляла в Ленина.[37] Возникает вопрос: почему рабочий Иванов арестовал именно Фанни Каплан, находившуюся далеко от места покушения, которая к тому же была полуслепой. Все исследователи этого события сходятся в одном: что с такого расстояния при таком зрении Фанни Каплан никак не могла точно выстрелить в вождя мирового пролетариата.

Возьмем словарь французского языка и посмотрим внимательно, некоторые значения, которые на русском языке может иметь французское слово зонтик:

 

parapluie 1) зонт(ик) (дождевой)

fermer le parapluie – умереть

ouvrir le parapluie – застраховаться, подстраховаться

porter le parapluie – отвечать, быть в ответе

la maison parapluie – полиция

2) защита, прикрытие

3) отмычка (проще говоря – ключ, знак)

 

Мы говорим о переводе именно с французского языка, так как на блатном жаргоне слово «француз» означает: 1) евpей, 2) лицо, совеpшающее оpогенитальный контакт. Это лишь потом преступников стали делить на политических и уголовных, а до переворота – это были уголовные преступники, осуждавшиеся по уголовному кодексу, так что нет никаких оснований считать их ни выдающимися интеллектуалами, ни носителями высокой культуры.

Таким образом, можно сделать вполне достоверное предположение, что Фанни Каплан опознали именно по зонтику, который она держала и который ей, видимо, настоятельно порекомендовал взять кто-то из заговорщиков.

Приведем часть протокола допроса Каплан, взятого из книги Н. Зенькевича:

Из показаний Ф. Каплан
(Допрашивали нарком юстиции Д. Курский, член коллегии наркомата юстиции М. Козловский, секретарь ВЦИК В. Аванесов, зам, председателя ВЧК Я. Петерс, зав, отделом ВЧК Н. Скрыпник).

Курский. Где вы взяли оружие?

Каплан. Не имеет значения.

Курский. Вам его кто-нибудь передал?

Каплан. Не скажу.

Курский. С кем вы связаны? С какой организацией или группой?

Каплан. (Молчит).

Курский. Повторяю, с кем вы связаны?

Каплан. Отвечать не желаю.

Курский. Связан ли ваш социализм со Скоропадским?

Каплан. Отвечать не намерена.

Курский. Слыхали ли вы про организацию террористов, связанную с Савинковым?

Каплан. Говорить на эту тему не желаю.

Курский. Почему вы стреляли в Ленина?

Каплан. Стреляла по убеждению.

Курский. Сколько раз вы стреляли в Ленина?

Каплан. Не помню.

Курский. Из какого револьвера стреляли?

Каплан. Не скажу. Не хотела бы говорить подробности.

Курский. Были ли вы знакомы с женщинами, разговаривавшими с Лениным у автомобиля?

Каплан. Никогда их раньше не видела и не встречала. Женщина, которая оказалась раненой при этом событии, мне абсолютно не знакома.

Петерс. Просили вы Биценко провести вас к Ленину в Кремль?

Каплан. В Кремле я была один раз. Биценко никогда не просила, чтобы попасть к Ленину.

Курский. Откуда у вас деньги?

Каплан. Отвечать не буду.

Курский. У вас в сумочке обнаружен железнодорожный билет до станции Томилино. Это ваш билет?

Каплан. В Томилино я не была.

Петере. Где вас застала Октябрьская революция?

Каплан. Октябрьская революция застала в Харькове, в больнице. Этой революцией я осталась недовольна. Встретила ее отрицательно. Большевики – заговорщики. Захватили власть без согласия народа. Я стояла за Учредительное собрание и сейчас стою за него.

Петерс. Где вы учились? Где работали?

Каплан. Воспитание получила домашнее. Занималась в Симферополе. Заведовала курсами по подготовке работников в волостные земства. Жалованье получала (на всем готовом) 150 рублей в месяц.

Петерс. Стреляли в Ленина вы? Подтверждаете?

Каплан. Стреляла в Ленина я. Решилась на этот шаг в феврале. Эта мысль назрела в Симферополе. С тех пор готовилась к этому шагу.

Петерс. Жили ли вы до революции в Петрограде и Москве?

Каплан. Ни в Петрограде, ни в Москве не жила.

Скрыпник. Назовите полностью свое имя, отчество и фамилию.

Каплан. Меня зовут Фанни Ефимовна Каплан. По-еврейски мое имя Фейга.

 

Из этого протокола видно, что, во-первых, кроме зонтика у Каплан нашли пистолет и билет до станции Томилино (в один конец – тогда еще обратные билеты не продавали), а во-вторых, она как-то избранно отвечала на вопросы: например, призналась, что была в Кремле. Сразу напрашивается вопрос: у кого?

Теперь снова перейдем к лингвистическому анализу и вспомним о том, что Фанни Каплан родилась в Волынской губернии. В переводе с блатного жаргона волына – это пистолет, а волынить затягивать следствие. Все эти факты подтверждаются даже при беглом чтении этого фрагмента из протокола допроса. Все эти вещи кажутся каким-то мистическим совпадением, но мы хотим отметить, что таких мистических совпадений очень много, даже слишком много, чтобы их можно было назвать случайными.

И, наконец, билет до Томилино. На допросе Каплан утверждает, что она в Томилино не была. И мы склонны ей поверить: что ей было делать на этой крошечной в ту пору станции. Значит, важным является само название станции Томилино. В русском языке глагол «томить» означает: 1. Причинять физические, нравственные страдания; мучительно беспокоить. Заставлять мучиться от неизвестности. 2. Заставлять испытывать тоску, душевную муку. 3. Вызывать истому. 4. Держать в заключении, в неволе.

Все это имело место после задержания Каплан. Судя по всему, билет до станции Томилино Фанни Каплан получила из тех же рук, из которых она получила зонтик: это были знаки, как с ней нужно было поступить.

Теперь постараемся ответить на вопрос: почему Фанни Каплан ждало страшное обвинение в покушении на Ульянова-Ленина и такая ужасная смерть.

Вот что пишет об этом Н. Зенькевич:

Свердлову приписывают фразу: «Хоронить Каплан не будем. Останки

уничтожить без следа». В первом издании «Записок коменданта Кремля» Павел Мальков приводит подробности того, как обсуждался вопрос, где лучше убить Каплан. В последующих изданиях некоторые детали убраны, сглажены. И все равно подтверждается факт расстрела Фанни Каплан в Кремле под звуки работавшего мотора автомобиля.

Появились утверждения, что тело террористки было облито бензином и сожжено в железной бочке в Александровском саду.[38]

Ю. Фельштинский[39] ссылается на утверждение писателя Юрия Давыдова о том, что труп Каплан был облит бензином и сожжен в железной бочке в Александровском саду[40]. Вот логика его рассуждений:

 

Если из описания ареста женщины с зонтиком и портфелем безошибочно следовало, что стреляла не задержанная, а кто-то еще, то из описаний Малькова получалось, что кому-то (очевидно, что Свердлову), важно было замести следы преступления: уничтоженный труп нельзя опознать. После 3 сентября определить нельзя уже было ничего: была ли задержанная Батулиным женщина с зонтиком и портфелем – Каплан; была ли задержанная Батулиным женщина той, что разговаривала с Гилем перед началом собрания, еще до покушения; была ли Каплан покушавшейся, т.е. женщиной, выстрелившей в Ленина; была ли расстрелянная в Кремле женщина – Каплан; была ли расстрелянная в Кремле женщина той, которую задержал Батулин; была ли расстрелянная в Кремле женщина той, которую видел Гиль и какие-то другие свидетели у завода Михельсона; кого именно расстреляли в Кремле 3 сентября 1918 года? Список этих вопросов – бесконечен. Не имея Каплан не только живой, но и мертвой, ответить на них было невозможно. Именно Свердлов закрыл дело Каплан, уничтожив наиболее важную улику – саму арестованную. Он мог это сделать только в том случае, если лично был не заинтересован в расследовании и если лично был причастен к заговору. Других объяснений поведения Свердлова не существует.[41]

 

Рис. 15. На этом месте Фанни Каплан стреляла в Ульянова-Ленина

На допросе Фанни Каплан не отрицает, что один раз она уже была в Кремле. Вполне вероятно, она ходила туда, чтобы встретиться с Владимиром Ульяновым-Лениным, быть может для того, чтобы просто познакомиться с ним, будучи в близких отношениях с его братом. Нельзя сказать, чтобы вождь был очень рад этой встрече; с другой стороны, видимо, он не мог наотрез от нее отказаться. И тогда напрашивается очень простой ответ: Фанни Каплан прибыла на место покушения для личной встречи с Владимиром Ульяновым-Лениным. Кремль был не самым удобным местом для такой встречи. Зачем на допросе она сказала, что собиралась его убить, хотя на самом деле не собиралась? – Наверное, по той же самой причине, по которой чуть позже в СССР появилось так много врагов народа, хотя при этом были и настоящие враги народа. Не все они умерли от испанки. Некоторые получили давно заслуженную пулю. Далее мы вступаем в область догадок, основанных больше не на исторических исследованиях, а на романе Булгакова «Мастер и Маргарита».

Часть 5. Образ Фанни Каплан в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита»

Оговоримся сразу: мы будем интерпретировать лишь ту часть текста романа и лишь те его образы, которые имеют прямое отношение к теме нашего исследования. Те образы и персонажи, в особенности, такие сложные, как образ Берлиоза, мы оставим до более подходящего случая.

У Булгакова образ «акушерки Кандалаки» встречается в трех редакциях: двух ранних и окончательной:

В бурном хаосе и возбуждении тут же стали рождаться слушки: несчастная любовь к акушерке Кандалаки, второе – впал в правый уклон. Прямо и точно сообщаю, что все это вранье. Не только никакой акушерки Кандалаки [Марк или Антон Антонович] Берлиоз не любил, но и вообще никакой акушерки Кандалаки в Москве нет, есть Кондалини, но она не акушерка, а статистик на кинофабрике.[42]

 

Тут же змейкой порхнула сплетня. Первая – неудачная любовь к акушерке Кандалаки, аборт и, увы, самоубийство; словом, не попал под трамвай, а бросился (автор сплетни – старая Боцман Жорж). Вторая: никакой Кандалаки и вообще на свете нету, а (шепот) впал в уклон, затосковал и...[43]

 

Не только никакой акушерки Кандалаки Берлиоз не любил, но и вовсе никакой акушерки Кандалаки в Москве нет и не было, а есть Кондалини, ни-ни, женщина-статистик в Югсевкино, а муж у нее, верно, акушер.[44]

 

Фамилию Кандалаки можно объяснить, прочитав недавно вышедшую статью Марты Измайловой «Эпопея Фейги»:

Совершенно ясно, что под «Югсевкино» имеется в виду Севастополь, а значит Булгаков недвусмысленно указывает нам на Крым. На Нерчинскую каторгу. Фейге Хаимовне Каплан предписывалось следовать в ручных и ножных кандалах – к ней и тут подошли с максимальной меркой. Небрежным росчерком пера было добавлено: может следовать пешком, требует усиленного надзора по причине склонности к побегам. Тогда же составили и описание внешности потенциальной беглянки: «рост около 156 см, лицо бледное, глаза продолговатые, карие, с опущенными уголками, волосы темно-русые, над правой бровью рубец от раны». Весь долгий путь до Забайкалья Фанни проделала как особо опасная преступница, закованная «по всей строгости закона» в кандалы.[45]

 

В этих же отрывках упоминается фамилия Кондалини (которая, скорее всего, является производной от слова кондом – презерватив. Кроме того, в каждом случае, речь идет об акушерке, в одном случае об аборте, а в последнем случае о муже-акушере. Все приведенные выше фрагменты позволяют предположить, что Фанни Каплан сделала аборт от Дмитрия Ульянова, причем она его сделала по настоянию своего мужа Макса Каплана.

В романе есть и другие образы и фрагменты, в которых можно увидеть напоминание о Фанни Каплан и ее ужасной казни. В частности, речь идет о злоключениях финдиректора театра Варьете Варенухи (Внучаты). В разных редакциях есть главы, которые называются: «Поцелуй Внучаты», «Бойтесь возвращающихся», «Слава петуху!».

Приведем лишь два фрагмента текста. Первый – из главы «Слава петуху!»:

Финдиректор отчаянно оглянулся, отступил к окну, ведущему в сад, и в окне, заливаемом луною, увидел прильнувшее к стеклу лицо голой девицы, колыхавшейся в воздухе на высоте второго этажа, и ее голую руку, просунувшуюся в форточку и старающуюся открыть нижнюю задвижку. Верхняя уже была открыта.

Римскому показалось, что свет в настольной лампе гаснет и что письменный стол наклоняется. Римского накрыло ледяною волною, но, к счастью, он превозмог себя и не упал. Он собрал остатки сил, и их хватило только на то, чтобы шепнуть, но не крикнуть: «Помогите!»

Варенуха подпрыгивал возле двери, подолгу застревая в воздухе, качаясь и плавая в нем, и отрезал путь к выходу. Он скрюченными пальцами махал в сторону Римского, шипел и чмокал, подмигивая девице в окне.

Та заспешила, всунула голову в форточку, вытянула, сколько можно было, руку, ногтями начала царапать нижний шпингалет, трясла раму. Тут рука ее стала удлиняться, покрылась трупною зеленью. Зеленые пальцы мертвой хваткой обхватили головку шпингалета, повернули ее, рама начала открываться. Римский слабо вскрикнул, прислоняясь к стенке, выставляя, как щит, портфель вперед. Он понял, что пришла его гибель, что ходу ему к двери нет. Рама широко распахнулась, но вместо нежной свежести и аромата лип в окно ворвался запах склепа. Покойница вступила на подоконник.

Римский отчетливо видел зеленые пятна тлена на ее груди. И в это время радостный неожиданный крик петуха долетел из сада, из того низкого здания за тиром, где содержались дрессированные животные и птицы, участвовавшие в программах. Горластый петух трубил, возвещал, что к Москве с востока катится рассвет. Дикая ярость исказила лицо девицы, она испустила хриплое ругательство, визгнул у дверей Варенуха и обрушился из воздуха на пол.

Крик петуха повторился, девица щелкнула зубами. Красота ее исчезла, у нее выпали зубы, рот провалился, щеки сморщились, космы волос поседели, но тело осталось молодым, хоть и мертвым. С третьим криком петуха она повернулась и вылетела вон. И вслед за нею, подпрыгнув и вытянувшись в воздухе горизонтально, напоминая летящего купидона, выплыл в окно Варенуха.[46]

 

Вспомним о том, что в окончательном варианте романа эту девицу-вампира зовут Гелла (в переводе с английского – hell 1) а) ад, преисподняя, геенна огненная). Примем во внимание, что в переводе с украинского языка варенуха – это разновидность горилки (от слова гореть). Примем во внимание и то, что фамилия фининспектора Внучата (в ранних редакциях), означает «потомки» (производное от слова «потом»). И, наконец, несмотря на то, что в повествовании появляется традиционный петух, при третьем крике которого вся нечисть исчезает, не будем забывать и о том, что Каплан-каплун означает «петух». И смысл этой главы заключается в мистическом возвращении Каплан к Петерсу (который служит прототипом образа Внучаты и Варенухи), чтобы выпить из него кровь и утащить его в ад, который он со своими подельниками уготовил ей.

 

И второй:

– Взять бы этого Канта, да за такие доказательства года на три в Соловки! – совершенно неожиданно бухнул Иван Николаевич.

– Иван! – сконфузившись, шепнул Берлиоз.

Но предложение отправить Канта в Соловки не только не поразило иностранца, но даже привело в восторг.

– Именно, именно, – закричал он, и левый зеленый глаз его, обращенный к Берлиозу, засверкал, – ему там самое место! Ведь говорил я ему тогда за завтраком: «Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут».

Берлиоз выпучил глаза. «За завтраком... Канту?.. Что это он плетет?» – подумал он.

– Но, – продолжал иноземец, не смущаясь изумлением Берлиоза и обращаясь к поэту, – отправить его в Соловки невозможно по той причине, что он уже с лишком сто лет пребывает в местах значительно более отдаленных, чем Соловки, и извлечь его оттуда никоим образом нельзя, уверяю вас!

– А жаль! – отозвался задира-поэт.

– И мне жаль! – подтвердил неизвестный, сверкая глазом, и продолжал: – Но вот какой вопрос меня беспокоит: ежели бога нет, то, спрашивается, кто же управляет жизнью человеческой и всем вообще распорядком на земле?

 

Если учесть, что в переводе с английского жаргона cunt 1) влагалище; синонимы pussy, slit 2) половое сношение 3) дрянь, сука, а также если вспомнить легенду о том, что Каплан осталась жива, и ее встречали в Соловках, то смысл этого фрагмента может из абстрактного стать совершенно конкретным. Нет никаких сомнений в том, что в романе М. А. Булгакова образ Фанни Каплан нашел свое отражение, но насколько точно и в какой степени, – об этом сейчас говорить уже очень трудно.

Хорошо известно, что сразу же после покушения на Владимира Ульянова-Ленина было опубликовано воззвание ВЦИК, за подписью Якова Свердлова. Это покушение на Ленина стало сигналом к началу 5 сентября красного террора, взятию большевиками заложников из числа дворян и интеллигенции и их расстрелам. Об этом уже написано много, и здесь мы этой стороны покушения касаться не будем.

Попробуем ответить на самый загадочный вопрос: зачем понадобилось Свердлову и его подельникам обустраивать покушение на Ульянова-Ленина так, чтобы Фанни Каплан оказалась в его эпицентре?

Предположим, что покушение удалось, и тогда Фанни Каплан стала бы убийцей вождя, а ее пособником непременно посчитали бы Дмитрия Ульянова – их связь была на виду у всех. И тогда, скорее всего, брат Дмитрий вскоре последовал бы в мир иной вслед за братом Владимиром.

Но Владимир Ульянов выжил. Это значит, что надо было как можно быстрее прятать концы, но не в воду, а в огонь. Видимо, на теле Фанни Каплан можно было найти какие-то доказательства преступного сговора, связанного с покушением, например, при вскрытии обнаружить следы аборта. И тогда начала бы раскручиваться нить, которая привела бы к Якову Свердлову. Судя по всему, она-таки к нему и привела. Вот что пишет Ю. Фельштинский:

…у заговорщика Свердлова были планы расправиться с раненым Лениным, этому помешали в Кремле безотрывно находившиеся при Ленине Бонч-Бруевич и его жена Величкина. И слишком уж подозрительным совпадением кажется то, что 30 сентября, т.е. через 5-6 дней после отъезда Ленина в Горки, Величкина умерла в Кремле, по официальной версии от «испанки».

Эзопов язык мемуаров старой гвардии большевиков, умудрившейся уцелеть даже в сталинскую чистку, не всегда понятен. В воспоминаниях Бонч-Бруевича читаем:

«Осень 1918 года. [...] В Кремле в течение двух дней от испанки умерли три женщины. Владимир Ильич находился за городом на излечении после тяжелого ранения. Получив известие о смерти женщин, он выразил самое душевное соболезнование семьям и сделал все распоряжения об оказании им помощи. Не прошло и месяца, как той же испанкой заболел Я. М. Свердлов [...]. Надо было видеть, как был озабочен Владимир Ильич. [...] В это время он уже жил в Кремле [...]. Несмотря на предупреждения врачей о том, что испанка крайне заразна, Владимир Ильич подошел к постели умирающего [...] и посмотрел в глаза Якова Михайловича. Яков Михайлович затих, задумался и шепотом проговорил: – Я умираю... [...] Прощайте»[47].

16 марта в 4 часа 55 минут Свердлов умер.[48]

 

Кому-то может показаться, что в этой статье слишком много мистики, заложенной в именах и фамилиях, которая фактически предопределяет судьбу Фанни Каплан. Все это кажется маловероятным или вообще невероятным. Но приведенные смыслы именно таковы. Мы вовсе не призываем верить в судьбу, которая заложена в имени. Мы просто попытались проследить связь имен и связанных с ними событий. Кто точно знает, были ли такая связь на самом деле?

 

Вместо послесловия

 …мы привычно говорим о «сталинистах», троцкистах. И никогда не упоминаем о «свердловистах» (или свердловцах?») А они, оказывается, существовали, «вождь номер два» имел вполне реальную группировку. И группировку настолько сильную, что в конце жизни Яков Михайлович готов был встать в оппозицию самому Ленину… Но выясняется вдруг и то, что опору Свердлова составляли не только его единомышленники. Что он имел тайные связи и с зарубежьем… Я надеюсь, что эта работа поможет читателю составить более полное представление о жизни и судьбе одного из главных губителей и палачей России.[49]

 А мы добавим: а наша статья – прольет хоть немного света на одну из самых загадочных страниц нашей истории и на содержание самого загадочного романа русской литературы.

 

Примечания

[1] Каплан Фанни Ефимовна. http://ru.wikipedia.org/wiki

[2] Н. А. Зенькович, Покушения и инсценировки: от Ленина до Ельцина, ОЛМА-ПРЕСС, 1998. http://lib.web-malina.com/getbook.php?bid=2065 

[3] Каплан Фанни Ефимовна. http://ru.wikipedia.org/wiki

[4] Там же.

[5] Пятиконечная звезда. http://ru.wikipedia.org/wiki

[6] Подвойский Николай Ильич. http://ru.wikipedia.org/wiki

[7] Свердлов, Андрей Яковлевич. http://ru.wikipedia.org/wiki

[8] Пентаграмма. http://ru.wikipedia.org/wiki

[9] Пентагон. http://ru.wikipedia.org/wiki

[10] Пентаграмма. http://ru.wikipedia.org/wiki

[11] Там же.

[12] Бафомет. http://ru.wikipedia.org/wiki

[13] Марта Измайлова, Эпопея Фейги. «Вокруг света», №6 (2825) | Июнь 2009 Рубрика «Люди и судьбы». http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/6735/ 

[14] Каплан Фанни Ефимовна. http://ru.wikipedia.org/wiki

[15] Марта Измайлова, Эпопея Фейги. «Вокруг света», №6 (2825) | Июнь 2009 Рубрика «Люди и судьбы». http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/6735/ 

[16] А. Бернштейн, Д. Карцев. Слепота Фанни Каплан, «Время новостей», N°160 02 сентября 2008 г.

[17] Баранченко В. Е., Гавен, с. 58, 60, ЖЗЛ, М., «Молодая гвардия», 1967.

[18] М. Львовски. Курортный роман Дмитрия Ульянова и террористки. СЕГОДНЯ.UA. Город вечности. Народный биографический справочник. http://eternaltown.com.ua/content/view/6898/76/

[19] Ульянов Дмитрий Ильич. http://ru.wikipedia.org/wiki

[20] Здесь и далее: М. Львовски. Курортный роман Дмитрия Ульянова и террористки. СЕГОДНЯ.UA. Город вечности. Народный биографический справочник. http://eternaltown.com.ua/content/view/6898/76/ 

[21] М. Львовски. Курортный роман Дмитрия Ульянова и террористки. СЕГОДНЯ.UA. Город вечности. Народный биографический справочник. http://eternaltown.com.ua/content/view/6898/76/ 

[22] Коэны. http://ru.wikipedia.org/wiki

[23] М. Львовски. Курортный роман Дмитрия Ульянова и террористки. СЕГОДНЯ.UA. Город вечности. Народный биографический справочник. http://eternaltown.com.ua/content/view/6898/76/ 

[24] М. Львовски. Курортный роман Дмитрия Ульянова и террористки. СЕГОДНЯ.UA. Город вечности. Народный биографический справочник. http://eternaltown.com.ua/content/view/6898/76/

[25] А. Бернштейн, Д. Карцев. Слепота Фанни Каплан, «Время новостей», N°160 02 сентября 2008 г.

[26] Н. А. Зенькевич, Покушения и инсценировки: от Ленина до Ельцина, ОЛМА-ПРЕСС, 1998. http://lib.web-malina.com/getbook.php?bid=2065

[27] Там же.

[28] Марта Измайлова, Эпопея Фейги. «Вокруг света», №6 (2825) | Июнь 2009 Рубрика «Люди и судьбы». http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/6735/

[29] Каплан Фанни Ефимовна. http://ru.wikipedia.org/wiki

[30] В. Мершавка, В. Орлов. Песня о «Соколе», о товарище «Болото» и о союзе «Рыжих». http://www.web.mershavka.ru/articles/detail/46

[31] Кашрут. http://ru.wikipedia.org/wiki/%

[32] Дмитрий Ильич Ульянов. Хронос. Биографический указатель. http://www.hrono.ru/biograf/bio_u/ulianov_di.php. См. также: Б. Яроцкий. Дмитрий Ульянов. ЖЗЛ, М. «Молодая гвардия», 1977.

[33] Соломон (Исецкий) Г. А. Среди красных вождей. Ленин и его семья (Ульяновы). М. «Современник», 1995.

[34] Пряник. http://ru.wikipedia.org/wiki/%

[35] Б. Яроцкий. Дмитрий Ульянов, с. 224, ЖЗЛ, М. «Молодая гвардия», 1977.

[36] Ю. Фельштинский. Вожди в законе. М., Терра-клуб, 2008.

[37] Каплан Фанни Ефимовна. http://ru.wikipedia.org/wiki

[38] Н. А. Зенькевич, Покушения и инсценировки: от Ленина до Ельцина, ОЛМА-ПРЕСС, 1998. http://lib.web-malina.com/getbook.php?bid=2065

[39] Ю. Фельштинский. Вожди в законе. М., Терра-клуб, 2008.

[40] Источник, 1993, No 2, с. 73.

[41] Ю. Фельштинский. Вожди в законе. М., Терра-клуб, 2008.

[42] М. Булгаков, «Мастер и Маргарита». Вечер страшной субботы. Черновые наброски к роману. 1929-1931 гг. с. 67, в сб. «Мой бедный Мастер», Полное собрание редакций и вариантов романа в подготовке В. Лосева. М. Вагриус, 2006.

[43] М. Булгаков, «Мастер и Маргарита». Золотое копье. Незавершенная рукопись, с. 281. в сб. «Мой бедный Мастер», Полное собрание редакций и вариантов романа в подготовке В. Лосева. М. Вагриус, 2006.

[44] М. Булгаков, «Мастер и Маргарита». Окончательная редакция романа, с. 953. в сб. «Мой бедный Мастер», Полное собрание редакций и вариантов романа в подготовке В. Лосева. М. Вагриус, 2006.

[45] Марта Измайлова, Эпопея Фейги. «Вокруг света», №6 (2825) | Июнь 2009 Рубрика «Люди и судьбы». http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/6735/ 

[46] М. Булгаков, «Мастер и Маргарита». Полная рукописная редакция романа с. 477, в сб. «Мой бедный Мастер», Полное собрание редакций и вариантов романа в подготовке В. Лосева. М. Вагриус, 2006. 

[47] В. Бонч-Бруевич. Ленин в Петрограде и Москве. Политиздат, М., 1982, с. 55-56.

[48] Ю. Фельштинский. Вожди в законе. М., Терра-клуб, 2008.

[49] В. Шамбаров. Оккультные корни октябрьской революции, с. 8. М., Алгоритм, 2006.