Книги в моем переводе

Мертвая душа: образ Жоржа Бенгальского в романе «Мастер и Маргарита».

Часть третья. Наш ответ Чемберлену

В. Мершавка и В. Орлов


Сатана там правит бал!

Ш. Гуно. «Фауст»

 

Глава 1. Чудесные червонцы

Жорж Бенгальский рискнул предложить магистру черной магии Воланду (или Фаланду), разоблачить свое искусство и низвести его до уровня фокуса, то есть ловкого обмана зрителей. Наглый конферансье немедленно получает жесткий отпор от Воланда и двух его помощников, прежде всего, – от «клетчатого нахала». Понять глубинный смысл происходящего и разобраться в том, кто и как врет невозможно, не понимая психологического смысла черной магии.

После того, как с Кот и Фаготом устроили изящный карточный номер с гражданином Парчевским и гражданкой Зельковой (о котором мы поговорим позже), они не менее изящно перешли от магического владения карточной колодой к превращению ее в червонцы:

 

Сидящие в партере повернули головы. На галерее какой-то смя­тенный гражданин обнаружил у себя в кармане пачку, перевязанную банковским способом и с надписью на обложке: «Одна тысяча рублей».

Соседи наваливались на него, а он в изумлении ковырял ногтем обложку, стараясь дознаться, настоящие ли это червонцы или какие-нибудь волшебные.

– Ей-богу, настоящие! Червонцы! – кричали с галерки радостно.

– Сыграйте и со мной в такую колоду, – весело попросил какой-то толстяк в средине партера.

– Авек плезир! – отозвался Фагот. – Но почему же с вами одним? Все примут горячее участие! – И скомандовал: – Прошу глядеть вверх!.. Раз! – В руке у него оказался пистолет, он крикнул: – Два! – Пистолет вздернулся кверху. Он крикнул: – Три! – Сверкнуло, бухнуло, и тотчас же из-под купола, ныряя между трапециями, начали падать в зал белые бумажки.

Они вертелись, их разносило в стороны, забивало на галерею, откидывало в оркестр и на сцену. Через несколько секунд денежный дождь, все густея, достиг кресел, и зрители стали бумажки ловить.

Поднимались сотни рук, зрители сквозь бумажки глядели на освещенную сцену и видели самые верные и праведные водяные знаки. Запах также не оставлял никаких сомнений: это был ни с чем по прелести не сравнимый запах только что отпечатанных денег. Сперва веселье, а потом изумление охватило весь театр. Всюду гудело слово «червонцы, червонцы», слышались вскрикивания «ах, ах!» и веселый смех. Кое-кто уже ползал в проходе, шаря под креслами. Многие стояли на сиденьях, ловя вертлявые, капризные бумажки.

На лицах милиции помаленьку стало выражаться недоумение, а артисты без церемонии начали высовываться из кулис.

В бельэтаже послышался голос: «Ты чего хватаешь? Это моя! Ко мне летела!» – и другой голос: «Да ты не толкайся, я тебя сам так толкану!» И вдруг послышалась плюха. Тотчас в бельэтаже появился шлем милиционера, из бельэтажа кого-то повели.

Вообще возбуждение возрастало, и неизвестно, во что бы все это вылилось, если бы Фагот не прекратил денежный дождь, внезапно дунув в воздух.

Двое молодых людей, обменявшись многозначительным и весе­лым взглядом, снялись с мест и прямехонько направились в буфет. В театре стоял гул, у всех зрителей возбужденно блестели глаза. Да, да, неизвестно, во что бы все это вылилось, если бы Бенгальский не нашел в себе силы и не шевельнулся бы. Стараясь покрепче овладеть собой, он по привычке потер руки и голосом наибольшей звучности заговорил так:

– Вот, граждане, мы с вами видели сейчас случай так называемого массового гипноза. Чисто научный опыт, как нельзя лучше доказывающий, что никаких чудес и магии не существует. Попросим же маэстро Воланда разоблачить нам этот опыт. Сейчас, граждане, вы увидите, как эти якобы денежные бумажки исчезнут так же внезапно, как и появились.

Публике речь Бенгальского не понравилась. Наступило полное молчание, которое было прервано клетчатым Фаготом.

– Это опять-таки случай так называемого вранья, – объявил он громким козлиным тенором, – бумажки, граждане, настоящие!

– Браво! – отрывисто рявкнул бас где-то в высоте.[1]

 

Итак, Воланд проводит в Варьете сеанс черной магии, а Жорж Бенгальский настаивает на ее разоблачении, то есть – на сведении черной магии к простому фокусу – обману зрителей.

В романе «Мастер и Маргарита», магия, несомненно, присутствует: на участников сеанса сверху падают червонцы, и впоследствии с ними продолжаются чудесные метаморфозы. В самой ранней версии романа («Черный маг») сцена с падающими сверху червонцами фактически отсутствует, зато сохранилось подробное описание Булгаковым их поразительных метаморфоз: в одном случае на червонце не было ни одного номера, в другом – вместо червонцев оказались этикетки «Абрау Дюрсо полусухое», в третьем – конфетная бумажка «карамель фабрики Розы Люксембург – "Наш ответ Чемберлену"». Были и другие варианты: отрывной листок календаря, резаные по формату лозунги «Религия – яд, берегите ребят», билеты в театр на революционную пьесу, наклейки с коробки сардин «Маяк», лотерейный билет автодора и пятьдесят штук троцкистских прокламаций самого омерзительного содержания.[2]

Однако в полной рукописной и окончательной редакциях романа Булгаков существенно сократил описание всеобщей метаморфозы червонцев, ограничившись гораздо менее объемным фрагментом:

 

– Полный карман сдачи! – заорал шофер, и в зеркальце отразились его наливающиеся кровью глаза. – Третий случай со мною сегодня. Да и с другими то же было. Дает какой-то сукин сын червонец, я ему сдачи – четыре пятьдесят... Вылез, сволочь! Минут через пять смотрю: вместо червонца бумажка с нарзанной бутылки! – Тут шофер произнес несколько непечатных слов. – Другой – за Зубовской. Червонец. Даю сдачи три рубля. Ушел! Я полез в кошелек, а оттуда пчела – тяп за палец! Ах ты!.. – шофер опять вклеил непечатные слова. – А червонца нету. Вчера в этом Варьете (непечатные слова) какая-то гадюка-фокусник сеанс с червонцами сделал (непечатные слова)...[3]

 

Но при этом подробно описывает неоднократные превращения червонцев у буфетчика Варьете Сокова (вора и мошенника), которому Воланд предсказывает смерть от рака печени.

Чтобы понять эти изменения направлений творческой мысли автора, нам нужно внимательнее присмотреться к событиям в исторической и культурной жизни России 20-х годов прошлого века, и в первую очередь, – в сфере финансов и политики. По нашему мнению, именно в этой области происходили события, ставшие ключевыми при написании Булгаковым сцены с магическими червонцами.

Прежде всего, неплохо освежить в памяти (или же просто узнать) основные моменты, связанные с введением в советской России новой банкноты – червонца. Мы приведем короткую историческую справку, что представлял собой червонец в Москве 20-30-х годов и какие исторические события были с ним связаны.

Червонец – это денежная единица в Российской империи и СССР. В разное время ей соответствовал различный эквивалент в рублях. С начала XX века в обиходе ошибочно червонцами традиционно называют банкноты номиналом в десять единиц (например, рублей). Название  этой денежной единицы происходит от «червонного золота», которое благодаря широко распространенному заблуждению является высокопробным чистым видом золота, имеющего червонный, то есть красный оттенок. На самом деле характерный красный оттенок ей придаёт довольно большая примесь меди.

С ноября 1922 года началось поступление в обращение банкнот номиналом в 1, 3, 5, 10 и 25 червонцев. Червонец был встречен населением с доверием и рассматривался скорее не как средство обращения, а как неденежная ценная бумага. Многие рассчитывали на то, что произойдет обмен бумажных червонцев на золото, хотя никакого правительственного акта о свободном размене червонцев на золото так и не вышло. Тем не менее население меняло бумажные червонцы на царские золотые монеты и наоборот, иногда даже с небольшой переплатой за бумажные червонцы (ввиду удобства ликвидности и хранения). Благодаря этому курс червонца оставался стабильным, что дало прочную почву для развертывания НЭПа. В течение 1923 года удельный вес червонцев в общей денежной массе вырос с 3 % до 80 %.

Уже в 1925 году 1 червонец был приравнен к 10 рублям. Впоследствии был запрещен ввоз и вывоз золотых червонцев за пределы СССР.

Советские червонцы, являясь в достаточной степени твердой и устойчивой валютой, обладали в стране высокой покупательной способностью. Червонцы подделывали, желая нанести ущерб народному хозяйству СССР, а иногда и для проведения финансовых махинаций за границей. Наиболее известны аферы с подделкой червонцев сотрудниками английского капиталиста Генри Детердинга, владельца крупнейшего нефтяного концерна «Shell». Чаще всего объектами подделки становились купюры номиналом в 1 червонец, так как они имели рисунок только с одной стороны. Наиболее крупная партия фальшивых червонцев была арестована в Мурманске в 1928 году – была раскрыта подпольная сеть по распространению фальшивых банкнот, печатавшихся в Германии. Все виновники были осуждены в Германии и Швейцарии, где получили минимальные сроки.

Кстати, о Генри Детеринге, который, как уже сказано, тогда был главой нефтяного концерна «Ройал Датч Шелл» и одним из самых влиятельных бизнесменов мира (Его называли «нефтяным Наполеоном».[4] Именно он (разумеется, в полном согласии с пресловутым Чемберленом) наряду со своими американскими (как сейчас принято говорить) партнерами фактически привел к власти Гитлера. Но, как мы видим, вместе с тем он делал все возможное, чтобы погубить молодую экономику СССР еще при Троцком и с помощью Троцкого.

Последний визит Альфреда Розенберга в Лондон состоялся в мае 1933 года, на этот раз уже в качестве одним из представителей нового правительства Гитлера. Розенберг отправился прямиком в поместье Бакхерст-Парк неподалеку от Эскота, принадлежавшее сэру Генри Детердингу, главе «Ройал Датч Шелл» и едва ли не самому влиятельному бизнесмену мира. По информации английской прессы, между ними состоялась теплая и оживленная беседа. Впервые Розенберг встречался с Детердингом еще во время лондонской поездки 1931 года. «Ройал Датч Шелл» поддерживала теснейший контакт и обеспечивала поддержку немецкой НСДАП. Хотя подробности и были сохранены в тайне, надежные британские источники того времени утверждают, что Детердинг (1866-1939) оказал значительную финансовую поддержку «Проекту Гитлер» на важнейшем начальном этапе его осуществления.[5]

 

C:\Documents and Settings\Valery\Рабочий стол\200px-Henrydeterding.jpg

C:\Documents and Settings\Valery\Рабочий стол\225px-Time-magazine-cover-montagu-norman.jpg

Рис. 1. Генри Детердинг 
(1866-1939)

Рис. 2. Монтегю Норман (1871-1950)
(снимок 1900 г.)

Кстати говоря, Монтегю Норман с 1920 по 1944 г. был немного-немало управляющим Банка Англии.[6] В отношении этих высокопоставленных английских особ есть одно совпадение, которое не может не привлечь внимания взыскательного исследователя: они оба умерли в разные годы, но при этом оба 4 февраля. Оба умерли в преклонном возрасте, и, если бы не такое совпадение дат, то подозрения в том, что их смерть была насильственной, граничили бы с паранойей. Но одна и та же дата 4 февраля побуждает нас искать исторические события, с которыми, были связаны эти смерти. В августе 1939 года между СССР и Германией был заключен известный договор о ненападении, причем 5 мая, почти сразу после смерти Детердинга бы снят со своего поста чрезвычайно влиятельный в СССР поборник интересов Англии, министр иностранных дел Максим Литвинов (Меер-Генох Моисеевич Валлах)[7]. Как известно, договор между СССР и Германией был подписан, но нет никаких сомнений, что Генри Детердинг стоял и продолжал бы стоять на пути его подписания. Что касается Монтегю Нормана, то его смерть может быть прямо связана с принятием 12 января 1950 г. указа Президиумом Верховного Совета СССР «О применении смертной казни к изменникам родины, шпионам, подрывникам-диверсантам», допускающего для этих категорий преступников смертную казнь, отмененную в 1947 году. Тогда «железный занавес» уже опустился, и нет никаких сомнений в том, что смерть Монтегю Нормана, который знал слишком много, продлила почти на два года жизнь их легальному агенту в СССР Меер-Геноху Валлаху-Литвинову (тот умер после инфаркта в последний день 1951 года). Правда, перед этим, по свидетельству его сына, он неподвижно пролежал несколько месяцев. Нам остается лишь отметить, что 25 октября 1950 г. на выборах в Англии после перерыва вновь победила партия консерваторов во главе с его закадычным другом У. Черчиллем. Вполне возможно, что и между этими событиями существует причинная связь. Во всяком случае, Черчиллю не удалось остаться у власти на второй срок, и в 1955 году он уходит с политической сцены, – теперь уже навсегда.

Кстати говоря, мы можем предложить одну из возможных разгадок роковой для двух финансовых английских тузов даты 4 февраля. Дело в том, что 4 февраля 1905 года террористом Степаном Каляевым, состоявшим в нелегальной террористической организации эсеров под руководством Бориса Савенкова, был убит Великий Князь Сергей Александрович, четвертый сын Александра II, занимавший пост московского Генерал Губернатора. Не вызывает никаких сомнений, что организацию Савенкова спонсировали английские спецслужбы и высшие английские деловые круги. Что же касается этих двух «джентльменов», то один из них (Детердинг) уже с 1900 года занимал пост главы нефтяной корпорации (позже объединенной) Royal Dutch/Shell, а второй (Норман) в 1907 году стал директором Банка Англии (понятно, что за веские заслуги).[8] В это же время будущий сталинский нарком иностранных дел Меер-Генох Валлах-Литвинов, почти все время обитавший в Англии, занимался поставками оружия так называемым русским революционерам или повстанцам. 

Так что было немало тайных и явных диверсий Англии против СССР вообще и червонца, в частности. Однако вернемся к червонцу. В 1937 году была выпущена новая серия банкнот номиналами в 1, 3, 5 и 10 червонцев. На них впервые появился портрет Ленина.[9]

 

В приведенном выше энциклопедическом материале мы прежде всего обратим внимание на следующие моменты:

  1. Червонец вступил в обращение с ноября 1922 года;
  2. В течение 1923 года удельный вес червонцев в общей денежной массе вырос с 3 % до 80 %;
  3. Чаще всего подделывали купюры номиналом в 1 червонец, так как они имели рисунок только с одной стороны;
  4. Самая крупная партия фальшивых червонцев была арестована в 1928 году; в том же году была раскрыта подпольная сеть по их распространению;
  5. В 1937 году была выпущена новая серия банкнот.

 

Нетрудно заметить, что все бумажная печатная продукция, в которую превращаются червонцы в ранней редакции романа (этикетки от шампанского, конфетные бумажки, отрывной листок календаря, антирелигиозные лозунги и троцкистские прокламации), как и червонцы, – тоже с односторонней печатью. Таким образом, у современников Булгакова (в отличие от нас) было гораздо больше оснований идентифицировать советские червонцы с подобного рода макулатурой. Но, как мы видим, это могло произойти только к 1928-29 годам (снижение покупательной способности червонца, внедрение в советскую экономику фальшивых червонцев и выдворение Лейбы Троцкого за пределы СССР к великому неудовольствию его западных покровителей). Кроме того, в это время СССР оказался в жестких тисках устроенной западом золотой блокады, о которой нам тоже придется дать короткую историческую справку.

Как известно, Лейба Троцкий-Бронштейн считал, что социализм в одной стране построить в принципе невозможно, поэтому масштабное строительство бессмысленно. Что толку строить потолок, не заложив фундамент! А основой счастливой жизни в России может быть только мировая революция. Надо ее совершить, а уж тогда приложится и все остальное. Это значит, не надо садиков и санаториев, не надо фабрик и заводов. Не надо вообще ничего, кроме финансирования мирового революционного движения и создания сильной армии, которая и понесет зарю всему человечеству на кончиках своих сабель. Это значит, что в любой момент СССР может напасть на любую страну по выбору и усмотрению товарища Троцкого и его зарубежных друзей.[10]

Но тогда СССР руководил уже не Троцкий – ставленник банкирских домов США, Англии и Франции, а Сталин – революционер «местной закваски», отвергавший не такую уж бредовую идею мировой революции, которая, по замыслу ее авторов и пропагандистов, должна была окончательно уничтожить как самостоятельное государство не только СССР, но и Россию. Поэтому с 1925 г. Лейбу Давидовича Троцкого Сталин постепенно, но неуклонно оттесняет от власти, и в начале 1929 г. выдворяет его за пределы СССР.  И с того же, 1925 года, Советский Союз попадает в золотую блокаду. Далее предоставим слово Н. В. Старикову:

 

Необходимость перестать быть сырьевым придатком Запада была очевидна лидерам России и сейчас и тогда. На XIV съезде ВКП(б) в 1925 г. был взят курс на осуществление срочного рывка в промышленном производстве – «социалистической индустриализации». И тут же в 1925 г. Запад начинает «золотую блокаду».

Смысл этого поступка прост – теперь станки и машины СССР может купить только за свои природные ресурсы. Золото будет лежать в подвалах Гохрана мертвым грузом. Нефть, лес и зерно, особенно зерно – вот, что хочет получать Запад за поставки своего оборудования. Руководство страны вынуждено играть по этим правилам: оборудование оплачивается природными ресурсами, ведь золото у нас не берут!

Неужели Карл Маркс ошибся, и мировых капиталистов более не интересовали ни прибыль, ни золото? Нет, слова Маркса о преступлении ради наживы полностью оправдались. Только преступление готовилось особого рода, чудовищное, а прибыль должна была исчисляться тысячами процентов! Запад тщательно готовится без военного вмешательства покорить советскую Россию.

Первый шаг к этому – отказ от приема золота из СССР, второй шаг – эмбарго (запрет ввоза) на поставку на Запад советских товаров. Фактически запрещен экспорт леса и нефтепродуктов. То есть всего того, чем оплачиваются поставки западных машин для разрушенной русской экономики.[11]

 

Таким образом, мы не будем подробно останавливаться на «троцкистских прокламациях самого омерзительного содержания», ибо его угадать совсем нетрудно. К 1928 г. «золотой» червонец становится валютой исключительно для внутреннего потребления; к тому же СССР пытаются наводнить фальшивыми червонцами, которые печатаются за границей, поэтому у Булгакова червонец идентифицируется со всеми перечисленными выше бумажками. Кстати, к ним следует добавить «одиннадцать страниц маленького формата из «Заколдованного места» Гоголя», которые буфетчик нашел вместо одиннадцати червонцев.  

Вообще говоря, мы полагаем, что в произведениях Булгакова (и тем более – в его «закатном романе») нет ни одного случайного названия. Разумеется, мы не можем расшифровать их все, но в отношении некоторых из них постараемся высказать свои соображения. Начнем с этикеток от шампанского «Абрау Дюрсо» полусухое.

Как известно, завод шампанских вин находится в Краснодарском крае, в селе Абрау-Дюрсо. Он ведет свою историю от даты указа императора Александра II – 25 ноября 1870 г. у озера Абрау и речки Дюрсо, когда было создано удельное имение «Абрау-дюрсо», которое стало принадлежать царской семье.[12]

«Абрау» с тюркского переводится как «обрыв» или «провал» и с этим названием связана древняя и красивая легенда. Давным-давно жила в окрестностях речки Дюрсо красавица по имени Абрау. Была она из богатой семьи, и как положено всем девушкам из легенд, влюблена она была в самого бедного парня. Никакого озера здесь тогда еще не было, а была плодородная равнина и селение посередине.

Жители пасли овец и растили хлеб и кукурузу, а богачи на этом наживались. И вот однажды праздновали богачи какой-то свой праздник, и, чтобы показать свое богатство, вместо камней кидались кукурузными лепешками на глазах у голодных соседей. Увидел такое безобразие Бог и решил наказать селение – ударила молния и провалилась земля под богачами. С тех пор на месте селения – поверхность прекрасного озера.

Красавицы Абрау не было в тот день на празднике: она убежала к своему возлюбленному. Она отсутствовала достаточно долго, и когда вернулась, то дома, как такового, уже не было, светила лишь отраженная в воде луна. Ей стало так горько и тоскливо, что она решила утопиться. Но воды озера не приняли тело юной девушки, и ей пришлось вернуться к своему возлюбленному. Жили они долго и счастливо, а озеро с тех пор стали называть в честь ее имени – Абрау.[13]

Нетрудно видеть, что и в названии этого полусухого игристого вина, и в мотиве «заколдованного места», и в мотиве «голода и хлеба» – золотой блокады, и в глубоко личном мотиве любви богатой девушки, потерявшей свой дом, к бедному парню (в 1929 г. М. А, Булгаков познакомился с Е. С. Шиловской-Нюренберг, которая впоследствии стала его третьей женой) прослеживается связь с конкретным историческим временем (конец 20-х – начало 30-х годов), местом (Советская Россия, Москва) и личностью автора.

В романе «Золотой теленок», опубликованном в 1931 году, Ильф и Петров спародировали легенду Абрау-Дюрсо, сконструировав «Легенду озера Иссык-Куль», в которой присутствует недвусмысленный намек на отношения Булгакова с Е. С. Шиловской-Нюренберг:

 

Старый каракалпак Ухум Бухеев рассказал мне  эту  легенду, овеянную  дыханием  веков.  Двести тысяч четыреста восемьдесят пять лун тому назад молодая, быстроногая, как  джейран  (горный баран), жена хана красавица Сумбурун горячо полюбила молодого нукера Ай-Булака. Велико было горе старого хана, когда он узнал об измене горячо любимой жены. Старик двенадцать лун возносил молитвы, а потом со слезами на глазах запечатал красавицу в бочку и, привязав к ней слиток чистого золота весом в семь джасасын (18 кило), бросил драгоценную ношу в горное озеро. С тех пор озеро и получило свое имя – Иссык-Куль,  что  значит «Сердце красавицы склонно к измене»...[14]

 

Иссык-Куль («ысык кёль», «ысык кул») – самое большое озеро в Киргизии. Его название в переводе с киргизского языка означает «горячее озеро», поскольку озеро зимой не замерзает.[15]

Первоначальное имя железнодорожной станции «Карамзино» не прижилось, и поселку было дано одноименное название с протекающей в этой местности речки Акбулак. Акбулак в переводе с казахского означает «белый родник, или чистый источник».[16]

Намеки просматриваются и в именах. Ай-Булак: Ай – в переводе с греческого «святой», Булак – хан Золотой Орды (1370–1372); кроме созвучия с фамилией Булгакова в имени ханского нукера (слуги) содержится намек на Иону – слугу хана Тугай-Бега в рассказе «Ханский огонь» (1924 г.). Имя изменившей мужу жены хана красавицы Сумбурун, под которой подразумевается Елена Шиловская, скорее всего связано с названием глубокого колодца Шумбурун в пустыне Бетпак-Дала, раскинувшейся западнее озера Балхаш.

Теперь относительно «старого каракалпака Ухума Бухеева». Что касается имени Ухум, – таково название маленького, ничем не знаменитого кишлака, типичного для этих мест и спрятавшегося в горном ущелье в 50 км от районного центра в Фаришском Районе Джизакской области – одной из самых малонаселенных в Узбекистане. Это название происходит от «ун хум», что значит десять каких-то кувшинов.[17] Что касается фамилии «Бухеев», то скорее всего она является производной от сленга «бухать», т.е. напиваться, пить алкогольные напитки.[18] Если сложить все вместе, не ощущается ничего остроумного: в лучшем случае – всего лишь неумелая игра на созвучиях малоизвестных географических названий, в худшем (как с Иссык-Кулем) – просто глупая острота, в которой виден местечковый нарциссизм и неуважение к читателю этого словоблудия.

Не менее интересно порассуждать на тему конфетной бумажки карамели фабрики Розы Люксембург – «Наш ответ Чемберлену». Начнем с карамели фабрики Розы Люксембург. Такая фабрика в то время действительно существовала на территории нынешней Украины – в Одессе и Киеве. В 1820 году братья Крахмальниковы построили первую кондитерскую фабрику на юге России по производству карамели, пряников и халвы. В 1918 г. фабрику национализировали и назвали «Первой советской кондитерской фабрикой». В 1922 году ей было присвоено имя Розы Люксембург. На этой фабрике выпускались разные кондитерские изделия, в том числе и карамель.

 

C:\Documents and Settings\Valery\Рабочий стол\Карамель фабрики им. Розы Люксембург1.gif

C:\Documents and Settings\Valery\Рабочий стол\Карамель фабрики им. Розы Люксембург2.gif

Рис. 3. Обертки карамели одесской фабрики имени Розы Люксембург (30-50 гг. ХХ века)

Заметим, что в том же, 1922 году, был выпущен первый советский червонец. Мало того, в том же году, правда, теперь уже московская кондитерская фабрика (кондитерская фабрика Центросоюза), начинает выпускать карамель «Червонец»:

 

C:\Documents and Settings\Valery\Рабочий стол\Карамель Червонец.gif

 Рис. 4. Обертка карамели «Червонец» (1922-1923 гг.)[19]

 

Несомненно, совпадение первого выпуска червонца и одноименной карамели неслучайно. Вряд ли приходится сомневаться и в том, что именно она послужила Булгакову прообразом придуманной им карамели «Наш ответ Чемберлену». Более того, есть все основания полагать, что при идентификации автором двух этих бумажек у него возникла сама идея магических (фальшивых) червонцев. (При взгляде на изображение обертки этой карамели на Рис. 4, возникает впечатление падающих сверху банкнот). Опять же, в романе Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» при свидании Ипполита Матвеевича с Лизой Калачевой вечернее небо становится «карамельно-зеленым».[20] Глядя на Рис. 4, видно, как этот цвет материализуется и становится вполне конкретным. С такого неба вполне могли падать магические червонцы.

Нам осталось разобраться с булгаковской надписью на карамели, поэтому мы продолжаем расшифровку глубокого смысла, заложенного писателем в названии простой конфетной бумажки.

«Наш ответ Чемберлену» – лозунг, появившийся в связи с нотой английского правительства советскому от 23 февраля 1927 года за подписью английского министра иностранных дел Остина Чемберлена и последовавшей в ответ пропагандистской кампанией. В ноте содержалось требование прекратить «антианглийскую пропаганду» и военную поддержку революционного гоминьдановского правительства в Китае (как видим, Англия, как могла, подрывала жизнь в СССР не только экономически, но и политически). 27 февраля в «Правде» вышла статья под названием «Наш ответ на английскую ноту», а 2 марта там же – заметка, озаглавленная «Привет Кантону! Вот наш ответ Чемберлену!».[21]

 

 Рис. 5. «Снопом по Чемберлену». Советский плакат, 1927 г.

 

Как известно, в это время страны запада (и в первую очередь – Англия и США) осуществляли золотую блокаду по отношению к СССР. В 1927 г. Англия разорвала дипломатические отношения с Советской Россией (они были восстановлены только в 1929 г.). Эта нота как раз и стала одним из этапов данного разрыва отношений. Но в силу того, что нас больше интересует культура (и прежде всего – литература), мы обратимся именно к тем, «кругам на воде», которые оставила в культуре эта нота и, соответственно, «наш ответ Чемберлену».

На плакате, изображенном на Рис. 5, показано изобилие хлеба, но пройдет всего 5 лет, и в СССР начнется страшный голод. – Несомненно, Чемберлен хорошо изучит «наш ответ» и золотой блокадой ударит именно по той части населения СССР, которая выращивала эти самые снопы, – по крестьянству. Но это жуткое время еще впереди, а пока троцкистский пролеткульт изощряется в остроумии в «своих ответах Чемберлену». Например, хорошо известные сатирики Ильф и Петров в романе «Двенадцать стульев» (1927 г.) в качестве одного из возможных планов Остапа Бендера видят «распространение еще не написанной, но гениально задуманной картины «Большевики пишут письмо Чемберлену», пародируя популярную картину Репина: «Запорожцы пишут письмо турецкому султану».

Теперь, когда мы лучше представляем себе политическую и финансовую ситуацию, в которой оказался Советский Союз в конце 20-х годов, стоит подробнее остановиться на этом пассаже этих двух знаменитых советских сатириков. При этом не забудем, что сам Булгаков в 1925 г. напечатал в газете «Гудок» фельетон «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», текст которого мы полностью приведем ниже:

 

М. Булгаков. Запорожцы пишут письмо турецкому султану

 

                                      Тамбов, ПЧ-4.
                                      ...прошу  срочно  сообщить: для какой
                                   именно цели вами была приобретена местная
                                   газета «Тамбовская правда»?

                                          

Из служ. записки П от 7 мая с. г.
Сообщил рабкор э 56

 

ПЧ-4, начальник 4-го участка пути тож, прикрыл поплотнее дверь в канцелярию и сказал:

– Поздравляю вас, дорогие сослуживцы. – Затем повернулся к счетоводу, ядовито расшаркался и добавил:

– В особенности вам мерси, уважаемый товарищ Крышкин. Каркали, каркали: выпиши да выпиши, – вот тебе и выписал! Что ж нам теперь ему отвечать?

Молчание.

– Чтецы, читатели, – язвительно продолжал ПЧ-4, – жили мы тихо, мирно, никого не трогали. Так нет, газетку им, вишь, подай. Как же я теперь перед начальством оправдаюсь?

Молчание.

– Молчите? – горько спросил ПЧ-4, – засыпали человека – и к стороне? Сам, мол,  отвечай, старая  калоша, зачем своих подчиненных соблазнил на газету?

– Гневается? – спросил бухгалтер.

– И не приведи бог! – ответил ПЧ, – и рвет и  мечет. Для  какой, мол, цели выписали, запрашивает?

– Ехидный вопрос, – заметил старший дорожный мастер.

– Да уж будьте покойны, – отозвался  ПЧ, – там умеют спросить. Там просто не спросят. Итак, ваше уважаемое мнение, товарищи читуны?

– Военный совет надо сделать. Придумаем  что-нибудь, – посоветовал бухгалтер.

– Правильно! Садитесь, брательники, в кружок, – беспокойно скомандовал ПЧ, – вместе влипли, вместе и ответ держать. По-товарищески.

И все с громом сдвинули стулья.

– Запорожцы  пишут письмо турецкому султану, картина знаменитого художника Айвазовского!

– Это Репина картина, – сказала образованная машинистка.

– Черт с ним, не важно! Итак, желающих прошу выкладывать проекты. Что б ему такое написать похитрей?

– Чтоб не подумал, что мы ее читали!

– Бож-же сохрани...

– Не оберешься неприятностей.

– Я имею проект!

– Ну?

– Написать, стало быть, таким  образом: ввиду  того, что обои во вверенной мне канцелярии вследствие гражданской войны...

– Вася, записывай...

– ...совершенно износились, приобретен комплект газеты «Тамбовская правда» для оклейки упомянутого помещения.

– Здорово!

– Не очень здорово. Напишет запрос – на каком основании не оклеили чистой бумагой.

–  А  если  так  попробовать...  Пиши,  Васюк: вследствие страшной дороговизны папиросной бумаги приобретен  мною для употребления служащими вверенного мне участка комплект газеты в качестве раскурочной бумаги.

Основание: газета «Тамбовская правда» печатается на скверной бумаге тонкого качества, полезного для здоровья. Кроме того, невозможность курить «Известия Исполнительного Комитета» вследствие их толщины.

– Хитро!

– А знаете, что можно, – вдруг заявил один из приятелей ПЧ, – вот я придумал, Ванюша, проект...

– Излагай!

Приятель замялся.

– При дамах не могу.

– На ухо скажи.

При тихом хихиканье запорожцев, очевидно догадавшихся, в чем дело, приятель нашептал что-то ПЧ на ухо.

– Дурак, – коротко ответил ПЧ, – сядь.

– Колпаки для ламп делали!

– Запиши.

– Столы обтягивали!

– Дельно!

– Летние фуражки для дорожных мастеров!

– Для топки печей в служебных помещениях!..

Вечером ответ был готов, перестукан на машинке и отправлен: «В ответ на отношение ваше за э 4393 от 7 мая с. г. сообщаю, что газета «Тамбовская правда» приобретена мною для технических нужд вверенного мне участка, как-то: оклейка  служебных  помещений, топка  печей, обтягивание столов, изготовление колпаков на лампы в канцелярии и изготовление фуражек в качестве летней прозодежды.

Что касается подозрения, будто бы на участке читали газету, сообщаю, что ничего подобного мною не замечено. А в случае  обнаружения виновников принимаются срочные меры. С почтением, ваш ПЧ...»

 

«Гудок» 1925 год.

 

Не вдаваясь в детали, скажем, что суть булгаковского фельетона заключается в следующем. Начальнику коллектива участка железной дороги, выписавшему для чтения газету, которую, как выяснилось впоследствии, читать не следовало. Судя по названию «Тамбовская правда», там могли быть напечатаны некие материалы, о которых не следовало знать простым советским людям. В Тамбовской области совершались многие большевицкие злодеяния. Но, по нашему мнению, в данном случае Булгаков имел в виду несколько иное. Мы рискнем высказать предположение, с кем и с чем была связана эта «крамольная» газета.

Дело в том, что тогдашний нарком иностранных дел Георгий Васильевич Чичерин, родившийся в имении Караул Кирсановского уезда Тамбовской губернии, был гомосексуалистом. В 1904 г. он выехал в Германию, формально оставаясь на службе в министерстве иностранных дел, где лечился от гомосексуализма (в то время было распространено мнение, что гомосексуализм – болезнь, которую возможно излечить). При этом он оставался членом РСДРП с 1905 года. Разумеется, ни от какого гомосексуализма он не вылечился, но до 1930 года оставался на посту наркома иностранных дел СССР, несмотря на открытую вражду со своим замом, уже упоминавшимся, Максимом Валлахом-Литвиновым, так как, в отличие от него, был прекрасно образован (потомственный дипломат) и знал много языков, что опять же выгодно отличало его от Литвинова. Однако по деловым качествам и связям в банкирских кругах (особенно в Англии) Чичерин, конечно же, не мог соперничать с Литвиновым. Поэтому вполне возможно, что Валлах время от времени инициировал порочащие Чичерина публикации «тамбовской правды», чтобы эта информация распространялась среди сотрудников, которые вовсе не хотели ее знать. В пользу нашей версии говорит и название родового имения, и отдельные реплики людей, собравшихся для оправдания, а если внимательно перечитать фельетон, можно без труда понять, что мы имеем в виду.

 Соответственно, начальнику участка (департамента) нужно оправдаться перед начальством за свое деяние. В связи с этим собирается «военный совет» из всех сотрудников участка, чтобы придумать правдоподобные и веские причины тому, зачем им понадобилось столько экземпляров газеты, при этом исключив самую основную – ради которой, собственно, газету и выпускают, – чтение. Про чтение не должно быть никаких упоминаний. По существу, в этом заключается весь смысл этого фельетона.

Самое главное, что следует отсюда вынести, – оправдательный тон письма. Это крайне важно, так как подлинное письмо запорожцев было написано в совершенно ином духе, и мы возьмем на себя смелость привести его здесь полностью, несмотря на то, что его основу составляют нецензурные выражения.

 

Ответ Запорожцев Магомету IV-му

Запорожские казаки турецкому султану!

Ты, султан, чёрт турецкий, и проклятого чёрта брат и товарищ, самого Люцифера секретарь. Какой ты к чёрту рыцарь, когда голой жопой ежа не убьёшь. Чёрт высирает, а твое войско пожирает. Hе будешь ты, сукин ты сын, сынов христианских под собой иметь, твоего войска мы не боимся, землёй и водой будем биться с тобой, распроёб твою мать.

Вавилонский ты повар, Македонский колесник, Иерусалимский пивовар, Александрийский козолуп, Большого и Малого Египта свинопас, Армянская злодеюка, Татарский сагайдак, Каменецкий палач, всего света и подсвета дурак, самого аспида внук и нашего хуя крюк. Свиная ты морда, кобылиная срака, мясницкая собака, некрещённый лоб, мать твою ёб.

Вот так тебе запорожцы ответили, плешивый. Не будешь ты даже свиней у христиан пасти. Этим заканчиваем, поскольку числа не знаем и календаря не имеем, месяц в небе, год в книге, а день такой у нас, какой и у Вас, за это поцелуй в сраку нас!

Подписали: Кошевой атаман Иван Сирко со всем лагерем Запорожским.

 

Следует отметить необычную мягкость и осторожность грозного султана, который против обыкновения не угрожал казакам страшными карами, а всего лишь предлагал им замириться. Обычный стиль и тон посланий османских владык – как предшественников, так и наследников Мехмеда IV – был не таков. Все это может говорить не об отсутствии письма к запорожцам (и, соответственно, их ответа), а об особом отношении к ним – Османская империя хотела видеть воинственных казаков своими вассалами. [22]

Иначе говоря, письмо написано в совершенно ином тоне: независимом и крайне агрессивном. А теперь, имея перед собой тексты обоих писем, постараемся понять, что именно, якобы остроумно хотели донести до читателя Ильф и Петров, упоминая о замысле художественного полотна: «Большевики пишут письмо Чемберлену».

Прежде всего, нужно понять: каких большевиков они имели в виду в 1927 г.? Троцкий был исключен из партии в ноябре 1927 г. Роман «Двенадцать стульев» был закончен в январе 1928 г. и с января по июль был опубликован в иллюстрированном ежемесячнике «30 дней». В первой журнальной публикации было 37 глав. В первом отдельном издании 1928 года (издательство «Земля и Фабрика») была 41 глава, во втором – 1929 года в том же издательства – их было уже 40.[23] Таким образом, очевидно, что одесские сатирики, исключали Лейбу Давидовича и выводок натасканных им писателей-поэтов из числа большевиков, отвечающих Чемберлену. Кого же тогда имели в виду два одесских юмориста? – Попробуем это выяснить. 

Однако следует подчеркнуть, что тогда все эти политические маневры были совсем не такими очевидными, какими они стали для нас сейчас. Разумеется, подавляющее большинство населения не могло разглядеть всех хитросплетений политической борьбы сквозь муть марксистской идеологии. В частности, недалекий и нездоровый, но приближенный к (троцкистско-свердловской) верхушке Владимир Маяковский горланил:

 

Сегодня
советской силы показ
в ответ
на гнев чемберленский
в секунду
наденем
противогаз,
штыки рассияем в блеске.[24]

Храни
республику
на свои гроши.
В ответ Чемберленам
взлетай, эскадрилья,
винтами
вражье небо кроши![25]

Пардон, Чемберлен,
что в ваши дела
суемся
поэмой этой!
Но мой Пегас,
порвав удила,
матросам
вашим
советует…[26]

И даже
Ноту
Чемберлен
Прислал
колючую от терний:
что мы-де
негров
взяли в плен
и
возбуждаем в Коминтерне.[27]

…стоит
за спиной
Чемберлен в монокле.
И мы
тебе,
именитому лорду,
тебе
орем
в холеную морду…[28]

 

Замороченный классовым подходом, революционный поэт-трибун действительно весьма воинственно настроен по отношению Чемберлену, в отличие от своих политически искушенных друзей-сатириков, прекрасно понимающих политические игры и уважаемого ими «ненавистного Чемберлена», и «иудушки Троцкого», и уже упоминавшегося здесь Детердинга. Сложнее всего им было понять политику Сталина. Поэтому можно предположить, что они как бы пародировали Булгакова, показывая своим англо-американским кормильцам, что они вроде бы должны читать и подписывать этот «Наш ответ Чемберлену», но при этом оправдываются, что не хотят не только его подписывать, а даже читать. Но, повторяем, все это было за спиной придурковатого «горлана», который, не будучи ни политически компетентным, ни просто мало-мальски разумным человеком,  до конца своей пошловатой жизни так и оставался преданным идее всемирной пролетарской революции и всемирного коммунизма, привнесенной теми же англо-американскими доброхотами и внедренной в Россию созданными ими интернацистскими  партиями.

Пока Маяковский «во весь голос» проклинал весь мировой капитал и отдельно взятых его представителей, его одесские попутчики за его спиной делали недоуменную мину, как бы извиняясь за политическую дурь своего ближайшего друга.

Таким образом, описание министров-капиталистов у недалекого и больного орущего «во весь голос» поэта и его прагматичных собратьев по сатирическому перу разительно отличается. Читая эти два романа одесских сатириков, написанных с четырехлетним интервалом, становится видно, как в первом  романе они высмеивают своего друга Маяковского, а во втором – как бы за него извиняются. Таким образом, можно предположить, что тогда, в 1927 году, под «Большевиками, которые писали письмо Чемберлену», имелись в виду деятели пролеткульта, которые оправдываются перед Чемберленом из патриотических соображений, по глупости, из осторожности или совместив то и другое, все-таки «отвечали Чемберлену».

Не вызывает никаких сомнений, что Сталин хорошо понимал и внешнюю и внутриполитическую ситуацию. 27 мая 1927 года в выступлении на пленуме Исполкома Коминтерна он произнес такую фразу: «Создается нечто вроде единого фронта от Чемберлена до Троцкого».[29] Вполне понятно, что и Маяковский, и Катаев, и Ильф с Петровым (при всех видимых различиях) были далеко не рядовыми бойцами этого невидимого фронта и питались из одной кормушки.

В этом контексте особенно интересна позиция Булгакова. Теперь мы близки к тому, чтобы ее понять, узнав точный смысл названия оберток из-под карамели, в которые превратились чудесные червонцы. Итак, что же имел в виду писатель в 1928-29 годах, создавая конфетную бумажку «карамели фабрики Розы Люксембург – "Наш ответ Чемберлену"»?

Мы уже проанализировали каждое слово этой фразы с точки зрения политико-финансовой обстановки того времени и его социально-культурного контекста. Сама бумажка от карамели непосредственно ассоциируется с падающими с неба червонцами. С ними же ассоциируется «карамельно-зеленое» небо, присутствующее в первом романе Ильфа и Петрова. С этими же одесскими сатириками ассоциируется и одесская конфетная фабрика Розы Люксембург. Кстати говоря, эта фабрика была переименована (получила имя Розы Люксембург) в 1922 году – именно в 1922 году появились первый советский червонец и карамель «Червонец». Кроме того, карамель отличается от всех остальных конфет, что ее просто жуют, как жвачку. Такой же политической жвачкой был «Наш ответ Чемберлену».

Теперь о смысле названия карамели. Одно дело, если на карикатуре (пусть даже – глупой) крестьянин бьет снопом по Чемберлену. Или в политических виршах горластый пролетарский поэт разносит классово-ненавистного ему Чемберлена в пух и прах. Или на агитплакате пролетарский поэт с таким же обостренным классовым чутьем нарисовал рабочего, который бьет молотом этого злополучного английского министра. И совсем другое дело, когда «пролетарские сатирики», питающиеся из этой же пролеткультовской кормушки пишут: «Понесли чучело английского министра  Чемберлена,  которого рабочий с анатомической мускулатурой бил картонным молотом по цилиндру».[30] В этом сатирическом пассаже (как и в других, которые мы уже упоминали), наряду с явной издевкой над этим рабочим ощущается нескрываемое сочувствие к интеллигентному Чемберлену. Но это бы не так бросалось в глаза, если бы «одесские сатирики» и весь их выводок не облепил бы столь ретиво классовую пролеткультовскую кормушку.

По нашему мнению, именно таким – сладким и карамельным, завернутым в бумажку советского червонца, виделся Булгакову ответ Чемберлену советских одесситов-остроумцев. Не приходится сомневаться и в том, что писатель знал о выступлении товарища Сталина о существовании единого фронта от Чемберлена до Троцкого – во всяком случае, в перечислении превращения чудесных червонцев присутствуют именно эти имена (плюс Роза Люксембург, у которой с Троцким были сходные цели и взаимные политические симпатии).

 

Глава 2. Еще раз о птицах

Еще одно, не менее интересное исследование, можно провести, если пойти не прямо, а по окольному пути. Вот что мы имеем в виду. Роза Люксембург входила в так называемый «Союз Спартака», который она организовала вместе с Карлом Либкнехтом осенью 1918 г. И вот, оказывается, существовала кондитерская фабрика «Спартак», которая до сих пор является в Беларуси одним из крупнейших производителей кондитерских изделий. Фабрика была создана 4 июня 1924 года и первоначально называлась «Просвет» (до 8 ноября 1931 года). Находилась она в городе Гомель.[31]

Что касается названия «Просвет», с ним все ясно, так как фамилия Люксембург в переводе с немецкого расшифровывается как «город света». А что касается города Гомеля, в нем, как это иногда случается, скрывается то, что совсем не ждешь. Мы надеемся, что действительно выяснили много ценного, связанного и с названием этого старинного белорусского города, и с одной его уроженкой. Но – обо всем по порядку.

 

В электронной энциклопедии сказано, что существует не менее шести разных версий происхождений названия Гомеля.[32] Мы не будем перечислять их все, ограничившись главными.

Одна из самых распространенных – имя городу дал ручей Гомеюк, впадавший в реку Сож у подножия холма, где и было основано когда-то первое поселение. В пользу этой версии говорят многочисленные аналогии в названиях городов Белоруссии: Минск – на Менке, Полоцк – на Полоте, Витебск – на Витьбе.

Вторая: летописные упоминания города относятся к 1142 г. и до XVI века присутствуют в формах Гомь, Гомье, Гомей, Гомьи. В этих формах исследователи усматривают древне-славянское слово гом «холм, бугор».

Третья: в летописной записи 1142 года была зафиксирована форма названия Гомий («…и слышавъ оже билися Ольговичи у Переяславля съ стрыемъ его с Вячеславомъ, и братом его Изяславомъ, и поиде на волости ихъ, и взя около Гомия волость ихъ всю»).

Четвертая: в летописях город упоминается под названиями Гомей, Гомій, Гомін, Гомъ, Гомъе.

Современная форма утвердилась только XVII–XVIII веках.

 

Запомнив эти интересные подробности, перейдем к одной очень интересной уроженке города Гомеля, причем интересной во всех отношениях: как своей девичьей фамилией, так и своим последним замужеством. Речь идет о Евгении (Суламифи) Соломоновне Ежовой, урожденной Фейгенберг или Файгенберг (Хаютиной по первому мужу, Гладун по второму). Евгения Фейгенберг родилась в 1904 году в Гомеле, а 21 ноября 1938 года, отравилась люминалом в одном из подмосковных спецсанаториев. В 30-х годах прошлого века она была главным редактором журнала «СССР на стройке. Но в первую очередь, она была известна, конечно же, как жена наркома внутренних дел, а позже – генерального комиссара госбезопасности Н. И. Ежова.

В биографии этой женщины интересно буквально все.

 

Начнем с ее девичьей фамилии Фейгенберг. Многим уже известно, что Фейгой (в переводе с еврейского «птица») звали ту самую Фанни Каплан, которая якобы покушалась на Ульянова-Ленина, а потом – в том же доме на Большой Садовой – жил и сам М. А. Булгаков.[33] «Берг» в переводе с немецкого значит «скала», но в данном случае важнее, конечно, первый корень.

Она родилась в семье раввина.

Первый раз вышла замуж за журналиста Лазаря Хаютина, с которым переехала в Одессу в 1921 году, сразу после установления в ней большевистской власти (1920 г.) где работала в редакции местного журнала.

Второй раз она была замужем (по другим сведениям брак оформлен не был) за бывшим красным командиром, директором московского издательства “Экономическая жизнь” Александром Фёдоровичем Гладуном (впоследствии дипломатический работник), с которым переехала в 1924 году в Москву. Она познакомилась с ним во время его командировки в Одессу. В 1926–27 годах она уехала в Лондон вместе с мужем, работавшим вторым секретарем полпредства СССР в Великобритании.

Здесь наше внимание привлекают два важных обстоятельства. Первое: Сразу после смерти Ленина она (вместе с престижным любовником) возвращается в Москву. Кто мог ее (и его вернуть?). – Только Троцкий или его люди. Второе. Она уезжает в Лондон в 1926 году (именно в этом году там умирает бывший главарь боевиков, протеже Ульянова, полпред Леонид Красин). Кто мог послать их в то самое время, когда отношения с Англией висели на волоске, а Чемберлен слал Сталину ноту? – Это могли сделать только два выдвиженца, запада: Максим Литвинов-Валлах и Лейба Троцкий-Бронштейн.

После работала машинисткой в советском торгпредстве в Берлине (разумеется на Троцкого), откуда вернулась в Москву в конце 1928 года (когда того уже высылали из страны).

И вот тут начинается самое интересное: в сентябре 1929 года (через полгода после высылки Троцкого) в Сочи она (по заданию английских спецслужб – будем называть вещи своими именами) познакомилась с Н. И. Ежовым, который в то время фактически был зам. по кадрам Сталина.[34] В те годы, когда у Сталина было больше врагов, чем сторонников, трудно было себе представить более важную должность для Генерального Секретаря ВКП(б). В 1931 году она вышла за Ежова замуж.

Теперь немного отвлечемся и объясним, почему мы так уверены, что Суламифь Соломоновна Ежова-Гладун-Хаютина-Фейгенберг была агентом английских спецслужб. Дело в том, что Н. И. Ежов приговором Военной коллегии Верховного Суда СССР был приговорён к исключительной мере наказания – расстрелу. Это случилось 3 февраля 1940 года. Приговор был приведён в исполнение на следующий день, 4 февраля 1940 г. в здании Военной коллегии Верховного Суда СССР.[35] И здесь снова всплывает 4 февраля! Труп кремирован в Донском крематории. Можно сколько угодно гадать о случайном совпадении смертей английских банкиров-ненавистников России. Но смерти руководителя НКВД Николая Ежова, как и Великого Князя Сергея Александровича, случайными назвать никак нельзя. А чтобы делать исторически достоверные трактовки, нужны исторические документы. 

Что касается Суламифи Фейгенберг-Ежовой, то ее тихо и спокойно отравили люминалом – снотворным. Она просто уснула и не проснулась в подмосковном санатории им. Воровского 19 ноября 1939 г. Конечно, это случилось уже после подписания договора о ненападении между СССР и Германией в августе того же года.[36] Она уже была не нужна. Эта агентка английских спецслужб похоронена в центре Москвы на Донском кладбище – там же, где покоится прах Александра Исаевича Солженицына.

Разве это не кощунство?

 

10 апреля 1939 года нарком водного транспорта Ежов был арестован по обвинению в «руководстве заговорщической организацией в войсках и органах НКВД СССР, в проведении шпионажа в пользу иностранных разведок, в подготовке террористических актов против руководителей партии и государства и вооруженного восстания против Советской власти». Содержался в Сухановской особой тюрьме НКВД СССР.[37]

 

Мы не можем говорить о справедливости остальных обвинений, как, впрочем, и об участии самого Ежова в шпионаже в пользу иностранных разведок (4 февраля!!!), но в одном сомневаться не приходится: его жена действительно была агентом английской разведки.

Кроме того, Ежов обвинялся в уже преследуемом по советским законам мужеложстве (в обвинительном заключении было сказано, что Ежов совершал акты мужеложества «действуя в антисоветских и корыстных целях»).[38] А как известно, мужеложество, или гомосексуализм, не формируется за один день, неделю или месяц. Так что у нас есть все основания утверждать, что к моменту «знакомства» с Суламифью (Евгенией) Фейгенберг-Гладун он уже был гомосексуалистом. Более того, логично предположить, что она еще больше развивала у него эту ориентацию и этим же его шантажировала. Так что мы снова возвращаемся к времени их знакомства (и начала написания Булгаковым набросков к роману «Мастер и Маргарита», то есть – в 1928-29 гг.)

 

C:\Documents and Settings\Valery\Рабочий стол\Ezhov.PNG


Рис. 6. Нарком внутренних дел СССР Н. И. Ежов

 

  

Рис. 7. Агитплакат «Религия ­ яд, береги ребят»

 

Что касается нарезанных по формату лозунгов «Религия – яд, берегите ребят», то Булгаков отказывается от картинки, изображенной на Рис. 7, который, видимо, тогда уже существовал,  и ограничивается «нарезанными по формату лозунгами». Самое простое психологическое объяснение заключается в том, что писатель не хотел вызывать у читателя зрительные ассоциации с этими образами. Почему?

Мы считаем, что ответ на этот вопрос опять уводит нас к Лейбе Бронштейну-Троцкому и, соответственно, к расшифровке с испанского языка. Дело в том, что одной из его партийных кличек была Антид Ото,[39] то есть антидот (англ., франц., – antidote, нем. – Antidot, исп. – antídoto), противоядие. Заметим, одну крайне важную вещь, которая нам очень поможет в дальнейших аналитических исследованиях. Именно на испанском языке мы видим полную морфологическую идентичность слова «противоядие» с партийным псевдонимом Лейбы Бронштейна: по существу, этот псевдоним – написанное по-русски и разделенное на две части испанское слово antídoto. Вполне возможно, что именно такую антирелигиозную агитацию имел в виду Булгаков, говоря о «троцкистких прокламациях самого омерзительного содержания». Не будем забывать, о том, кто именно проводил в театре Варьете сеанс черной магии.

 

Глава 3. Бумажка с нарзанной бутылки

Теперь мы сравним этот фрагмент с соответствующими фрагментами в последующих редакциях, в том числе – и в полной рукописной редакции романа. Мы видим, как сильно он изменился, но простодушному читателю никогда не может прийти в голову та расшифровка, которую предлагаем мы. Хотя в ней нет ничего сверхъестественного: о существовании пятой колонны внутри СССР теперь знают все, и скоро все инсинуации о 1937 годе по мере появления исторической правды просто «слиняют». Потрясет другое: широта познаний Булгакова и его умение в форме поверхностного шуточного эпизода рассказать нам свое видение исторической истины. Перейдем к этому фрагменту романа:

В первом варианте он выглядел так:

 

– Третий случай сегодня, – отозвался шофер, – третий сукин сын, – и с этим вынул из кармана ярлык с надписью «Абрау-Дюрсо-полусухое». – Дает червонец как миленький, – продолжал рычать шофер, – я ему сдачи три рубля... Вылез, сволочь... Через полчаса смотрю – и шофер скомкал ярлык... – Потом другой – опять червонец... смотрю... Оказывается, в «Кабаре» сиянс вчера сделал какая-то гадюка-фокусник...[40]

 

Отметим лишь, что озеро Абрау и речка Дюрсо уже «полусухое». Во втором же отрывке звучит уже совершенно иная тема :

 

– Полный карман сдачи, – заорал шофер, и в зеркальце бухгалтер увидел его налившиеся кровью глаза, — третий случай со мною сегодня... Да и с другими было! Дает какой-то сукин сын червонец... я ему сдачи шесть пятьдесят... Вылез, сволочь!.. Через минут пять смотрю: бумажка с нарзанной бутылки! – Тут шофер произнес совершенно непечатные слова. – Другой на Зубовской... червонец... даю сдачи семь целковых... ушел... полез в кошелек... оттуда пчела... тяп за палец... ах ты... – шофер произнес непечатные слова, отняв от руля руку, показал распухший палец, – а червонца нету! (непечатные слова)... Товарища моего на двадцать два рубля нагрели, другого еще на тринадцать с полтиной... (непечатные слова)... Вчера в этом Варьете (непечатные слова) какая-то гадюка-фокусник с червонцами сеансик сделал (непечатные слова).[41]

 

Мы увлеклись столь подробными расшифровками ранних редакций небольшого фрагмента текста романа, и теперь можно убедиться в том, что сделали это не напрасно. Впоследствии М. А. Булгаков убрал весь этот «мусор», в который превратились чудесные червонцы, ибо к 1937 году, когда он закончил полную рукописную редакцию романа, в СССР существенно изменилась и политическая, и финансовая ситуация. Совершенно изменилась и личная жизнь писателя. Как видно читателю, сохранившиеся ранние редакции помогают нам проследить процесс его творческих поисков и задуматься над теми факторами, которые влияли на его творчество и на судьбу романа. В окончательной редакции Булгаков больше внимания уделил метаморфозам червонцев у буфетчика Сокова. Наверное, тому тоже были серьезные причины, но так как анализ этого персонажа выходит за рамки этой статьи, мы оставим его на будущее. А здесь постараемся дать краткую трактовку текста, посвященного чудесным червонцам, который остался после окончательной редакции романа.

Сначала сделаем поверхностную интерпретацию, вспомнив рассказ шофера такси о магическом превращении червонцев окончательной редакции романа: «…Червонец. Даю сдачи три рубля. Ушел! Я полез в кошелек, а оттуда пчела – тяп за палец!..» В этом отрывке Булгаков фактически пересказывает часть известного магического ритуала, в процессе которого человек совершает следующие действия: в четверг при растущей луне нужно при свечах вложить в отделение для купюр несколько цветков ромашки и изображение пчелы. При этом он себе представляет, что у него в кошельке так много крупных купюр, что это отделение никогда не пустеет. Существует и несколько иное толкование магического ритуала с присутствием пчел: Если у вас залежался товар, следует на­говорить на мед: «Как пчелы роятся, так бы и к такому-то человеку купцы для его товару сходились!». Потом торговец должен умываться этим медом. Есть заговор на удачу перед торговлей: «Звезд не сосчитать, пахоту руками не размять, слово мое с меня не снять. Я купец, со мной мой венец. Как пчелы на мед летят, так все на мой товар глядят. Забрать хотят. Аминь».[42]

Как видим, сам писатель относится иронически к магическим ритуалам. Но всех неверующих в чудесные возможности черного мага Воланда, ждет мучительное и унизительное наказание. Теперь мы можем ответить на вопросы: в чем заключается разница между черной и белой магией, и почему Булгаков внес в роман исправления, изменив белую магию на черную.

Дело в том, что при всей идентичности ритуалов белой и черной магии отличие между ними заключается в разнице установок мага. Если маг совершает магические ритуалы, не извлекая при этом никакой выгоды для себя (прежде всего, психологической), то он является белым магом. Если же он совершает магические действа, руководствуясь (хотя бы отчасти) своими собственными интересами, – значит, он занимается черной магией. Наказывая воров, «разоблачителей» и мошенников, Воланд при этом занимался собственным пиаром (в частности, на сеансе в театре Варьете), поэтому он, несомненно, является черным магом.

А теперь перейдем к исторической интерпретации, на которой мы настаиваем. Для этого вспомним о том, что фактически отцом червонца в СССР стал Гирш (Григорий) Яковлевич (Янкелевич) Бриллиант, который в то время был заместителем министра финансов СССР, а потом – и самим министром финансов.

Тогда эпизод с шофером, который не обнаружил в своем кошельке червонца, а вместо этого его за палец укусила пчела, следует расшифровать совсем иначе. Дело в том, что пчела в переводе на иврит – является одним из очень распространенных женских имен – Двойра, а также Дебора (Deborah), Дворка или Дора. В основном эти имена были распространены среди евреев восточной Европы.[43] Последнее имя у нас вызывает особый интерес, так как одной из известных фигур среди евреек-террористок была Дора Бриллиант, подручная и любовница Бориса Савинкова. Вполне возможно, Гирш и Дора Бриллианты были дальними родственниками, но в принципе дело не в этом. Дело в том, что упоминание Булгаковым о пчеле, укусившей за палец шофера, который полез за червонцем, явно указывает на фамилию Бриллиант – отца этих самых червонцев.

 

Скажем еще несколько слов о Доре Бриллиант, для читателя они будут нелишними:

Дора Владимировна (Вульфовна) Бриллиант (1879–1909) – российская революционерка, член партии социалистов-революционеров (эсеров) и их боевой организации, участница организации покушений на министра внутренних дел Вячеслава Плеве и великого князя Сергея Александровича.

Дора Бриллиант родилась в 1879 году в Херсоне в семье еврейских торговцев. Училась на акушерских курсах. В партию социалистов-революционеров Бриллиант вступила в 1902 году. По некоторым данным, находилась в близких отношениях с членом боевой организации партии Алексеем Покотиловым (в частности, это описано в книге Романа Гуля «Азеф» и в воспоминаниях Савинкова). Вскоре после вступления в партию Дора Бриллиант стала членом боевой организации эсеров, возглавляемой Борисом Савинковым.

С начала 1904 года Дора Бриллиант работала в динамитной мастерской, устроенной эсерами под Женевой, и принимала непосредственное участие в изготовлении взрывных устройств, которыми были совершены убийства Плеве и Сергея Александровича. Борис Савинков отобрал её для участия в покушении на министра внутренних дел Российской Империи Вячеслава Плеве. По сценарию, предложенному Евно Азефом, Савинков должен был играть роль богатого представителя фирмы по производству велосипедов, прибывшего из Англии, и снять квартиру в Санкт-Петербурге. Дора Бриллиант играла роль любовницы этого представителя, бывшей певицы из кабака. По воспоминаниям Савинкова, хозяйка дома, где они остановились, неоднократно предлагала Бриллиант уйти от Савинкова на другое место, и даже предлагала различные варианты

Савинков описывал в своих воспоминаниях Дору Бриллиант как «молчаливую, скромную и застенчивую, жившую только своей верой в террор». Признавая необходимость политических убийств, она тем не менее боялась их, но перед каждой акцией боевой организацией она просила отвести ей роль бомбометальщицы. По словам Савинкова, «…террор для нее, как и для Каляева, окрашивался прежде всего той жертвой, которую приносит террорист…». Также по воспоминаниям знавших её людей, она редко смеялась. По версии Савинкова, такой отпечаток на ее характер наложила смерть ее товарища и друга Алексея Покотилова.

После убийства Плеве, согласно воспоминаниям Савинкова, Дору Бриллиант мучили угрызения совести, также как и после убийства великого князя Сергея Александровича в феврале 1905 года. В конце того же года во время облавы она была арестована в тайной химической лаборатории эсеров в Санкт-Петербурге. За участие в покушениях Дора Бриллиант была приговорена к лишению свободы и заключена в Петропавловскую крепость. Там она сошла с ума и скончалась в октябре 1909 года.[44]

Заметим несколько важных обстоятельств ее рождения: 1) 1879 г. – то есть она была ровесницей Лейбы Бронштейна; 2) Херсон – в Херсонской губернии проживали родители Лейбы; 3) она родилась в семье еврейских торговцев – Лейба тоже, причем его мать, Анна, была племянницей крупного еврейского банкира Абрама Животовского. Напомним, что Лев Бронштейн родился (26 октября (8 ноября) 1879 г.) пятым ребенком в семье Давида Леонтьевича Бронштейна (1843—1922) и его жены Анны (Анетты) Львовны Бронштейн (урождённой Животовской) – зажиточных землевладельцев из числа еврейских колонистов земледельческого хутора неподалёку от села Яновка Елисаветградского уезда Херсонской губернии.

 

Таким образом, все говорит о том, что Лейба Бронштейн и Дора Бриллиант не могли не знать друг друга.

Следующим важным свидетельством, как и в первом случае, является бумажка-этикетка – но уже не с шампанского, а с нарзанной бутылки. Скорее всего, она имела такой вид:

 

C:\Documents and Settings\Valery\Рабочий стол\Нарзанная этикетка 20-х30-х годов .jpg 

 Рис.  8. Этикетка с нарзанной бутылки 20-х - 30-х годов

 

Издавна известно, что в России своими нарзанными источниками славится город Кисловодск. Дело в том, что Сокольников-Бриллиант (отец червонца и сына Михаила Червоного) именно в Кисловодске случайно встретился с молоденькой Галиной Серебряковой, на которой женился. Его прежняя жена Марья Васильевна Щекотихина в это время будет из ревности стреляться под Кисловодским мостом. К совсем неженским делам Гирша Бриллианта мы еще вернемся, а пока рассмотрим еще одно интересное упоминание в этом фрагменте – о Зубовской площади.

По всей вероятности, это упоминание связано с Сергеем Васильевичем Зубатовым (25 марта (7 апреля) 1864 – 2 (15) марта 1917) – чиновником Департамента полиции Российской империи, известным русским деятелем полицейского сыска и полицейским администратором, статским советником.

В молодости Зубатов был участником народовольческих кружков, но вскоре, по его словам, разочаровался в революционном движении и стал сначала агентом, а затем сотрудником Охранного отделения. С 1886 года с помощью Зубатова Охранное отделение имело сведения о составе едва ли не всех подпольных кружков и их планах, типографиях, по его информации было арестовано в разное время более двухсот их участников. В 1887 году Зубатов был раскрыт, и с этого времени он начал официальную службу. В 1889 – 1894 гг. Зубатов работал чиновником для поручений Московского охранного отделения, в 1894 – 1896 гг. – занимал пост помощника начальника Московского охранного отделения. В 1896 году он стал начальником московского охранного отделения, а в 1902 году начальником Особого отдела Департамента полиции в Санкт-Петербурге, ответственным за политические операции.

Зубатов стал искать покровительства министра финансов С. Ю. Витте  – врага министра внутренних дел В. К. Плеве. В 1903 году, узнав об этом, Плеве немедленно уволил Зубатова без положенной ему пенсии и поставил его под гласный надзор полиции.

Осенью 1904 года, после убийства Плеве, Зубатов был вновь вызван в Петербург и реабилитирован – он получил пенсию, с него сняли гласный надзор полиции, однако на государственной службе Зубатов стал искать покровительства министра финансов С. Ю. Витте – врага министра, но его не восстановили.

Зубатов приобрел известность благодаря предложенному им в 1901 году плану создания опекаемых полицией легальных профессиональных союзов рабочих, которые должны были направить рабочее движение с революционного пути на путь мирной защиты экономических интересов рабочих. Первым из таких союзов стало Общество взаимного вспомоществования рабочих в механическом производстве в Москве. Он изучал работы всех теоретиков социализма, признавал, что рост количества рабочих делает их крупной политической силой. Не меньшую известность он приобрел за создание системы внедрения информаторов, так называемых провокаторов, во все революционные организации.

Созданная Зубатовым система «полицейского социализма» подверглась жестокой критике после того, как один из учеников Зубатова, Георгий Гапон, организовал в Петербурге шествие к царю, закончившееся расстрелом и массовыми беспорядками. Зубатов, однако, всю жизнь утверждал, что «Кровавое воскресенье» стало возможным только по причине его отставки и бездарной деятельности питерской администрации.[45]

15 марта 1917 года Зубатов застрелился, узнав об отречении Николая II от престола.

 

Мы не случайно выделили дату 15 марта. Оказывается, эта дата (с точностью до одного дня) стала роковой еще для нескольких весьма известных исторических фигур:  16 марта 1919 г. якобы от гриппа-испанки умер Яков Свердлов. В 1930 г., день-в-день, 16 марта скоропостижно умер его ближайший подельник Варлам Аванесов, 15 марта 1938 г. в Лубянской тюрьме НКВД был расстрелян Генрих Ягода. День последней смерти был далеко не случайным, а заранее запланированным, как, впрочем, и у Ежова, который к тому времени выполнил свою задачу. Ведь все эти «деятели» точно имели связи с английскими и американскими спецслужбами, все они были провокаторами, и эти «совпадения» говорят о том, что и Ульянов-Ленин, и Сталин об этом знали.

Таким образом, упоминание о «Зубовской площади» – это скорее всего, намек на провокацию.

Теперь постараемся разобраться в числах.  В этом отрывке встречается число 22. В еврейском алфавите 22 буквы, разница между прописными и строчными буквами отсутствует.[46] Кроме того, там встречается число 7, которое чаще всего употребляется в Библии.

 

Особенно важное значение имело число 7, которое играло большую роль в астральной сис­теме вавилонян. Древние семиты, клялись этим числом, и скорее всего именно поэтому не только у евреев, но и у ассирийцев, арабов, арамейцев, эфиопов и др. из этого слова образовались слова для обозначения присяги. Ясный намек на такое значение числа 7 имеется в Быт. 21, 28-31. Поэтому в Библии это число  встречается в  связи с клятвенными удостоверениями.

Число 7 выступает также в семилетнем периоде «шемиты» и пятидесятилетнем периоде семи шемит, в юбилее, хотя здесь, как и в других местах, не выдвигается религиозное значение числа 7. Подсвечник в храме имел 7 светильников; 7 быков и 7 овец приносились в жертву в праздничные дни. Число 7 стало употребляться в Библии в смысле слова «часто». Бог наказывает евреев в семь раз больше, чем заслужены их грехи. «Семикратно в день славит Господа» благочестивый. Семь раз падает и поднимается праведный /Притчи, 24,16/. Благодаря. такому частому употреблению, 7 стало выражать идею высшего подъема, полноты  и силы: свет солнца усилится в 7  раз по пришествии Мессии; печь для трех отроков была накалена в 7 раз сильнее обыкновенного /Дан.3,19/.[47]

 

Кроме того, у Булгакова упоминается числа 13 и 6 с половиной, которые мы привыкли связывать с так называемой «чертовой дюжиной». Однако для иудеев число 13 имеет совершенно другой смысл.

 

13 принципов верыосновные постулаты иудаизма, сформулированные Рамбамом (Маймонидом) в предисловии к комментарию к Мишне. Впоследствии они вошли почти во все сидуры (молитвенники).

В этих принципах кратко сформулировано, во что верит еврей. Само число 13 не случайно – по еврейской традиции это число свойств Всевышнего. Этими постулатами Рамбам говорит: еврей верит в то, что Всевышний обладает определенными качествами: Единый, Единственный, Всемогущий, Вечный, Всемилостивый, Даровавший Тору и др. Каждый из постулатов начинается словами «Я верю полной верой…», что показывает абсолютность и независимость веры от внешних условий.[48]

 

Теперь осталось разобраться с русским словом «полтина»:

Полтина, полтинник, др.-русск. полътина – то же полтина рубля, полтына; известно только в знач. «отрубленный слиток». Поэтому он толкует это слово из полъ «половина» и род. пол тина от тина «рубль»; Ср. др.-русск.  тинать (старословянск.) – рубить, резать, сечь, раз (по, от) секать; колоть, тыкать (ткнуть). Здесь мы видим сразу несколько синонимов слова ТИНЪ.
Если тинать – резать, то тин = рез.

Если тинать – колоть, то тинъ = кол.[49]

 

Значит, полтина – это «пол-реза» или наполовину обрезанный. И действительно, подавляющее большинство евреев, которые в 1917 году совершили в России переворот, не были правоверными иудеями. Но вместе с тем они никогда не отрекались от своей веры и пользовались всевозможной библейской и каббалистической символикой. Таким образом, их действительно можно считать обрезанными только наполовину.

Вот такой нам видится символика переделанного Булгаковым фрагмента об обратном превращении чудесных червонцев.

На этом эту часть статьи можно было бы закончить, но в ней осталась одна незавершенность: «деловая часть биографии Гирша Янкелевича Бриллианта». Посмотрим на важнейшие вехи в его биографии и немного их прокомментируем:

 

1921 - Член коллегии, зам. наркома финансов РСФСР

1922 - Нарком финансов РСФСР (с июля 1923 г. — СССР)

1922 - 11 съезд ВКПб. Кандидат в Члены ЦК, кандитат в члены Политбюро – это его двигал еще Ульянов за подписание Брестского мира

 

Ульянов умер, у власти Троцкий и Сталин

1925 - 14 съезд. В ЦК и Политбюро не избран – Сталин
1926 - Зампред Госплана СССР – Троцкий
1928 - Председатель Нефтесиндиката – Троцкий

Троцкого высылают, но остается всесильный «Папаша» Валлах-Литвинов

1929 - Полпред СССР в ВеликобританииЛитвинов

1930 - Кандидат в Члены ВКПб – Сталин

1932 - Замнаркома и член коллегии Наркомата иностранных дел СССР. – Литвинов
1935 - Июль. Первый зам.наркома лесной промышленности СССР (освобожден в связи с переводом на другую работу). Член ВЦИК и ЦИК СССР. – Сталин
1936 - Июль. Опросом исключен из состава кандидатов в члены ЦК и из партии, арестован – Сталин

1937 - 30 января. Военной коллегией Верховного суда СССР приговорен к 10 годам тюремного заключения – Сталин

1939 - 21 мая. Убит в тюрьме сокамерниками. – Сталин (могила неизвестна)

 

Вспомним о том, что в 1928 году Генри Детердингом осуществляется крупнейшая компания по финансовому подрыву финансовой системы СССР – фальсификация червонца.

А в 1929 году легальный английский агент посылает полпредом в Англию автора этой реформы. Мог ли это сделать Сталин? – Конечно, нет.

А мог ли Григорий Сокольников (Гирш Бриллиант) отказаться и не поехать в Англию? – Видимо, тоже нет. Тогда его убили бы в России «свои» английские агенты, которых в то время было не пересчитать. В кого он превратился, приехав из Англии и став 

на какое-то время Замнаркома и членом коллегии Наркомата иностранных дел СССР (пока Сталин не набрал силу)? – Английским агентом. Поэтому и могила его неизвестна.

По заслугам – то же самое следовало бы сделать с прахом Суламифи Фейгенберг, а не хранить его в Донском монастыре.

 

Постскриптум 

Когда мы писали эту статью, еще не успела развиться «революционная ситуация» в Северной Африке и на Ближнем Востоке, инспированная, как и раньше в России, специальными и дипломатическими службами Англии, Франции и США. Троцкий получил по заслугам, но, как мы видим, ни одна из так называемых «западных демократий» не отказалась от своих воинственных целей покорить весь мир. И, надо сказать, что после ослабления СССР, а впоследствии – России, их совокупная военная сила (НАТО) многократно возросла. Да и в России фигура Троцкого в определенных кругах все еще остается популярной, а созданная им и Валлахом-Литвиновым пятая колонна продолжает у нас на родине свою разрушительную деятельность. Они меняют идеологии, названия партий и даже своих подставных лидеров, меняют свою тактику и политические технологии, но их цель и политика остается неизменной: мировое господство и на пути к нему – развал России. Вместе с тем изучение истории и культуры нашей страны помогает нам лучше сориентироваться в период этого наступившего хаоса, чтобы не позволить использовать себя вслепую, как это раньше позволяли наши деды, отцы, и даже – совсем недавно – мы сами.

 

 C:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\Чубайс у могилы Троцкого.jpg

 Рис. 9. Ярый «антикоммунист» А. Б. Чубайс у могилы идеолога всемирной революции Лейбы Троцкого.  

 

 

Ссылки

[1] М. Булгаков, «Мастер и Маргарита», Окончательная редакция романа. сс 732-733 в сб. «Мой бедный Мастер», М., «Вагриус», 2006.

[2] М. Булгаков, «Мастер и Маргарита», «Черный маг», черновики романа сс. 28-29.

[3] М. Булгаков, «Мастер и Маргарита», Окончательная редакция романа, с. 790.

[4] Henri Wilhelm August Deterding. http://en.wikipedia.org/wiki/Deterding

[5] Уильям Ф. Энгдаль. "Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок", гл. 6. «Детердинг, Монтегю Норман и Шахт: Проект Гитлер». http://www.warandpeace.ru/ru/news/view/9097/

[6] Montagu Norman. http://en.wikipedia.org/wiki/Montagu_Norman,_1st_Baron_Norman

[7] Подробнее об этой весьма интересной и очень закрытой персоне можно прочитать в специально посвященной ему главе книги Н. Старикова «Национализация рубля», СПб, Питер, 2010.

[8] Henri Wilhelm August Deterding. http://en.wikipedia.org/wiki/Deterding. Montagu Norman. http://en.wikipedia.org/wiki/Montagu_Norman,_1st_Baron_Norman

[9] http://ru.wikipedia.org/wiki/Червонец

[10] Н. Стариков. Кризис – как это делается? «Питер», 2009 г.

[11] Н. Стариков. Кризис – как это делается? См. также Н. Стариков. Голодомор. Кто автор? http://community.livejournal.com/ru_politics/21262402.html

[12] Абрау-Дюрсо. http://ru.wikipedia.org/wiki/Абрау-Дюрсо_(завод)

[13] История Абрау-Дюрсо. http://www.ovinax.narod.ru/content9.html

[14] И. Ильф и Е. Петров «Двенадцать стульев».

[15] http://ru.wikipedia.org/wiki/Иссык-Куль

[16] http://ru.wikipedia.org/wiki/Акбулак

[17] А. Кудряшов. Один день в Ухуме. Информационное агентство Фергана. http://www.fergananews.com/article.php?id=3193 

[18] http://ru.wiktionary.org/wiki/бухать

[19] Коллекция конфетных и шоколадных этикеток. Обертки 20-х -30-х годов ХХ века. http://www.kudvic.ru/gallery_2/?page=300

[20] И. Ильф и Е. Петров. Двенадцать стульев (1927)

[21] http://ru.wikipedia.org/wiki/Наш_ответ_Чемберлену.

[22] http://ru.wikipedia.org/wiki/Письмо_запорожцев_турецкому_султану

[23] http://ru.wikipedia.org/wiki/Двенадцать_стульев.

[24] В. Маяковский, «Посмотрим сами, покажем им» (1927)

[25] Там же

[26] В. Маяковский, Мощь Британии (1927)

[27] В. Маяковский, Негритоска Петрова (1927)

[28] В. Маяковский, Слушай, наводчик (1927)

[29] Суд времени: от Чемберлена до Троцкого. http://www.kprf-chita.ru/index.php/

[30] И. Ильф, Е. Петров. Двенадцать стульев.

[31] http://ru.wikipedia.org/wiki/Спартак_(кондитерская_фабрика)

[32] http://ru.wikipedia.org/wiki/Гомель

[33] В. Мершавка и В. Орлов. Мертвая душа: жизнь и судьба Фанни Ройтблат-Каплан. http://www.mershavka.ru/articles/mertvaya_dusha_zhizn_i_sudba_fanni_rojtblattkaplan/

[34] http://ru.wikipedia.org/wiki/Николай_Иванович_Ежов

[35] Там же.

[36] См. Н. Стариков. «Национализация рубля».

[37] http://ru.wikipedia.org/wiki/Николай_Иванович_Ежов

[38] Там же.

[39] http://ru.wikipedia.org/wiki/Троцкий

[40] М. Булгаков. Фантастический роман. Главы дописанные и переписанные. с. 249.

[41] М. Булгаков. Полная рукописная редакция романа, с 500.

[42] Магия торговли, ритуал и заговоры. http://v-magik.ru/archives/743

[43] http://ru.wikipedia.org/wiki/Двойра

[44] http://ru.wikipedia.org/wiki/Бриллиант,_Дора_Владимировна

[45] http://ru.wikipedia.org/wiki/Зубатов,_Сергей_Васильевич

[46] http://ru.wikipedia.org/wiki/Еврейский_алфавит

[47] Числа. Выписка из 30-томной еврейской энциклопедии. http://www.protos7.ru/Symbol/Chislo1Bibl/ChisloBibl.htm

[48] http://ru.wikipedia.org/wiki/13_принципов_веры

[49] Русские цифры. http://abdullin.blogspot.com/2011/01/blog-post_9541.html