Книги в моем переводе

Отто Кернберг. "Теория объектных отношений в клинической практике" (глава из книги "Агрессия при расстройствах личности")

редакция и публикация В. Мершавки



 

 

Прежде всего следует отметить: в психоаналитической технике, основанной на эго-психологии – теории объектных отношений, в процессе психоанализа ключевую роль играют аффекты.

Как и Фенихель (Fenichel, 1941), я считаю, что в силу экономических, динамических и структурных факторов у нас есть оптимальные критерии, позволяющие определить, что, когда и как интерпретировать в содержании бессознательных конфликтов пациента, включая их защитные и импульсивные составляющие. Сюда же я бы добавил структуру бессознательных интериоризированных объектных отношений, в которые эти конфликты включены. На каждой психоаналитической сессии (или в каждом ее сегменте) следует интерпретировать (то есть выявлять) экономический (эмоциональный) критерий материала, то есть его связь с доминирующим аффективным состоянием пациента. Это аффективное состояние, не обязательно является осознанным, и может быть выявлено с помощью свободных ассоциаций пациента, а также его невербального поведения и общей (эмоциональной) атмосферы, созданной переносом пациента в сочетании с контрпереносом аналитика.

Такое аффективное состояние всегда указывает на активацию бессознательных объектных отношений между образом самости пациента и соответствующим (интериоризированным) образом объекта. Конфликт между импульсом и защитой отражается в конфликте между двумя группами интериоризированных объектных отношений. С одной стороны конфликта находятся защитно-активируемые, а с другой – импульсивно-активируемые и потому отторгаемые объектные отношения. Эти интериоризированные объектные отношения отражаются в бессознательных фантазиях, побуждениях и страхах, которые активируются на сеансе.

По моему мнению, основными элементами психической структуры, требующими психоаналитического исследования, являются образ самости, образ объекта и связывающее их аффективное состояние. Сексуальные и агрессивные влечения всегда появляются в уже существующем контексте интериоризированных объектных отношений, сформированных аффективными состояниями. На это указывают  влечения, стоящие на более высокой ступени иерархической лестницы. Иначе говоря, если согласно Фрейду (Freud, 1915а), единственное знание о влечениях мы получаем на основании их психических образов и аффектов, то речь идет именно об образах самости и объекта, связанных доминирующим аффектом.

Практическое применение моего подхода означает, что в начале каждой сессии не следует проводить интервенцию до тех пор, пока с помощью вербального общения c пациентом, его невербального поведения, общей эмоциональной атмосферы и  контрпереноса не выявится доминирующая аффективная тема. Разумеется, бывают случаи, когда аналитик ощущает сильное внутреннее побуждение к интервенции (интерпретации), обусловленное материалом и событиями на предыдущей сессии. Или же интервенция может быть обусловлена реакцией на вопрос пациента, который, как показалось аналитику, является неотложным, а также информацией, полученной из внешних источников. Проявляя определенную настойчивость в исследовании такого внутреннего побуждения, а также новой информации, которую сообщил пациент на текущей сессии, психоаналитик может постепенно выявить фактор, который в данный момент является аффективно доминирующим.

В связи с этим можно усомниться в рекомендации Биона (Bion, 1967) в отношении того, чтобы аналитик действовал «без памяти и побуждений». Что касается «памяти», то аналитику в начале сеанса скорее следует ее оценить, а не удалить из сознания. Что же касается («побуждения»), то сильные побуждения аналитика, так или иначе влияющие на пациента, могут отражать контрперенос психоаналитика. Эти соображения помогут нам выяснить, что именно доминирует на сеансе с экономической точки зрения (т.е. с точки зрения аффекта).