Книги в моем переводе

The Ravaged Bridegroom. Second edition

Автор:
Мэрион Вудман

Объем: 252 стр.

Посмотреть все книги

Анализ статьи Карла Абрахама «Паук как символ в сновидениях»

Часть 6

В. Мершавка

El sueño de la razón produce monstruos



Фрейя-Венера-Хильда

Наше исследование основной части доклада Карла Абрахама «Паук как символ в сновидениях» постепенно подходит к концу. Правда, к статье еще будет несколько приложений, но в них мы перенесем акцент с содержания статьи Карла на образ паука вообще. В приложениях мы рассмотрим обертоны символа паука, существенно расширив рамки образа фаллической матери, порожденной болезненной сексуальной фантазией ортодоксального психоаналитика.

Свое толкование третьего сновидения (пациента) Абрахам заканчивает так:

 

Потом происходит телесный контакт с паутиной. Ее размер и форма позволяют выяснить, что она символизирует женские половые органы. Теперь вместо прежней тревоги в отношении атрибута фантазии появляется тревога, связанная с наличием женских половых органов (то есть, с отсутствием пениса). Затем сновидец испытывает ужас от прикосновения к этой части женского тела. Маленькие паучки, присутствующие в паутине (вагине) в воображении сновидца, являются типичными символами детей – пациент старший из детей в своей семье.

 

Телесный контакт с паутиной и ее символику мы уже обсуждали в предыдущих частях этой статьи.[1] Там речь идет о тревоге сновидца (психоаналитика), связанной с его тяжелым заболеванием бронхиальной астмой. Теперь у сновидца появляется тревога, связанная с отсутствием пениса. Если вспомнить строение дыхательной системы, изображенной на рисунке в третьей части статьи, то можно еще раз убедиться в том, что в переводе с образного представления сексуальной парадигмы в образное представление «дыхательно-астматической» парадигмы пенис означает трахею. Символическое отсутствие трахеи свидетельствует о том, что пациенту перекрыли доступ воздуха, и он начал задыхаться. Сновидец испытывает ужас от прикосновения к женским половым органам (легким, пораженным астмой и лишенным кислорода). С одной стороны, маленькие паучки могут символизировать распространение астмы по всем бронхиолам, с другой – тревогу пациента за своих детей: у каждого из них была, как минимум, предрасположенность к заболеванию астмой или же само заболевание. Поскольку в тексте есть упоминание о старшем брате, очень вероятно, что Абрахам проводит аналогии (или у него возникают ассоциации) со своим старшим братом Максом, который по свидетельству Хильды Абрахам был болезненным и депрессивным ребенком.

 

Рис. 1. Гнездо паука. Кадры из фильма «Арахнофобия» (1990, режиссер Фрэнк Маршалл)

На этом, пожалуй, можно закончить исследование содержание сновидений, представленных в докладе на Берлинской психоаналитической конференции.

Перейдем к заключению доклада.

 

В заключение мы можем сказать, что эти три сновидения дают три варианта возможных объяснений символики паука. Сначала он символизирует ужасную мужеподобную мать, а затем – принадлежащий ей мужской половой орган (или приписываемый ей пациентом). Паутина символизирует лобковые волосы, а каждая нить – мужской половой орган.

Присутствие в каждом сновидении присущей ему конкретной символики образа паука, указывает на возможность разных истолкований этого символа. Вполне возможно, что это сообщение побудит и других авторов опубликовать похожий анализ, дополняющий мой доклад.

До сих пор психоанализ уделял очень мало внимания исследованию символики образа паука в народной психологии. С одной стороны, он может символизировать скорую удачу, с другой – приближение беды. Такую амбивалентность толкований можно считать проявлением всеобщего амбивалентного отношения к этому насекомому. Хорошо известно, что у многих людей пауки вызывают ощущение присутствия «сверхъестественного». Мы вправе сделать предположение: что бессознательный источник такого ощущения присутствия сверхъестественного идентичен бессознательному источнику (образов), присутствующих (в сновидениях и фантазиях) невротиков, о которых было сказано выше.

 

Скажу сразу, что образ ужасной фаллической кастрирующей (или кастрированной) матери заслуживает отдельного исследования. Эта тема является столь яркой и многогранной, что было бы жалко обсуждать этот образ только на основе Берлинского доклада Карла Абрахама. Не обсуждать ее вообще – значит оставить существующий пробел в культуре, психоанализе и аналитической психологии. Поэтому мы обязательно обсудим эту тему, и пока трудно сказать, насколько это обсуждение будет длительным и подробным.

Тем не менее, в конце доклада есть любопытные выводы, которые заслуживают самого пристального внимания. Например: «Паутина символизирует лобковые волосы, а каждая нить – мужской половой орган». На русском языке слово «лобок» является производным от слова «лоб», поэтому с ним оно и ассоциируется. Если вспомнить о том, что на немецком языке слово «паук» ассоциируется со словом «голова», то, казалось бы, мы, сами того не ожидая, выявили важное совпадение. Но не будем обольщаться: это совпадение является исключительно лингвистическим, а не смысловым. К тому же у Абрахама волосы на лобке ассоциируются не с пауком, а с паутиной – совершенно иным визуальным образом. Но если не работает одна ассоциация, это не значит, что не существует других, более точных ассоциаций. Рассмотрим их подробнее.

На русском языке слово «лобок» имеет несколько синонимов, которые полезно знать. Среди них: «лонный бугор», «срамной бугор» и «бугор Венеры». На немецком языке есть два слова, обозначающие этот женский половой орган: «Schamberg» и «Venusberg». Оба эти слова составные: Scham 1) стыд; стыдливость; 2) половые органы, срам; женские наружные половые органы; Venus – Венера; и Berg – скала, гора, бугор. Русское слово «лобок» так дословно и переводится на немецкий язык: «срамной бугор» и «бугор Венеры». В целях сопоставления скажем, что перевод на немецкий язык слова «лоб» – «Stirn» из этой ассоциативной цепи явно выпадает. Зато в ней появляется слово «Sham» – «стыд», которое с уверенностью можно назвать одним из основных подавленных или вытесненных чувств Карла Абрахама. Тех, кто в этом еще сомневается, я надеюсь убедить в следующей части данной статьи.

Наше исследование уже привело к очень интересному и важному результату. К счастью, этот результат не единственный. Дело в том, что «Венериной горой» в народе называют несколько гор в Тюрингии – зеленом сердце Германии, да и не только в ней:

 

Венерина гора (Venusberg), в германской мифологии название горы, на которой Венера (германская Гульда или Фрейя) имеет свой замок и двор, куда иногда попадают рыцари (легенда о Тангейзере). Название Венериной горы относится ко многим горам в Швабии и Тюрингии.[2]

 

Теперь самое время вернуться ко второй части статьи и вспомнить о том, что Фрейя – это не только псевдоним Владимира Ульянова-Бланка и отчасти Иосифа Пятницкого-Таршиса, – так называется паук, живущий в Южной Америке.[3] Правда, я назвал Фрейю аналогом скандинавской и немецкой Великой Матери. Как видно из приведенной ссылки, мифологи склонны ассоциировать ее с Венерой (и, соответственно, с Афродитой). В какой мере Венера и Афродита соответствуют образу Великой Матери, я не могу точно сказать, зато можно утверждать, что обе эти богини, в особенности Венера, являются одними из основных в римском и греческом пантеоне.

Неполная ясность в этом вопросе ничуть не помешает нашему исследованию. Так или иначе, Фрейя – это вид южноамериканского паука, обитающего в тех же странах, где и «волосатые» пауки-птицееды, о которых шла речь в пятой части статьи – в связи с «увлечением» Карла Абрахама эмбриологией волнистых попугайчиков.[4] Но, как известно, во-первых, Абрахам был хорошо филологически образован и знал много европейских языков и не только европейских. А во-вторых, этот любознательный дантист по образованию, биолог-эмбриолог по диплому и психоаналитик по специальности уже в 15 лет опубликовал свою первую статью, посвященную сходству языка у разных индейских племен Южной Америки.[5] Так что есть все основания полагать, что интерес к Южной Америке филолога-психоаналитика не ограничивался изучением сходства языков местных аборигенов, но и распространялся, например, на пауков, которые там водятся в изобилии и на тему которых он сделал данный доклад на Берлинском психоаналитическом конгрессе. Правда, это случилось значительно позже, когда он уже стал любимым учеником Фрейда, описал в своих статьях несколько семейных патологий (а может быть, и все) и вовсю развил свои сексуальные фантазии в области женской психологии и, в особенности, фантазию об ужасной (кастрирующей и кастрированной) фаллической матери.

В 1906 году (накануне знакомства Абрахама с Фрейдом) Карл Абрахам женится, и у него рождается дочь, которую филолог-психоаналитик называет Хильдой. Как известно, у скандинавских народов имя Хильда имеет такое же значение, как имя Гульда у германцев и, которое, как сказано выше, в значительной степени идентично Фрейе и Венере. Фрейя – вид южноамериканского паука. Венера – богиня любви. Имя Хильда в переводе с древнегерманского – битва. Хорошо зная европейские языки, и уж во всяком случае, немецкий, Карл Абрахам, несомненно, вкладывал свой смысл в имя своей дочери. Теперь, после проделанной нами работы, этот смысл уже нетрудно понять. Он прямо ассоциируется с Венерой, разновидностью южноамериканского паука и словами «битва» или «сражающаяся». Этот смысл не вызывает у меня никаких сомнений: борьба через (здоровую) любовь с наследственной болезнью-пауком, порожденной семейным инцестом.

Почему-то я уверен, что если бы нам стало известно имя сына Карла Абрахама, его значение лишний раз подтвердило бы эти выводы.

 

Паук-трикстер

В завершение своего доклада Карл Абрахам делает следующий пассаж (Насколько я понимаю, приложение появилось потом, при публикации текста доклада):

 

До сих пор психоанализ уделял очень мало внимания исследованию символики образа паука в народной психологии. С одной стороны, он может символизировать скорую удачу, с другой – приближение беды. Такую амбивалентность толкований можно считать проявлением всеобщего амбивалентного отношения к этому насекомому. Хорошо известно, что пауки вызывают ощущение присутствия «сверхъестественного» у многих людей. Мы вправе сделать предположение: что бессознательный источник такого ощущения присутствия сверхъестественного идентичен бессознательному источнику (образов), присутствующих (в сновидениях и фантазиях) невротиков, о которых было сказано выше.

 

Абрахам признается, что до сих пор «психоанализ уделял очень мало внимания исследованию символики образа паука в народной психологии». Сам он не решился восполнить этот пробел на Берлинской конференции. Из содержания доклада видно, что он рассказывал только о собственной практике, о сновидениях своих пациентов, поэтому вполне возможно предположить, что он рассказывал именно о себе любимом. Разумеется, толкование образа паука было, есть и будет амбивалентным. Его амбивалентность настолько очевидна, что не является темой даже для конференции ортодоксальных психоаналитиков. Но поднимая вопрос об амбивалентности трактовки образа паука в народном фольклоре, Абрахам как бы проводит параллель с амбивалентностью этого образа в сновидениях своих пациентов (или в своих сновидениях). А если это так, то и идентичны и бессознательные источники этого образа. То есть источник индивидуального образа со всеми неврозами, инцестами и врожденными заболеваниями индивида идентифицируется со здоровым архетипическим источником, который он называет «сверхъестественным» (юнгианцы говорят – «нуминозным»). В этой статье я не считаю нужным давать какие-либо юнгианские интерпретации. Однако отмечу два обстоятельства. Первое: все сказанное выше может в определенной мере служить объяснением, почему Юнг разделил индивидуальное и коллективное бессознательное. Первое – невротично, второе – нуминозно. Тогда становится ясно, что Юнг далеко не случайно выгнал Абрахама из клиники Бурхгольцли, где они какое-то время работали вместе. На мой взгляд, за один такой доклад нужно не только выгонять из клиники, но и признавать профессионально непригодным. Но Карл Абрахам был любимцем Шломо Фрейда, а потому остался не только в профессии, но и при своей высокой должности «на службе» – Президента Международной психоаналитической ассоциации (1914–1918, 1925) и ее Секретаря (1920­–1924).[6] То есть, фактически, до самой своей смерти. Его имя и сейчас носит Берлинский институт психоанализа – и пусть себе носит. У коллективного сознания любого народа есть свои национальные симптомы. Например, в России – Свердловская область и улица Красина (в Москве), в Берлине – Институт психоанализа имени Карла Абрахама.

Однако упоминание Абрахамом «сверхъестественного» в бессознательном источнике, порождающем образ паука, вызывает вполне естественный интерес. Надо полагать, прежде всего он имел в виду жителей Германии, а не аборигенов Океании (родины волнистых попугайчиков) и индейцев Южной Америки (родины пауков-птицеедов). У жителей Германии и Скандинавских стран паук однозначно ассоциируется с образом бога-трикстера Локи. Разумеется, Карл Абрахам хорошо об этом знал.

   

Локи (др.-исл. Loki) – предположительно бог огня, также упоминается в качестве бога хитрости и обмана и т. п. качеств в германо-скандинавской мифологии…

Черты Локи характерны для трикстеров: двуличность, изворотливость, хитрость, коварство. Часто Локи считают лживым, но это не совсем так: понятия «ложь» и «истина» для Локи просто отсутствуют…[7]

 

В этой статье мы не станем подробно описывать мифологического персонажа Локи, поскольку на такого персонажа все больше становится похожим сам психоаналитик Карл Абрахам. В таком случае в ссылке на «сверхъестественного» Локи-трикстера можно усмотреть элемент самооправдания психоаналитика.

Чтобы показать существующую связь Локи с пауком, я приведу несколько цитат из статьи недавно ушедшего от нас российского ученого-филолога, историка культуры, доктора филологических наук, профессора. Основатель исследовательской школы теоретической фольклористики Е. М. Мелетинского:

 

 

Из народного сопоставления Локи с пауком (в Швеции сети паука называют Lockanät) якобы проистекает представление о Локи как воре и герое, надувающем троллей…

 

Локи – антропоморфный трикстер – развился из териоморфного паука, сходного с трикстерами-пауками в мифологии ряда народностей Северной и Центральной Америки, Африки, Океании, Индии. Доказательства: обозначение паука во многих местах Скандинавии словом locke, запрет уничтожать пауков иначе чем бросанием в огонь; первоначальное значение глагола lukan не как «запирать», а как «вить, вязать»; изобретение Локи сети.

 

В пословичном фольклоре Локи, во-первых, обнаруживает связь с огнем и различными оптическими явлениями, во-вторых, отождествляется с пауком.

 

Нет, однако, достаточных оснований для отождествления Локи-трикстера именно с пауком (А. Б. Роот); изобретение сети скорей указывает на связь с рыболовной культурой. Локи рождает Слейпнира, предварительно превратившись в кобылу, в «Перебранке Локи» намекается также на его превращение в женщину и рождение им детей. Такая перемена пола и извращенный эротизм характерны для некоторых трикстеров у североамериканских индейцев и палеоазиатов (для того же Ворона, например). Мотив этот, вероятно, поддерживается некоторыми явлениями шаманизма («шаманы превращенного пола»).[8]

Рис. 2. Горящий паук и его гнездо. Кадры из фильма «Арахнофобия»

К этому можно добавить совсем немного. В переводе с немецкого языка

Locke – локон, завиток, кудри. Как правило, в мифах Локи изображали рыжим, а в народных поверьях (и Германии, и России) рыжий цвет волос является чуть ли не основным отличительным внешним признаком трикстера (лжеца, шута, клоуна и т.п.). Что касается, связи Локи с огнем, то это слово на немецком и французском языках является однокоренным:

 

Feuer (нем.) огонь, пламя

feu (фр.) 1) огонь, пламя; костер; 2) воспаление, жар; 3) пыл, воодушевление; 4) любовный жар, страсть

 

Я не знаю, относятся ли все перечисленные значения слова «огонь» на французском языке и к немецкому языку тоже (включая сленг и разные диалекты). Надеюсь, так оно и есть. Жителям Швейцарии это известно точно. Но как бы то ни было, о значениях этого слова применительно к жизни и образному представлению Карла Абрахама мы поговорим в следующей части статьи.

 

Ссылки:

[1] В. Мершавка. Анализ статьи Карла Абрахама «Паук как символ в сновидениях. Части 3и 5». http://www.mershavka.ru/articles/pauk_kak_simvol_v_snovideniyah2/,
http://www.mershavka.ru/articles/pauk_kak_simvol_v_snovideniyah4/

[2] http://slovari.yandex.ru/~книги/Брокгауз и Ефрон/Венерина гора

[3] В. Мершавка. Анализ статьи Карла Абрахама «Паук как символ в сновидениях. Часть 2». http://www.mershavka.ru/articles/pauk_kak_simvol_v_snovideniyah1/,

[4] В. Мершавка. Анализ статьи Карла Абрахама «Паук как символ в сновидениях. Часть 5». http://www.mershavka.ru/articles/pauk_kak_simvol_v_snovideniyah4/,

[5] Абрахам Карл, http://psy.rin.ru/article/1968/Abraham-Karl.html

[6] Абрахам [Abraham] Карл. https://sites.google.com/site/psychoanalysisbiography/Home/a/abraham-k

[7] http://ru.wikipedia.org/wiki/Локи

[8] Е. Мелетинский, Эдда и разные формы эпоса. http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Literat/melet11/02.php

 

Приглашаем записаться в группу "Культура и Психология Секса" ВКонтакте : http://vk.com/sexculture