Анализ статьи Карла Абрахама «Паук как символ в сновидениях»

Часть 7

В. Мершавка

El sueño de la razón produce monstruos



Женская Тема Карла Абрахама

Прежде чем приступить к содержательному обсуждению темы «Карл Абрахам и женщины», остановлюсь на особенности употребления слова Тема в начале этого раздела. Само это слово взято из греческого языка: в буквальном переводе «thema» означает: «то, что положено в основу». В данном случае оно употребляется не в обычном смысле, как, например, в выражении «тема школьного сочинения». Я употребляю слово Тема (заметим, оно пишется с заглавной буквы) в значении, присущем современному сленгу и некоторым областям субкультуры, например, блатной, криминальной или полукриминальной, а также эротической субкультуре БДСМ. В таких случаях выражение «быть в Теме», значит быть сопричастным, и даже соучастником какой-то идеи или деятельности, в которую посвящены немногие (избранные). Таким образом, «быть в Теме» – это не только обладать особыми знаниями, но и особым образом применять их на практике.

Читатели, знакомые с предыдущими частями этой статьи, хорошо знают, что тема переложения женской психологии на фрейдистскую теорию сексуальности была излюбленным коньком Карла Абрахама. В этой статье мы уже не станем подробно исследовать плоды его изощренной фантазии в этой области, а постараемся выяснить, существует ли связь между ними, особенностями личности психоаналитика и образом его жизни.

Это исследование начнем со знакомства с небольшим материалом, который удалось обнаружить на одном из американских сайтов. Далее я приведу дословный перевод этого текста, который впоследствии послужит нам материалом для анализа личности и творчества Карла Абрахама – психоаналитика фрейдистского толка.

 

Рис. 1. Воплощение в современном мире фантазии Карла Абрахама о фаллической матери

 

Карл Абрахам в отношениях с людьми

В жизни Карл Абрахам был серьезным и ответственным человеком, который редко давал понять другим, что ему нужна помощь и поддержка. Он не обращал внимания на собственные эмоциональные потребности или их подавлял, чувствуя, что не заслужит признания окружающих, если будет выглядеть «слабым». С особой неприязнью он относился к эмоциональной зависимости, говоря себе и другим (даже детям), что не следует «себя вести, как ребенок». Абрахаму пришлось признать, что никто не может все время быть независимым, поэтому следует относиться мягче к своим «детским» эмоциональным желаниям и потребностям. Окружающим он мог казаться достаточно жестким и прагматичным человеком, который использует личные чувства и пристрастия исключительно в интересах дела. По существу, у него не было ни одного настоящего друга. У него были глубокие чувства и привязанности, но, как правило, он не позволял другим людям узнать, насколько глубокими они являются в действительности. При этом иногда Карл Абрахам нуждался в отдыхе и развлечениях; кроме того, иногда ему требовалось наслаждаться жизнью.

Его чувства и эмоции в какой-то мере были загадкой для него самого, и ему трудно было поделиться своими чувствами с другими.

Часто Карл Абрахам уединялся от мира, нуждаясь в спокойной исцеляющей обстановке, чтобы выйти из своего (внутреннего) мира и успешно работать.

Практически всегда он идентифицировался с людьми угнетенными, попранными в правах и неудачниками и как-то пытался облегчить их положение.

Абрахам чувствовал, что ежедневное внимание и забота (пусть в небольших количествах) важны для поддержания стабильных межличностных отношений и знал, как сделать, чтобы другие люди почувствовали, что их принимают, любят и ценят. Он получал истинное наслаждение от отношений с женщинами.

Он не забывал о людях, перед которыми чувствовал свою ответственность, – прежде всего, о своей семье, – и честно выполнял свой долг. Карлу Абрахаму было очень важно иметь крепкую сплоченную семью, поэтому он строго следил за соблюдением традиций, ритуалов и памятных дат, укреплявших отношения в семье.

Карл Абрахам старался сделать больше, чем мог, и лез из кожи вон, чтобы сделать все возможное для своей семьи, но в основном его работа доставляла ему больше удовольствия, чем была для него тяжелым бременем.

В отношениях с женщинами Карл Абрахам был верным и преданным любовником, если его возлюбленная проявляла душевную теплоту и не скрывала к нему своего расположения. Он был очень чувственным и даже страстным мужчиной, при этом очень трогательным и физически привлекательным. Карл был эпикурейцем: любил вкусную еду, эротический массаж (loving massage) и другие чувственные наслаждения. Он был восхитительным любовником, очень внимательным к чувственному и сексуальному наслаждению, которое он доставляет своей любовнице. Абрахам очень чутко и быстро реагировал на физическую привлекательность; причем физическая привлекательность его любовницы была для него крайне важной.

Если какая-либо женщина чувствовала влечение к Абрахаму, ей следовало ясно и недвусмысленно дать ему это понять. Он любил и дарить (себя), и принимать подарки. Он очень ценил роскошь, комфорт и утонченность, а также красивые вещи. Он мог быть экстравагантным и уверенным в себе. Поскольку в отношениях с женщинами Абрахам слишком стремился полностью овладеть любимым объектом, ему приходилось в существенной мере опасаться «объектов своей собственности».

Он был чрезвычайно влюбчивым и привлекательным для женщин; при этом его совершенно не устраивали дружеские платонические отношения. Его адюльтеры часто сопровождались большим напряжением – зачастую потому что влечение Абрахама, как правило, опережало влечение понравившейся ему женщины, и он стремился как можно быстрее получить сексуальное удовольствие. Карл Абрахам находился в центре бесконечной сети (arena) адюльтеров, романов и сексуальных утех, и чувствовал себя несчастным, оставаясь без любовницы. Вкладывая столько энергии в любовные отношения, тем самым Абрахам «сжигал себя изнутри».

В отношении любовных связей он был очень романтичным, идеалистичным и изобретательным. Карл Абрахам искал «настоящую любовь» или «спутницу жизни» и часто испытывал разочарование по отношению к своим сексуальным подругам, которые в жизни не соответствовали образу любовницы, являющейся верхом совершенства, порожденным его фантазией. У Абрахама часто были любовные фантазии, при этом он нередко влюблялся в женщину, остававшуюся для него недосягаемой, и мог «любить» ее, не имея возможности с ней встретиться. Назначая бессчетное число любовных свиданий, на какие-то из них он мог не прийти. Будучи ласковым и чувственным мужчиной, Карл Абрахам не любил прямых и навязчивых сближений. Его больше влекло к женщинам, обладающим артистической или мистической аурой.

Карл Абрахам мог легко показать женщине, что он чувствует к ней влечение и свободно мог ей сказать о своих чувствах. Ему нравилось находиться в обществе красивых женщин. Его мысли постоянно были заняты этим, и психоаналитик делал все возможное, чтобы добиться этого как можно быстрее. [1]

 

Рис. 2. Трансформация по Абрахаму: вагина-бабочка как атрибут фаллической матери

 

Несомненно, приведенный выше текст позволяет занести психоаналитика Карла Абрахама в почетный список исторических персонажей, опубликованный в книге И. Муромова «100 великих любовников»[2]. И можно быть уверенным, что и по числу любовниц, и, особенно, по изобретательности своей охоты за женщинами психоаналитик занял бы в нем достойное место (я полагаю, не ниже первой десятки). Именно поэтому я приведу небольшой фрагмент из описания всемирно известного любовника Джакомо Казановы, чтобы сравнить личность любвеобильного итальянского писателя, путешественника и авантюриста XVIII века с личностью любвеобильного психоаналитика – выходца из бедной бременской еврейской семьи. Все его заслуги в области психоанализа (кроме одной – преданности идеям Фрейда), по меньшей мере спорны, но тем не менее на Западе он до сих пор считается одним из основателей психоанализа. Весьма сомнительный авторитет Карла Абрахама стараются привить и российской психологии, умолчав о самых важных сторонах его биографии: врожденной инцестуальной астме и многочисленных любовных похождениях в сочетании с весьма экстравагантными теориями женской психосексуальности.

 

Казанова охотно завязывал с женщинами психологическую игру, смешил, интриговал, смущал, заманивал, удивлял, превозносил… Он льстил, иногда просто приставал до тех пор, пока не достигал желаемого. Ради прекрасных глаз он переезжал из города в город, надевал ливрею, чтобы прислуживать понравившейся даме… В нем сочетались возвышенное чувство и плотская страсть, искренние порывы и денежные расчеты… С некоторыми он вел философские беседы, а одной даже подарил целую библиотеку. Он спал с аристократками, с проститутками, с монахинями, с девушками, со своей племянницей, может быть, со своей дочерью... Казанова… стал на досуге заниматься магией. Жертвы его проделок жаловались властям, но он удивительно легко уходил от ответственности. И все же венецианская полиция заключила его в тюрьму по обвинению в колдовстве… В Лондоне он однажды сказал женщине: «Я распутник по профессии, и вы приобрели сегодня дурное знакомство. Главным делом моей жизни были чувственные наслаждения: более важного дела я не знал»… Казанова был хорош собой, внимателен и щедр. Но, главное, он говорил, говорил, говорил обо всем на свете: о любви, о медицине, о политике, о сельском хозяйстве. Он будто бы знал все и вся…

«Любовь – это только любопытство» – эта фраза часто встречается в мемуарах Казановы. Неутомимое любопытство было настоящей страстью этого человека. Он не был банальным любимцем женщин, не был счастливым баловнем, случайным дилетантом. К сближению с женщинами он относился так, как серьезный и прилежный художник относится к своему искусству.[3]

 

Рис. 3. Вагина-бабочка по Абрахаму как атрибут фаллической матери

 

Болезнь и характер

Сопоставлять личности Абрахама и Казановы с точки зрения отношения к женщинам и с женщинами гораздо адекватнее, чем сопоставлять его вклад в психоанализ с вкладом его основоположника. Тем не менее, не приходится сомневаться, что профессиональная деятельность Абрахама и его сексуальные отношения тесно связаны, и в этой связи нам предстоит разобраться, в контексте парадигмы нашего исследования символики паука в сновидениях и фантазиях.

Приступим к нашему исследованию.

 

Казанова охотно завязывал с женщинами психологическую игру, смешил, интриговал, смущал, заманивал, удивлял, превозносил…

 

Будучи ласковым и чувственным мужчиной, Карл Абрахам не любил прямых и навязчивых сближений. Его больше влекло к женщинам, обладающим артистической или мистической аурой.

 

Абрахам тоже вступал с женщинами в психологическую игру, причем, эта игра была очень увлекательной, если даже сегодня нас поражают его фантазмы, связанные с разными образами кастрирующих и даже кастрируемых женщин. Можно себе представить, как реагировали его подруги на его подробные и красочные объяснения присутствия у них «зависти к пенису», «комплекса кастрации» и других психосексуальных комплексов, приписанных им фрейдизмом. Неслучайно, что Карл Абрахам не любил прямых и навязчивых сближений. Это роднит его с Казановой. Конечно же, Абрахама больше влекло «к женщинам, обладающим артистической или мистической аурой». Именно такие «собеседницы» и «пациентки» слушали его толкования с повышенным вниманием и интересом. Во-первых, такие женщины с упоением внимали каждому «новому слову» в психоанализе, в особенности, если оно звучит из уст автора. Во-вторых, Карл Абрахам не только пользовался наработками Фрейда в области женской психосексуальности, но и создавал свои. Например, с этой точки зрения очень интересно посмотреть на его классификацию женщин. В одной из своих статей[4] он показал различные способы, которыми девочка может реагировать на фантазии о кастрации, и на основании этого в дальнейшем он разделял женщин на два невротических типа: 1. «Мстящий» тип, для которого характерно пренебрежительное отношение к мужчине. Он возникает вследствие вытеснения желания отомстить мужчине, его кастрировав. 2. Тип «исполняющий желание», который возникает при вытеснении желания перенять роль мужчины. Для этого типа характерно существование предпосылок для развития гомосексуальности.[5]

Иначе говоря, по Абрахаму женщины являются невротичными уже в силу самой свой природы. В этом его «теория» имеет некоторое сходство с умопомрачительной «теорией» его современника австрийского «философа и психолога» Отто Вейнингера, в 23 года покончившего жизнь самоубийством.[6] Не исключено, что в дальнейшем мы исследуем основную концепцию Вейнингера, в которой изложено его представление об основных характеристиках мужского и женского пола.[7] Однако вернемся к Абрахаму. Первый тип женщин, который психоаналитик назвал «мстящим», возникает вследствие вытесненного желания отомстить мужчине путем кастрации. Нам уже знаком этот тип женщин в сновидении «пациента» Абрахама в образе осы или шершня. Несомненно, к этому же типу относилась и Карен Хорни. Вообще говоря, если в классификации любого человека появляется «мстящий тип», значит, помимо подавленного страха (который очевиден), у него наблюдается серьезный изъян Супер-Эго, трансформирующий этот страх в чувство мести. Есть и третья гипотеза, имеющая право на существование: этот страх перед женщиной и ее чувством мести порождены ветхозаветными женщинами-воительницами, образы которых несомненно повлияли на его концепции женской психологии. Достаточно привести примеры Юдифи и Эсфири. Однако эта гипотеза требует более серьезного исследования.

Очень вероятно, что именно по этой причине Абрахам относился к своим любовницам иначе, чем Казанова. Если Казанова

 

…льстил (во время охоты), иногда просто приставал до тех пор, пока не достигал желаемого. Ради прекрасных глаз он переезжал из города в город, надевал ливрею, чтобы прислуживать понравившейся даме…

 

…то Абрахам вел себя совершенно иначе:

 

Если какая-либо женщина чувствовала влечение к Абрахаму, ей следовало ясно и недвусмысленно дать ему это понять. Он любил и дарить (себя), и принимать подарки… Поскольку Абрахам слишком стремился к полному овладению любимым объектом в отношениях с женщинами, ему приходилось в существенной мере опасаться «объектов своей собственности».

 

То есть, если Казанова «охотился и преследовал» свою жертву, то Абрахам нетерпеливо выжидал, сидя в психоаналитическом кресле, когда в него влюбится его вожделенный объект. И если это происходило, любовница становилась его собственностью. Если охота Казановы откровенно похожа на охоту хищного зверя, например, льва, то охота Абрахама похожа на охоту паука, расставившего свои сети и нетерпеливо ждущего, когда в них попадется очередная «интересантка».

Эта часть исследования привела нас к очень интересному и важному выводу: Карл Абрахам ассоциируется с пауком не только вследствие своей врожденной тяжелой болезни – бронхиальной астмы, но и в силу своей личности и своего характера, в частности, - в отношении к женщинам.

Нам осталось рассмотреть второй тип женщины по классификации Абрахама: «исполняющий желание». По мнению Абрахама, он возникает при вытеснении у женщины желания перенять роль мужчины. Для этого типа характерны предпосылки для развития гомосексуальности.[8]

Что здесь скажешь? Во-первых, спорно само наличие у женщин желание перенять роль мужчины. Если речь идет о социальной роли, то можно говорить о вытесненном феминизме. Но, видимо, Карла Абрахама интересовала вовсе не социальная роль женщины. Имея здоровую жену, с которой у него было доподлинно только два половых акта (может быть, чуть больше, так как ему, тяжело больному астмой, и так не хватало энергии), он строил свои фантастические теории для других женщин, «исполняющих (его) желания». А тех любовниц, которым он надоедал своими разговорами о психосексуальной неполноценности женщин, можно было обвинить в стремлении к доминированию (которое было ключевым в его собственном поведении в отношении с женщинами) и даже в стремлении к лесбийской любви. Если женщину не устраивал такой тонкий, умный, изобретательный и опытный любовник, каким он себя считал, значит, у нее был только один выход – вступить в сексуальные отношения с другой женщиной. Даже не верится, что такая нарциссическая личность вообще проходила какой-либо психоанализ, разве что у Шломо Фрейда, который сам не проходил никакого психоанализа (кроме своего собственного).

На этом мы прервем исследование женской Темы Карла Абрахама и вернемся к ней в следующей части статьи.

 

Примечания

[1] Karl Abraham in relationships. TopSynergy.com. http://famous-relationships.topsynergy.com/Karl_Abraham/

[2] И. Муромов. 100 великих любовников. М., «Вече», 2004.

[3] И. Муромов. 100 великих любовников. Джовани Джакомо Казанова М., «Вече», 2004.

[4] К. Абрахам. «О женском комплексе кастрации», 1919г.

[5] Абрахам Карл. Глубинная психология. Учения и методики. http://www.psyoffice.ru/6-372-abraham-karl.htm

[6] http://ru.wikipedia.org/wiki/Вейнингер,_Отто

[7] Отто Вейнингер. Пол и характер, «Латард», 1997.

[8] Абрахам Карл. Глубинная психология. Учения и методики. http://www.psyoffice.ru/6-372-abraham-karl.htm

 

Приглашаем записаться в группу "Культура и Психология Секса" ВКонтакте : http://vk.com/sexculture