Книги в моем переводе

Анализ статьи Карла Абрахама «Паук как символ в сновидениях»

Часть 9

В. Мершавка

El sueño de la razón produce monstruos



Написать эту часть статьи меня побудило желание реализовать идею о влиянии иудейской культуры, а, возможно, и архетипов, на сновидения пациента Карла Абрахама (или самого аналитика). Правда, речь может идти только о локальных, иудейских архетипах, непосредственно связанных с Ветхим Заветом.

Я не стану сейчас опровергать теорию Хиллмана и Юнга об универсальности архетипов. Вполне возможно, что какое-то количество таких архетипов существует, но сейчас речь пойдет не о них. Если Яхве явился к Моисею на горе Синай, это вовсе не значит, что Валдае точно так же явился Перун к Микуле Селяниновичу. И вообще, нельзя иудейские архетипы сопоставлять с архетипами оседлых народов, например, со славянскими. А у американского народа в силу его исторической незрелости вообще нет своих архетипов и своей мифологии – разве что мифы североамериканских индейцев, негритянские сказки о Братце Кролике и об Уолл Стрит (Wall Street), которая, похоже, грозит превратиться в Стену Плача.

В данном случае речь идет о так называемой «Лестнице Якоба» – сновидении, приснившемся Иакову (Быт. 28:12-18), которое любят обсуждать и интерпретировать всякие аналитики, в особенности, юнгианские. Но поскольку речь идет об ортодоксальном аналитике-иудее, а, как известно, Фрейд не брезговал обращаться к египетской и греческой мифологии, если ему это было выгодно, нам вполне естественно заняться исследованием влиянием иудейского архетипа на иудея-психоаналитика, да еще с такой архибиблейской фамилией Абрахам (Авраам).

Начнем со знакомства с библейским текстом:

 

И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; и будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю и к востоку, и к северу и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные; и вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе. Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал! И убоялся и сказал: как страшно сие место! это не иное что, как дом Божий, это врата небесные. И встал Иаков рано утром, и взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником, и возлил елей на верх его. (Быт. 28:12-18)

 

 

Рис. 1. Лестница Иакова.[1]

 

Исследование сна Иакова начнем с интерпретации М.-Л. фон Франц, которая заняла целую главу в известной книге о сновидениях: [2]

 

 Сон о «Лестнице Якоба» является одним из примеров сновидений, который часто цитируют теологи, чтобы убедить людей в том, что к сновидениям нужно относиться серьезно. В Ветхом Завете есть и другие сновидения, считающиеся доказательством того, что они посланы людям Богом.

 

Этот сон приснился Якобу в местечке Харран. Причем это название повторяется дважды: в начале и в конце текста. Одно из самых древних поверий человечества состоит в том, что ландшафт местности является важным местом, где происходит встреча человека либо с дьяволами, либо с демонами. Например, первобытные племена обычно считали темную пропасть или расщелину в поверхности земли входом в потусторонний мир, в котором можно вступать в контакт с живущими там божествами. В таких местах хоронят мертвых или появляются на свет новые души. В других местах, прежде всего на вершинах гор, происходит особое общение с «верхними» богами (Якоб положил себе под голову камень). Например, можно вспомнить о встрече Моисея с Богом на горе Синай. Именно поэтому Зевс обитает на Олимпе. В Греции не все божества жили высоко в горах, но все они жили в каких-то особых местах.

Далее, по утверждению юнгианских авторов, люди проецируют свою душу на ландшафт. Каждый народ при любой цивилизации создает такую географию. У них есть особые места, где они общаются с ангелами и дьяволами, с добрыми и злыми духами.

 

Камень – один из древнейших сакральных символов человечества. Как известно, первобытные люди поклонялись камням. Широко распространено представление, что камни обладают чудодейственной силой. Австралийские аборигены верят, что в некоторых камнях живут духи предков, и если мимо такого камня пройдет женщина, то она может зачать ребенка. Ребенок как бы из камня переходит к ней в утробу. То же самое относится к немцам. Древние германцы считали, что душа новорожденного ребенка появилась вследствие эманации из надгробных камней и могильных плит их предков. Словно предки выскакивали из надгробных плит прямо в утробу женщины и оплодотворяли ее. В этом смысле камни очень похожи на звезды: на камни, как и на звезды, проецируется вечная человеческая сущность.

Сакральный камень, который Якоб кладет себе под голову, некий фетиш, связывающий его с Запредельным, на заходе солнца Якоб кладет себе под голову. Заход солнца и засыпание Якоба символизируют блокировку его сознания. Он быстро попадает в бессознательное состояние, в котором видит лестницу, ведущую в небо. Знаменитая лестница Якоба, по которой спускаются и поднимаются ангелы, символизирует непрерывную связь с обителью богов.

Лестница, дерево или веревка, по которой поднимались колдуны или шаманы, символизирует связь с миром духов и богов.[3]

 

Иаков – один из самых основных библейских персонажей. Имя Иаков интерпретируется как производное от слова акев «пята, след», так как Иаков вышел из чрева матери, ухватившись за пяту старшего брата, Исава (Быт. 25:26). Помимо имени собственного, ивритское [Йааков] является глаголом в будущей форме третьего лица мужского рода и переводится «(он) будет следовать, последует».[4]

В таком случае вполне уместна амплификация Макса и Карла Абрахамов до библейской пары Исава и Иакова, причем Карл появился на свет вслед за Исавом, а значит, является «последышем». Таким образом, у нас появляется первая важная ассоциация-амплификация: Карл Абрахам – Иаков.

Символика камня всегда была важной в любых мифах, сказках и легендах. Достаточно сказать, что существует много сказок (в том числе и русских), в которых герой оказывается на распутье перед камнем, на котором высечено, что его ожидает, если он выберет тот или иной путь. Но в аких сказках герой пребывает в бодрствующем состоянии, и, как правило, сильно мотивирован. В данном случае Иаков кладет камень себе под голову, используя его в качестве подушки. И, как считает фон Франц, этот камень является фетишем, который связывает его с Запредельным. В этом состоит существенная разница: во многих европейских и русских сказках с камнем общается деятельный и мотивированный герой, а в Ветхом Завете – сонный и пассивный Иаков. И если в первом случае написанное на камне мистическое послание определяет дальнейшую деятельность героя и его судьбу, то в данном случае все ограничивается мистикой сновидения, в том числе и видением снующих по лестнице ангелов.

Кстати говоря, намек на такое толкование символики Камня мы видим в названии места Харран, которое в Ветхом Завете употребляется дважды: в начале и в конце сновидения:

 

Харран или Ка?рры (аккад. Harrânu – «развилка»; лат. Carrhae) – древний город в северном Междуречье, впервые упомянутый в хеттских документах, а затем в Ветхом Завете и ассирийских царских надписях.

 

Но если в индо-европейской и славянской культуре «развилка» действительно означает развилку, перепутье и перекресток, то в иудаизме все «перепутье» сосредоточено в мистическом названии Харран, а в сновидении – ограничено единственным направлением – «лестницей в небо», т.е. к еврейскому Богу.

Более того, существует так называемый «еврейский камень». Он представляет собой видоизменение гранита, в котором заключаются неправильные кристаллы кварца, имеющие форму, несколько напоминающую еврейский шрифт, поэтому этот минерал и получил соответствующее название.[5]

Якоб (Карл Абрахам) перед сном положил себе под голову такой «еврейский камень» с Ветхозаветными письменами, и ему приснились эти «Ветхозаветные сны»  с ведущей в небо лестницей.

Здесь возникает одна интересная гипотеза, связанная с происхождением названия так называемой «черты оседлости». Как известно, в это время евреи, живущие на территории Российской империи, да и в других странах, практически не учились и не занимались земледелием.[6] Основными видами их деятельности было винокурение, кустарный промысел, торговля и ростовщичество, т.е. виды деятельности с минимумом физической активности. По этой причины многие состоятельные евреи были тучными и малоподвижными. При этом они хорошо усвоили другую ветхозаветную заповедь: «плодитесь и размножайтесь». В силу тучности и наличия избыточного веса они не могли заниматься сексом в так называемой «миссионерской позе» или в похожей на нее, когда мужчина находится сверху (Рис. 2)

 

 

Рис. 2. Поза «Мужчина сверху» Иллюстрированный сексологический словарь

 

Поэтому им приходилось совокупляться в такой позе, когда мужчина находится внизу, а женщина сидит на нем сверху (Рис. 3). Эта поза напоминает женщину-наездницу, скачущую верхом на «еврейском тяжеловозе». Поскольку евреи жили небольшими общинами, и обычно в общине происходили инцестуальные браки, ухудшавшие генофонд, богатые евреи всячески стремились этого избегать и рожать детей от нееврейских женщин. Видимо, население царской России не слишком приветствовало такое родство, поэтому все эти сексуальные эскапады происходили в достаточно узкой географической полосе, которая потому и получила название «черта оседлости». Ни в коем случае не настаиваю на том, что эта гипотеза является единственно правильной, но наряду с другими она имеет право на существование.

 

 

 

Рис. 3. Поза «Женщина сверху», которая как бы «оседлала» мужчину. Иллюстрированный сексологический словарь

 

Итак, минимальную физическую подвижность у иудеев подменялось избыточной мистикой. С этой точки зрения мы в дальнейшем будем интерпретировать сон о «Лестнице Якоба» в контексте исследования статьи Абрахама «Паук как символ в сновидениях».

 Такая длинная преамбула существенно сократила саму интерпретацию, которую условно можно назвать архетипической еврейско-немецкой амплификацией сновидения Абрахама. Голова Якоба-Абрахама, покоясь на «еврейском камне» – обители духов предков, содержащихся в Иудейских мистических книгах (Ветхом Завете, Талмуде, Торе),  впитывает из них мистический сон о «Лестнице Якоба». Паук на нити, который ассоциируется с головой (вспомним об Abspannkopf) спящего Якоба-Абрахама, также ассоциируется с пациентом (Абрахамом), а также с ангелами, которые поднимаются и спускаются по лестнице. Это можно истолковать и как сон о смерти самого Якоба-Абрахама, смерти его отца (еврейский камень), о его смертельной болезни, которая то обостряется, то отступает. Возможно, что в нем даже присутствует тревога за судьбу своего сына.   

Есть и несколько другая версия интерпретации сновидения. Дело в том, что слово Abspannkopf, кроме значения «голова» имеет и другое значение: Abspann-kopf, в котором первая часть слова (Abspann) означает «конечные титры». Последние титры в фильме ассоциируются с последними словами в сновидении. Последние титры означают конец фильма, последние слова означают смерть. А это значит: такая интерпретация позволяет считать, что сон о «Лестнице Якоба» в контексте доклада «Паук как символ в сновидениях» – это сон о смерти.

Сравнительной недавно вышел американский фильм, который так и называется «Лестница Джейкоба» («Лестница Якоба»)

Вот его краткий сюжет:

 

Джейкоб Сингер, раненый во Вьетнаме, возвращается домой, в Нью-Йорк… Джейкоб начинает страдать галлюцинациями и постепенно теряет контроль над реальностью. Дело принимает еще более мрачный оборот, когда он узнает, что его товарищи по оружию страдают от сходных галлюцинаций…

 

 

Рис 4-8.
Кадры из мистического триллера «Лестница Якова («Jacob's Ladder»).
Режиссер Эдриан Лайн, сценарист Брюс Джоэль Рубин.
В фильме снимались: Тим Роббинс, Дэнни Айелло, Элизабет Пенья, Джейсон Александер.

 

Джейкоба спасает его друг, который сообщает ему смысл его галлюцинаций – первое, что сгорает в аду, это воспоминания, то, что удерживает человека в земной жизни, а когда человек осознает, что он умирает и перестает цепляться за жизнь, то демоны в галлюцинациях превратятся в ангелов… В конце фильма вконец измученный Джейкоб возвращается в свою старую квартиру,.. он засыпает, а проснувшись, он видит своего давно погибшего сына Гейба, который, взяв его за руку, тянет за собой по лестнице навстречу сиянию.

 

 

Рис.4.

 

Рис. 5

 

 

Рис. 6.

 

Фильм заканчивается очередными кусками воспоминаний Джейкоба, где в санблоке военной базы двое медиков возятся над телом эвакуированного Джейкоба и констатируют его смерть, срывают жетон с его шеи и отдают его писарю, который фиксирует данные погибшего солдата.

 

Рис. 7.

Становится ясно, что Джейкоб Сингер погиб на войне во Вьетнаме, а все события его дальнейшей жизни – его предсмертные грезы и попытка удержаться за жизнь, порождающая его галлюцинации и его демонов. Как сказал его друг: как только Джейкоб со всем смирился, его демоны перестали ему являться, они превратились в ангелов, которые в образе его погибшего сына Гейба отвели Джейкоба по лестнице в рай, по библейской лестнице Иакова.[7]

 

Кстати говоря, еврейская фамилия Зингер восходит к иудейскому hazzan kantor, что в переводе с идиш означает «певец, синагогальный кантор». То есть, в определенном смысле она архетипична.[8]

Не нужно никакого психоанализа, чтобы увидеть, что в данном фильме сновидения или галлюцинации о «Лестнице Якоба» тоже указывают на смерть сновидца или человека, страдающего галлюцинациями. Этот фильм преподносится как «мистический триллер». Таким образом, мы ясно видим, как ветхозаветная иудейская мистика внедряется в фильм с современными событиями (война во Вьетнаме) через больное воображение убитого и вместе с тем якобы не убитого главного героя, галлюцинирующего об этой лестнице. Поскольку и режиссер, и сценарист, и актер, играющий главную роль, – евреи (про иудейскую фамилию Зингер мы уже сказали), то фильм «Лестница Джейкоба» может служить убедительным примером подспудного внедрения ветхозаветной мистики в психику англоязычного зрителя.   

 

           

Рис. 9. Обложки американского оригинала фильма «Лестница Джейкоба» и его копии на русском языке

 

Но не только англоязычного. Неизвестные доброхоты подспудно внедряют ее и в русскую культуру (Рис. 9).

В Новом Завете есть образ Иоанна Лествичника, в котором образ «лестницы» взят из Ветхого Завета. Но поскольку Карл Абрахам был не только ортодоксальным психоаналитиком, но и ортодоксальным иудеем, то рассматривать образ Иоанна Лествичника в контексте этой статьи кажется излишним. Ясно одно: как бы христиане не открещивались от иудаизма, это христианство и иудаизм – две стороны одной медали. Этому есть множество доказательств; одно из них – библейская мифологема о «Лестнице Иакова».

 

 

Ссылки

[1] http://hram-troicy.prihod.ru/zhitie_svjatykh_razdel/view/id/1115831

[2] M.-L von Franz, Frazer Boa. The Way of the Dream. Conversations on Jungian Dream Interpretation with Marie-Louise von Franz, p. 59-60. SHAMBALA, 1994.

[3] Там же.

[4] http://ru.wikipedia.org/wiki/Иаков

[5] http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_fwords/11324/ЕВРЕЙСКИЙ

[6] А. И. Солженицын. Двести лет вместе. Часть 1. М., Вагриус, 2008.

[7] http://ru.wikipedia.org/wiki/Лестница_Иакова_(фильм)

[8] Происхождение фамилии Зингер. http://www.ufolog.ru/names/order/Зингер

 

 

Приглашаем записаться в группу "Культура и Психология Секса" ВКонтакте : http://vk.com/sexculture