Книги в моем переводе

Приглашение на казнь

Данная статья в чем-то очень похожа на предыдущую[1], а в чем-то очень от нее отличается. Напомним, что в статье «О чем говорят рукописи, которые не горят» мы применяли количественного дискурса[2] к двум документам: чудом уцелевшему восстановленному черновику письма Гоголя к Белинскому и тексту отправленного письма. На основании результатов проведенного исследования мы пришли к определенным выводам относительно личности Гоголя и присущего ему способа отыгрывать свои негативные эмоции.

Но вместе с тем эта статья очень не похожа на предыдущую, хотя формально в ней применяется этот же метод количественного дискурса. В данном случае этот метод также применяется к черновику и тексту письма Александра Сергеевича Пушкина барону Л. Геккерну. Кардинальная разница заключается, во-первых в том, что между написанием двух текстов Гоголем прошло не больше одной-двух недель[3], тогда как между написанием двух писем Пушкиным фактически прошло два месяца. Во-вторых, на следующий день после получения Геккерном письма, 27 января 1837 года, состоялась дуэль между Пушкиным и Дантесом, поводом к которой и послужило это письмо[4]. В-третьих, ни по своим личностным качествам, ни по своей психологии Пушкин совсем не был похож на Гоголя. И, наконец, в четвертых, хотя они оба испытывали огромное эмоциональное напряжение, когда писали письма, ни по своему значению, ни по своей продолжительности оно совершенно несопоставимо.

Поэтому цель данной нашей статьи заключается, во-первых, в том, чтобы осознать особенности психологического состояния Пушкина во время написания этих писем, а во-вторых, - и это главное - понять, как изменилось эмоциональное состояние Пушкина за эти два месяца. Иными словами, каковы были мотивы исправлений, внесенных Пушкиным в письмо, и как они отразились на изменении эмоционального состояния поэта.

В данном случае теоретическую основу применения метода количественного дискурса составляют две концепции: современная психоаналитическая теория объектных отношений[5] и концепция межличностных отношений «Я»-«Ты» Мартина Бубера[6]. Мы покажем, что исследование с помощью единого метода количественного дискурса очень похожих (внешне) объектов может дать совершенно разные психологические результаты.

Как и в предыдущей статье, посвященной количественному дискурсу писем Гоголя, мы разделим черновик письма на три части для исследования изменения динамики «Я»-«Ты»-отношения в каждой части. Кроме того, мы проведем количественный дискурс всего текста черновика, а также текста самого письма. В процессе получения результатов, мы будем давать и краткие интерпретации, а в конце статьи сделаем окончательные выводы.

: Применяя метод к полному тексту черновика, содержащему 3 827 п.з., мы получили следующие результаты:

 

 «Я»

«Ты»

Я                                                    19

Барон                                               2

мне                                                 10                                       

Вы                                                   14

меня                                                 4

Ва(с,м,ми.ш,ши,шим,шими)          20

мной                                                 0

 

мо(й,я,и,е,им,ей)                           11

Сын                                   7 (0.183%)

 

 

Жен (а, ы, е)                      5 (0.13%)

 

на(с,ш,м, ми,ши)    (наш-ваш)        1

 

 

                                          36 (0.94%)

Итого:                             45 (1.175%)

Итого:                       36 + 7 (1.123%)

 

Следует пояснить, что в обоих текстах упоминаются четыре человека: автор письма (Пушкин), адресат (барон Геккерн), жена Пушкина и приемный сын Геккерна Дантес. Таким образом, кроме «Я»-объекта - автора письма, здесь присутствуют «Другие»-объекты: позитивные (жена) и негативные (барон и его приемный сын). Нужно сказать, что объекты «жена» и «сын» относительно редко упоминаются в тексте письма. При этом крайне важно отметить изменение основной объектной установки «Я»-объекта по сравнению с идентичной установкой «Я»-объекта в предыдущей статье.[7] Если в прошлый раз она была симметричной, полярной, имевший вид «Я - хороший, ты - плохой», то в данном случае, она асимметрична, и ее смысл можно достаточно точно выразить так: "«Ты» - отвратительный, и «Я» тебе об этом говорю". Иначе говоря, Пушкин раздражен, напряжен, и если не доведен до нервного срыва, то очень близок к нему.

Применяя данный метод к первой части черновика, содержащей 1220 п.з., мы получили следующие результаты:

 

 

«Я»

«Вы»

Я                                                       7

Барон                                               0

мне                                                   3                                       

Вы                                                    1

меня                                                 2

Ва(с,м,ми.ш,ши,шим,шими)           3

мной                                                 0

 

мо(й,я,и,е,им,ей)                             4

Сын                                   2 (0.164%)

 

 

Жен (а, ы, е)                     3 (0.245%)

 

на(с,ш,м, ми,ши)    (наш-ваш)        1

 

 

                                          4 (0.327 %)

Итого:                             16 (1.31%)

Итого:                           4 + 2 (0.49%)

 

В результате дискурса этого фрагмента черновика мы видим, что в нем преобладает «Я»-высказывание и, соответственно, - вторая часть установки: «Я тебе об этом говорю». Иными словами, в ней намного чаще упоминаются позитивные объекты, чем негативные: «Я»-объект - 1.31%, «жена» 3 раза из 5, тогда как «Ты»-объект всего  0.33 %, и «сын» всего 2 раза из 7. Пушкин пытается сдержать свой гнев, и кое-как с ним справляется.

Рассмотрим результаты количественного дискурса второго фрагмента черновика, содержащего 1105 п.з.:

 

«Я»

«Вы»

Я                                                       3

Барон                                               1

мне                                                   2                                       

Вы                                                   10

меня                                                 0

Ва(с,м,ми.ш,ши,шим,шими)          10

мной                                                 0

 

мо(й,я,и,е,им,ей)                             3

Сын                                   4 (0.361%)

 

 

Жен (а, ы, е)                      2 (0.18%)

 

на(с,ш,м, ми,ши)    (наш-ваш)        1

 

 

                                          21 (1.90%)

Итого:                             8 (0.723%)

Итого:                       21 + 4 (2.261%)

 

Мы видим, как резко изменилась установка в объектных отношениях - теперь не вызывает никаких сомнений преобладание первой части установки: "«Ты» - плохой" над второй ее частью - больше, чем в три раза. Фактически предисловие закончилось, наступило объяснение, как говорится, по полной программе.

И, наконец, третья и последняя часть черновика, содержащая 1410 п. з.:

 

«Я»

«Вы»

Я                                                      9

Барон                                               1

мне                                                   5                                      

Вы                                                     3

меня                                                 2

Ва(с,м,ми.ш,ши,шим,шими)            7

мной                                                 0

 

мо(й,я,и,е,им,ей)                             3

Сын                                   1 (0.07%)

 

 

Жен (а, ы, е)                                    0   

 

на(с,ш,м, ми,ши)    (наш-ваш)        1

 

 

                                          11 (0.78%)

Итого:                             19 (1.34%)

Итого:                         11 + 1 (0.85%)

 

Здесь опять преобладает вторая часть установки "«Я» это тебе объясню", только объяснение касается уже не поступков Геккерна и Дантеса в прошлом, а рекомендации, как барону следует вести себя впредь. Например: «Я хочу, чтобы вы дали себе труд самому найти основания, которые были бы достаточны, для того, чтобы побудить меня не плюнуть вам в лицо и чтобы уничтожить самый след этого подлого дела...»[8] «Я»-объект упоминается практически столько же раз, как и в первом фрагменте черновика, но качественно содержание изменяется - переходит из прошлого времени в будущее, которого у Пушкина оставалось совсем мало. Но он не думает об этом. Он думает о другом... о другой... и пока не отсылает свое гневное письмо.

Теперь проведем количественный дискурс подлинника письма, которое получил Геккерн. Оно содержит 2 233 п.з. Вот результаты дискурса:

 

«Я»

«Вы»

Я                                                     11

Барон                                               3

мне                                                   4                                       

Вы                                                     7

меня                                                 2

Ва(с,м,ми.ш,ши,шим,шими)          12

мной                                                 0

 

мо(й,я,и,е,им,ей)                             5

Сын                                     6 (0.27%)

Жен (а, ы, е)                 (4)   0.18%

 

 

 

на(с,ш,м, ми,ши)    (наш-ваш)        0

 

 

                                 22 + 6 = 1.253%

Итого:                             22 (0.985%)

Итого:                       22  (0.985%)

 

Следует сказать, что Пушкин работал с черновиком своего письма совершенно иначе чем, Гоголь, а значит, мы можем сделать вывод, что и мотивация у него была совершенно иной. Первую часть чернового письма Пушкин оставил практически без изменения, значительно изменил вторую часть и фактически заново переписал третью. В результате письмо стало более точным. Например, появились слова, «вероятно» и «по-видимому» там, где речь шла об отношениях Геккерна и Дантеса, которые Пушкин сам наблюдать не мог. Кроме того, он убрал из черновика взятое из пасквиля обидное слово «рогоносец», что совершенно корректно с точки зрения психологии: если человек сам повторяет клевету и оскорбления, как он может спросить за это с других? Но: большинство своих резких выражений в адрес Геккерна и Дантеса он оставил. Приведем только один пример: «Подобно бесстыжей старухе, вы подстерегали мою жену по всем углам, чтобы говорить ей о любви вашего незаконнорожденного или так называемого сына, а когда, заболев сифилисом, он должен был сидеть дома, вы говорили, что он умирает от любви к ней; вы бормотали ей: верните мне моего сына».

Чтобы получить общее конечное представление о объектных отношениях, весьма полезно свести в одну таблицу «Я»-«Ты» отношения всех четырех объектов. Эта таблица имеет следующий вид:

 

 

Черновик

1 часть

2 часть

3 часть

Письмо

«Я»

1.175%

1.31%

0.723%

1.34%

0.985%

«Жена»

0.13%

0.245%

0.18%

0%

0.18%

 

 

 

 

 

 

«Ты»

0.94%

0.327 %

1.90%

0.78%

0.985%

«Сын»

0.183%

0.164%

0.361%

0.07%

0.27%

 

Теперь у нас есть веские основания, чтобы утверждать следующее: Пушкин не пытался ни подавить свой гнев, ни вытеснить его и не отыграть его, как Гоголь, излив на бумагу. Он хотел его сфокусировать, и это ему блестяще удалось. Неслучайно мы имеем три пары совпадающих цифр. О первой (1.31% - 1.34%) паре мы уже говорили, ее интерпретация звучит приблизительно так: «Мне известны все ваши подлости, и я знаю, что вы за них ответите». Вторая пара: 0.18% присутствия объекта «жена» во втором фрагменте черновика (где звучат самые резкие обвинения в адрес Геккерна и Дантеса и в отправленном письме говорят за кого конкретно хотел отомстить Пушкин. И наконец третью пару цифр  0.985% в последнем столбце «Я»-«Ты» короче всего можно проинтерпретировать так: "либо «Я», либо «Ты»". Иначе говоря, на языке цифр так читается приглашение на казнь.

 

 

Литература:

 

В. К. Мершавка, «Рукописи, которые не горят», «Проблемы педагогического образования», вып. 26, с. 31, М. 2006.

В. К. Мершавка, «Метод количественного дискурса произведений художественной литературы», - готовится к печати.

Н. В. Гоголь, СС в 7 т., т. 7, «Письма», М., «Художественная литература», 1978.

«Последний год жизни Пушкина. Переписка, воспоминания, дневники.» Сост. В. Кунин, М., «Правда», 1989. с. 439-440, с. 368-370

O. Kernberg, "Object-Relation Theory and Clinical Psychoanalysis", Jason Aronson Inc. New Jersey, London, 1995.

М. Бубер, «Я и Ты», в сб. Мартин Бубер «Два образа веры», М., «Республика», 1995.

 

 



[1] В. К. Мершавка, «Рукописи, которые не горят», - «Проблемы педагогического образования», вып. 26, с. 31, М. 2006.

[2] В. К. Мершавка, «Метод количественного дискурса произведений художественной литературы», - готовится к печати.

[3] См. Н. В. Гоголь, СС в 7 т., т. 7, Приложение, «Черновые варианты письма № 142 к В. Г. Белинскому», сс. 357-361, а также «Письма, 142. В. Г. Белинскому», сс. 313-314, М., «Художественная литература», 1978.

[4] «Последний год жизни Пушкина. Переписка, воспоминания, дневники.» Сост. В. Кунин, с. 368-370 М., «Правда», 1989.

[5] O. Kernberg, "Object-Relation Theory and Clinical Psychoanalysis", Jason Aronson Inc. New Jersey, London, 1995.

[6] М. Бубер, «Я и Ты», в сб. Мартин Бубер «Два образа веры», М., «Республика», 1995.

[7] В. К. Мершавка, «Рукописи, которые не горят».

 [8] «Последний год жизни Пушкина. Переписка, воспоминания, дневники.» Сост. В. Кунин, с. 370, М., «Правда», 1989.