Книги в моем переводе

He: Understanding Masculine Psychology. Second Edition

Автор:
Роберт А. Джонсон

Объем: 252 стр.

Посмотреть все книги

Русская народная сказка «Репка»:

культурологическая, фрейдистская и юнгианская интерпретация

В. Мершавка

Года три назад я в качестве развлечения на одном дыхании за два-три дня написал несколько разных вариаций интерпретации русской народной сказки «Колобок». Неожиданно для меня эти тексты почему-то стали довольно популярными. Все это время мы вместе с Владимиром Орловым более или менее успешно занимались (и продолжаем заниматься) серьезным исследованием творчества Михаила Булгакова. Но мысль написать интерпретацию какой-нибудь другой русской народной сказки оказалась столь навязчивой, что у меня постепенно созрело решение: лучший способ справиться с этой навязчивостью – просто взять и написать интерпретацию русской сказки. Совсем недавно на одном из сайтов я случайно прочел следующий вызов: «…Вот вам и сказка о Колобке в разных стилях речи. В качестве домашнего задания предлагаю написать сказку о Репке в разных стилях речи…»[1] Он и подтолкнул меня к окончательному решению написать интерпретации сказки «Репка».

Итак, перейдем к прочтению классического варианта русской народной сказки «Репка»:

Репка

Посеял дедка репку; пошел репку рвать, захватился за репку: тянет-потянет, вытянуть не может! Созвал дедка бабку; бабка за дедку, дедка за репку, тянут-потянут, вытянуть не можут! Пришла внучка; внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, тянут-потянут, вытянуть не можут! Пришла сучка; сучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, тянут-потянут, вытянуть не можут! Пришла нога (?). Нога за сучку, сучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, тянут-потянут, вытянуть не можут!

Пришла друга нога; друга нога за ногу, нога за сучку, сучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, тянут-потянут, вытянуть не можут! (и так далее до пятой ноги). Пришла пята нога. Пять ног за четыре, четыре ноги за три, три ноги за две, две ноги за ногу, нога за сучку, сучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, тянут-потянут: вытянули репку![2]

 

Традиционная (культурологическая) интерпретация

Интерпретацию сказки начнем с ключевого образа, давшего сказке имя, то есть – с Репки. Его символический смысл фактически очевиден. Репка выросла из семени, брошенного Дедкой в землю. Значит, Репка – это символический плод и генетический корнеплóд Дедки – его родная дочь. Эта незамужняя и, возможно, внебрачная дочь растет неподалеку от отца, в огороде, отдельно от его семьи. Кстати говоря, в сказке ничего не говорится о детях Бабки и Дедки, зато известно, что у них есть Внучка. Возможно, она – дочь той самой «непутевой» Репки, живущей особняком.

Хотя в сказке ничего не говорится об огороде, его наличие в деревне все же подразумевается. «Огород» – производное от слова «ограда» Значит, Репка все же не предоставлена сама себе, а живет в ограниченном пространстве под присмотром Дедки.

Скажем несколько слов об остальной семье Дедки. Как правило, в многих русских народных сказках, начинающихся «жили-были дед и баба», об их детях либо говорится мало, либо вообще ничего не говорится, либо говорится, что они бездетны. Но появляется некто (или нечто), и взаимодействие с ним составляет сюжетную основу сказки. В качестве примера можно привести сказки «Колобок», «Курочку-Рябу», «Сказку о рыбаке и рыбке» и многие другие. Заметим, что присутствие Внучки в сказке о Репке подразумевает наличие детей у Бабки и Дедки, так что появление Репки вполне логично.

В этом отношении сказка «Репка» занимает промежуточное положение. С одной стороны, в ней присутствуют Дедка, Бабка и (нечто) Репка, с другой, – есть еще Внучка и Сучка. Они, как и Бабка, выполняют функцию помогающих Дедке «статистов».

По существу, мы уже интерпретировали всю сказку, суть которой заключается в том, что Дедка (отец) хочет вернуть в семью непутевую дочь (Репку). Семья в этом ему помогает (или делает вид, что помогает), так как даже всем вместе – без помощи загадочных ног – им этого сделать не удается. Поэтому перейдем ко второй части сказки, где появляются эти таинственные ноги, которые помогают Дедке достичь своей цели.

Эта часть вызывала и продолжает вызывать много вопросов у тех, кто пробовал ее интерпретировать. И действительно, можно до бесконечности ломать себе голову и выискивать разные значения и смыслы слова «нога». Не буду скрывать: я тоже начал с этого, ибо, в отличие, например, от обезьяны, человек не может хватать ногами. А присутствие обезьян в Архангельской области в средневековой России объяснить еще сложнее, чем присутствие «ног» в сказке Афанасьева. А раз так, значит, речь идет о мистических человеческих ногах. А с точки зрения человеческой психологии ноги (нижние конечности) являются противоположностью рукам (верхним конечностям).

Неслучайно в русском языке В. И. Даля есть такие пословицы: «Ноги носят, а руки кормят. Ноги с побежкой, руки с подхватой».[3] Сопоставив ее с данной версией сказки о Репке, мы приходим к осознанию, что в ней «работает» только первая часть пословицы, потому что в этой сказке нет рук (как, например, в сказке о Василисе Прекрасной) – есть только ноги.

В сказке о репке пришла нога – именно в том смысле, что не рука. Дедка «захватился» [руками] за репку. Заметим, что глагол «захватился» употребляется только по отношению к «Дедке», у которого есть руки. Дальше используется глагол «тянуть». «Нога» может прийти, но она не может «тянуть». У нее нет такой функции. Но в сказке она есть. Нам же предлагается представить, как такие ноги «тянут» Сучку и друг друга. Волей-неволей приходится домысливать у ног руки (или какое-то их подобие). Иначе говоря, человеческий разум стремится отбросить сюрреализм ситуации и достроить ее если не до реальности, то хотя бы до уровня чудес, присущих волшебной сказке.

Одному мексиканскому дизайнеру удалось мастерски совместить руку и ногу, как показано на рис. 1.

 

C:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\Репка\рука-нога2.jpg

 

Рис. 1. Модель кресла «рука-нога».[4]

 

Эта модель (кресла) представляет интерес не только с точки зрения остроумия мебельного дизайнера. В ней есть нечто притягательное с точки зрения дальнейшей интерпретации этой русской народной сказки.

Представим себе человека, сидящего на таком кресле, представляющем собой ногу, плавно переходящую в руку. Тогда «ножка» кресла у него становится как бы третьей ногой. Но сидит он лишь на одной ноге; свои ноги он может поднять и уютно уместиться в «материнском» лоне ладони.

Теперь попробуем найти более-менее удовлетворительное психологическое объяснение появления первой ноги. Заметим, что она «…» за Сучку. Тогда у Сучки оказывается уже пять ног (или лап). Это обстоятельство заслуживает самого пристального внимания.

Среди многочисленных иносказательных выражений в русском языке есть выражение «третья нога» (речь идет о человеке).[5] Разумеется, имеется в виду жаргон. Это выражение идентично похожему выражению «средняя нога»,[6] означающему «мужской половой член». Очевидно «третья нога» человека имеет такой же сексуальный смысл, как «пятая нога» собаки.

Теперь вспомним известную русскую пословицу: «нужен, как собаке пятая нога», что значит: лишний, бесполезный. Нога, которая пришла, была для Сучки пятой, то есть лишней. Немаловажно отметить, что в сказке идет речь идет не просто о собачке, а о Сучке. Тогда, если считать, что «пятая нога» у Сучки лишняя, (в контексте этой интерпретации) она ничем ей не помогает тянуть Репку. И в конце сказки именно пятая («лишняя») нога помогает вытащить Репку. В таком случае мы вправе сделать вывод, что появление всех пяти ног – это дань сказочному каламбуру; по сути, все эти ноги совершенно бесполезны.

Обратим внимание еще на одно интересное обстоятельство: за Репку тянет только Дедка. Вся остальная цепочка (помощников) тянет за Дедку, и если бы тому не хватило сил, он не смог бы удержать в руках Репку, и остальная семья оторвала бы отца от его непутевой дочери – Репки. Но чудесные фаллические ноги помешали это сделать, и выросшая и созревшая за лето Репка без большого желания возвращается в лоно семьи.

И, наконец, рассмотрим одну культурную амплификацию образа Репки, которая в силу своего относительно молодого «возраста» не дотягивает до мифологической. Речь идет и о пиковой масти вообще и пиковой даме, в частности.

Хорошо известный знак пиковой масти (spados) приведен на рис. 2.

 

C:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\Репка\Пики.jpeg

 

Рис. 2. Обозначение перевернутой пиковой масти

 

Совершенно очевидно, что обращенный знак пиковой масти точь-в-точь повторяет образ Репки (или ее тень). Однако не будем забывать о следующем: хотя игральные карты известны с древних времен, первое упоминание о них в России относится лишь к XVI веку. Что касается репы, то до XVIII века она была главным овощем рациона питания у россиян, затем постепенно была вытеснена картофелем. Поэтому репа и игральные карты совсем ненадолго «пересеклись» в России. А если учесть, что карты стоили немалую сумму, а репу сажали крепостные крестьяне, маловероятно, что «пиковый интерес» к репе имеет российскую основу. Поэтому (с этой точки зрения) роковая «пиковая дама» не имеет никакой связи с Репкой.

Однако и репа, и игральные карты существовали задолго до попадания в Россию. Родиной репы считается Западная Азия. Это одно из древнейших культурных растений. Репа стала сельскохозяйственной культурой около 40 веков назад.[7] О том, как карты попали в Европу, нет точных данных. Предполагается, что путь распространения игральных карт был следующим: Китай – Персия – Индия – Египет – Европа. Таким образом, игральные карты появились в Азии и сначала распространялись именно по Азии.[8] Поэтому мы не только не исключаем влияния образа репы на пиковую масть, а, наоборот, настаиваем на ней.

В Германии пики были символом, связанным с лезвием лопаты. Английский термин «spade» изначально не относился к инструменту (лопате), а произошёл от итальянского слова spada = меч, от названия итало-испанской масти. Позже символ был заменен на лопату, чтобы избежать путаницы. В Германии и Голландии масть называлась соответственно Schüppen и schoppen (ковш). В некоторых районах Англии, например, в Западном Мидланде, масть иногда называется «капуста» или «капустный лист», что указывает на прямую связь с немецким названием масти «листья».[9]

Но репа генетически связана с капустой. Репа (лат. Brassica rapa) – однолетнее или двухлетнее травянистое растение, вид рода Капуста (Brassica) семейства Капустные (Brassicaceae).[10]

Таким образом, связь репы и пиковой масти можно считать доказанной. Значение этой связи станет очевидным в двух других подходах к интерпретации сказки.

 

Фрейдистская интерпретация

 

Вне всякого сомнения, Репка символизирует девушку или молодую женщину. Во-первых, на это указывают известные русские пословицы: «Хороша (девка), как мытая репка!» или «Кругла девка, как репка». «Репушкой» ласково называли круглую девушку.[11] Просто о «круглой» девушке можно было рассуждать в контексте предыдущей интерпретации, но в данном случае мы играем на фрейдистском поле, а значит должны называть вещи своими именами. К сексуальным округлостям у женщин относятся их груди и ягодицы.

На подавляющем большинстве иллюстраций к этой сказке Репку изображают приблизительно так, как показано на рис. 3.

 

C:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\Репка\Репка-рисунок1.jpg

C:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\Репка\Репка-рисунок2.jpg

Рис.3. Изображение Репки Рис. 4. Репка на одной из иллюстраций к сказке

 

В этом можно убедиться, например, посмотрев на рис. 3 и 4. Однако в действительности редко можно найти репу явно выраженной «сердцеобразной» формы. На рис. 5 показана настоящая репа, имеющая стандартную форму; в значительной мере она соответствует сказочным иллюстрациям.

 

C:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\Репка\Репку_обрезать.jpeg

Рис. 5. Натуральная репа округлой формы

 

В таком случае мы не слишком погрешим против истины, представив в качестве репы весьма сексуальную часть женского тела, изображенную на рис. 6. Видимо, именно она послужила стимулом к сложению таких пословиц.

 

C:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\Репка\Попка-Репка1.jpg

Рис. 6. Часть женских ягодиц сердцевидной формы, напоминающих изображение Репки

 

В таком случае приведенное выше сравнение девки с мытой репкой совершенно оправдано. Можно лишь добавить, что, судя по рисунку, девка, тоже должна быть мытой.

Вернемся к сюжету сказки. Итак, Дедка схватился за свою дочь Репку. Однако та не испытывает ни малейшего желания сблизиться с отцом. Следовательно, можно предположить инцестуальное влечение Дедки по отношению к дочери. В таком случае все остальное женское население дома скорее препятствует этому влечению, оттаскивая Дедку от Репки, чем помогает совершиться кровосмесительной связи.

Теперь снова обратимся к фаллическим ногам и их функции, исходя их концепции Фрейда. Сначала «пятая» нога появляется у Сучки, для которой она, как известно, является совершенно лишней. Таким образом, первое появление «пятой» ноги может свидетельствовать о зависти Сучки к пенису. Ведь никто не сказал, что это бессознательное чувство присуще только людям (женщинам). Наоборот именно в силу бессознательной, инстинктивной природы оно в первую очередь присуще животным, в нашем случае, – Сучке. Это животное, инстинктивное влечение женщины отразилось не только в русском, но и в других языках.[12] Сукой обычно называют похотливую легкомысленную женщину. А широко распространенное выражение «сукин сын» (реже – «сукина дочь») означает мужчину (кобеля в прямом и переносном смысле), рожденного глупой похотливой женщиной – сукой.

Но «пятая» нога присутствует не только у Сучки. Не будем забывать, что именно пятая нога (в совокупности!) помогла вытащить Репку. Таким образом, зависть к пенису присутствует у всей женской половины семьи, оттаскивающей Дедку от Репки. В этом нет ничего удивительного, ибо Дедка не обращает на остальных женщин никакого внимания. На всех иллюстрациях к сказке он повернулся к ним спиной, обратив лицо к своей любимой дочери Репке. Таким образом, инцестуальное влечение Дедки порождает ревность и зависть к пенису у других близких ему женщин, включая Сучку.

Как же тогда трактовать финал сказки, в котором чудесные ноги все же помогли вытащить Репку? Дело в том, что инцестуальное влечение Дедки оказалось сильнее ревности трех женщин, и только появившаяся у них зависть к пенису помогла им вытащить Репку (в которую Дедка вцепился мертвой хваткой). В таком случае Репка постепенно потеряет для Дедки свою исключительность, и можно прогнозировать, что ее вскоре съест «пожирающая мать» – Бабка.

Осталось лишь добавить: поскольку сеяние семян символизирует оплодотворение женщины (матери-земли), то Репка является не столько родной дочерью Дедки, сколько его временной (сезонной) пассией. Однако перенос на нее Дедки, безусловно, является инцестуальным. Он обостряется каждым летом, когда его очередная молодая пассия превращается в зрелую и сочную Репку.

Теперь вспомним о пиках и фаллических ногах и продолжим фрейдистскую интерпретацию в культурном контексте, сосредоточив внимание на образах, которые рождаются при чтении текста этой сказки.

Присмотревшись к «ноге с рукой», нетрудно заметить, что на твердом фаллическом основании находится отнюдь не фаллическое сиденье в форме ладони руки. Именно на него садится «Репка», изображенная на рис. 7. Поэтому в целом этот образ является совокупным, а не только фаллическим.

Представим себе такую «Репку», садящуюся на кресло-ногу, изображенное на рис. 1. Тогда контуры совокупного образа в точности ассоциируются с обозначением пиковой масти (рис. 8).

 

C:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\Репка\Репка. На кресло.jpg

Рис. 7. Часть женской фигуры, ассоциирующаяся с образом Репки

 

 

 

C:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\Репка\Пики прямо.jpeg

 

Рис. 8. Знак пиковой масти, по форме напоминающий (перевернутую) Репку, сидящую на стуле

 

Что касается классического образа пиковой дамы – роковой женщины, то в одноименной драме Пушкина она совершенно лишена сексуальности. Исходя из фрейдистского подхода можно сказать то же самое. Сама по себе Репка не проявляет никакого влечения ни к Дедке, ни к другим сексуальным объектам. В таком случае можно говорить лишь о ее нарциссическом сублимирующем аутоэротизме. Ассоциативный символический образ Репки–Пиковой дамы приведен на рис. 9.

 

C:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\Репка\Рука и попка.jpg

Рис. 9. Символ сублимированной Репки (Пиковой дамы)

 

Если мы мысленно переместим женскую руку вверх приблизительно на размер ладони, то получим классическую репку или перевернутую пиковую масть, о которой сказано выше. Но в данном варианте сексуальность репки намеренно скрывается от посторонних объектов. Кисть женской руки напоминает «вершки» репы и пальмовый лист (в переводе с английского языка palm – ладонь и пальмовая ветвь).

Таким образом, при очевидной фалличности замысловатого образа сказочной ноги и сексуальной женской символике образа репки, мы сталкиваемся нарциссическим аутоэротизмом и сублимацией. Такое поведение Репки вынуждает Дедку применять насилие при молчаливом согласии остальных. Тогда действия Дедки, схватившегося за ботву и вытаскивающего Репку, направлены и на преодоление аутоэротизма Репки, и на фаллическое самоутверждение. С одной стороны, Дедке в этом помогают чудесные ноги, с другой – возрастание зависти к пенису женской половины. В случае слабой фаллической связи или ее отсутствия (до появления ног) в положении Репки ничего не изменялось; все усилия приводили только к возрастанию ее нарциссического аутоэротизма.

На этом я закончу фрейдистскую интерпретацию сказки и перейду к ее юнгианской интерпретации.

 

Юнгианская интерпретация

 

Если сосредоточиться на самом начале сказки, становится хорошо виден исходный миф, лежащий в основе юнгианской интерпретации. В первом предложении он почти полностью укладывается в первые три слова: «Посеял Дедка Репку…» Прежде всего отметим, что в результате мифологической амплификации образ Репки (дочери Дедки) вызывает единственную, но очень прочную ассоциацию с Персефоной – царицей Подземного мира и женой Плутона (Гадеса), которую тот насильно увез с собой в Мир Мертвых и сделал своей женой.

Такая ассоциация, в первую очередь, обусловлена «половинчатым» положением Репки. Верхняя ее часть находится на свету (в мире людей), а нижняя – в земле (Царстве Мертвых). Иначе говоря, рождение Персефоны-Репки и ее похищение Гадесом, по-видимому, случились в недавнем прошлом. Сейчас ее положение нестабильно: ее все еще хотят в буквальном смысле вырвать из рук Гадеса. Но все получается не так просто. Рассмотрим подробнее скрытую в сказке динамику мифа о Репке-Персефоне.

Прежде всего, не забудем о том, что ее отец Дедка – это сам Зевс. Бабка – собирательный образ, сочетающий в себе Геру и Деметру, мать Персефоны. Внучка – скорее всего одна из многочисленных внучек Громовержца. Исходя из особенностей сюжета сказки, можно предположить, что внучкой может быть Ариадна, жена Гермеса-Диониса. Что касается Плутона-Гадеса, то он, как обычно, находится под землей, не открывая своего лица. Сучка – это скорее всего Гестия, ибо именно культ Гестии подразумевает жертвоприношение собак. В отличие от классической версии мифа, в которой Зевс однозначно не принял сторону Деметры, а предложил ей пойти на мировую со своим братом Плутоном, в сказке о Репке Зевс явно помогает Деметре вытащить их общую дочь из плена Плутона. И, надо сказать, ему это удается, правда, – с помощью чудесных сказочных ног.

Здесь уместно вспомнить устойчивый фразеологизм «протянуть ноги», означающий «умереть».[13] Вспомним и другое важное обстоятельство: в сказке «ноги тянут» (Репку). В таком случае возникает гипотеза, что «ноги» – это «пришельцы» из Подземного мира Гадеса. На первый взгляд, кажется, что они помогают Зевсу и Деметре вытащить на белый свет Репку-Персефону. Но на самом деле ситуация намного сложнее. Чтобы ее понять, вспомним русскую народную сказку о Василисе Прекрасной и ее подробную интерпретацию М.-Л. фон Франц.[14]

 

Я бы хотела амплифицировать образ тех рук, которые перебирали пшеницу и маковые зерна. Ужасная тайна, которая скрывается от всех, часто связана со смертью. В этой примитивной форме руки-скелеты означают смерть.[15]

 

В той сказке мистические руки помогают Василисе сортировать пшеницу, в этой сказке мистические ноги помогают Дедке вытащить Репку. Видимо, между ними существует родство: и те, и другие являются посланцами Плутона, властителя Царства Мертвых. Если руки появляются в «потустороннем царстве» Бабы-Яги, то ноги появляются благодаря мистификации хитрого Гермеса (мужа Внучки), способного незаметно проникать из одного мира в другой. Возникает вполне резонный вопрос: «Зачем Гадесу помогать Зевсу и Деметре отнимать у себя Персефону и вытаскивать ее из Подземного Мира»?

Ответ на этот вопрос находится в начале сказки. Хитрый Плутон и его не менее хитрый брат Зевс, знают, что примут «половинчатое, сезонное решение». Пройдет немного времени, Зевс снова осеменит Деметру, и Репка (сначала в виде его семени) окажется под землей. Она начнет томиться и рваться на поверхность. Достигнув ее, она превратится в добрую «круглую девку» Персефону. И тогда ее отец Дедка, делая вид, что хочет ее полностью вызволить из Царства Гадеса, вместе с другими женщинами-богинями и при негласном пособничестве своего брата Плутона вытащат из земли Репку-Персефону, употребят по ее назначению, а потом снова вернут в Царство Плутона. Зевс и Плутон – великие мастера, способные на великие мистификации.

По существу это значит, что на поверхность выходит не только Теневой аспект Репки-Персефоны (см. изображение обращенного знака пиковой масти на рис. 2), но и (частично) Теневой Мир Плутона (в образе чудесных протянутых ног, «тянущих» Репку).

Теперь скажем несколько слов о мифологической амплификации пиковой дамы. О ней я специально умолчал в контексте культурологической интерпретации. Дело в том, что в древности, по крайней мере, с того времени, как в Греции появились карты, пиковая дама обозначала Афину – богиню мудрости.[16] Как известно, Афина родилась из головы Зевса[17], то есть ее матерью был мужчина, в нашей сказке – Дедка. Не исключено, что благодаря такому чудесному рождению известный русский фразеологизм «почесать репу» означает «подумать». Это может послужить еще одним доказательством выхода на поверхности Тени: Персефоны-Репки и «ног Плутона». Кроме того, амплификация Афина – Пиковая дама ничуть не противоречит сублимированной аутоэротичности Пиковой дамы, о которой шла речь при фрейдистском подходе, ибо в отличие от Афродиты, богиня Афина была мудрой, но не сексуальной.

В завершение юнгианской интерпретации сделаю одно замечание. Пока я ее писал, мне казалось, что я смогу ее полностью десексуализировать, как того и требует юнгианский подход. Однако мне этого не удалось, ибо появление Средней ноги может говорить о присутствии сексуального бога плодородия Приапа, сына плутоватого Гермеса. А его присутствие независимо от нашей воли снова переносит нас на фрейдистскую почву сексуализированных образов и интерпретаций.

Но такое возвращение ничего не прибавит к нашим представлениям о Репке.


Ссылки


[1] Сказка про Колобка в разных стилях речи. Личный блок Гурьевой А. В. http://madamam.ru/blog/skazka-pro-kolobka-v-raznykh-stilyakh-rechi

[2] Репка. Народные русские сказки А. Н. Афанасьева: В 3 т. – М.: Наука, 1984–1985. (Лит. памятники). Т. 1. – 1984. С. 107–108.

[3] В.И. Даль. Пословицы русского народа. http://dic.academic.ru/dic.nsf/dahl_proverbs/32881/Ноги

[4] http://5-mebel.by/stati/hand-foot-chair2012.html

[5] Большой словарь русских поговорок, с. 224; М: Олма Медиа Групп. В. М. Мокиенко, Т. Г. Никитина. 2007.

[6] Большой словарь русских поговорок, с. 276; М: Олма Медиа Групп. В. М. Мокиенко, Т. Г. Никитина. 2007.

[7] http://ru.wikipedia.org/wiki/Репа

[8] http://ru.wikipedia.org/wiki/Игральные_карты

[9] http://ru.wikipedia.org/wiki/Карточная_масть

[10] http://ru.wikipedia.org/wiki/Репа

[11] Словарь Даля. http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-synonyms-term-74824.htm

[12] Большой толковый словарь русского языка. - 1-е изд-е: СПб.: Норинт. С. А. Кузнецов. 1998.

[13] http://ru.wiktionary.org/wiki/протянуть_ноги

[14] М.-Л. фон Франц, Феномены Тени и Зла в волшебных сказках, М. КЛАСС, 2010

[15] Там же

[16] http://ru.wikipedia.org/wiki/Игральные_карты

[17] http://ru.wikipedia.org/wiki/Афина