Русская заветная сказка «Мужик и черт»: психологически-культурологическая интерпретация

Часть 2

В. Мершавка

 

 

Наступило время разобраться в хитроумии мужика, которое помогло ему одержать верх в состязании, предложенном чертом. Вспомним, как о нем говорится в тексте заветной сказки:

 

На другой день [мужик] взял с собой жену, и подойдя к полосе, поставил ее раком, заворотил подол, воткнул ей в п…ду морковь, а волоса на голове растрепал…

 

Начнем с того, что на самом деле он не приехал на жене на поле, а взял ее с собой, и там устроил соответствующий «перфоманс».

Во-вторых, он поставил жену «раком». Эта поза – одна из основных сексуальных поз. Скажем о ней подробнее.

 

 

Рис. 6. Рак («пятится назад»)

 

Многие из нас в свое время читали, что раки «пятятся назад» (взять хотя бы известную басню И. Крылова «Лебедь, рак и щука»), но при этом мало кто задумывался, почему это происходит. Дело в том, что обычно раки, как и все остальные особи, на лапках ползут вперед. Но если в воде им нужно уйти на глубину, они ведут себя по-иному. Рак начинает сгибать и разгибать брюшко. Рачий хвост, изгибаясь под брюшко, выбрасывает вперед струю воды, что позволяет ему толчками быстро уходить на глубину. Таким образом он создает самую эффективную гидродинамику для достижения своей цели.

  Про женщину, которая низко нагнулась, или находится в коленно-локтевой позе,[1] в России говорят, что она стоит раком. Несомненно, это название имеет сексуальный подтекст. Как известно, поза «на коленях» способствует более глубокому проникновению мужского члена в женское влагалище. Более того, именно ее периодические отклонения назад, похожие на движения рака, уходящего на глубину, способствуют увеличению глубины проникновения мужского члена. В таком случае в России обычно говорили, что женщина «подмахивает». Для этой позы есть и другие народные названия: например, «по-собачьи» или «мама моет пол».

 В Древней Греции эта поза была известна как «поза львицы». В комедии Аристофана «Лисистрата» женщины, давая клятву воздержания от секса с мужьями, говорят: «Не встану львицею на четвереньки!»[2]

Как известно, в отличие от рака и собаки, лев является царем зверей, поэтому на приведенных ниже иллюстрациях фигурируют именно лев и львица:

 

     

 

Рис. 7. Лев и львица в «коленно-локтевой» позе

 

Вспоминая самое существенное об этой позе, нельзя пропустить известные строчки гения русской литературы:

 

Все изменилося под нашим зодиаком:

Лев козерогом стал, а дева стала раком.[3]

Вспомним о том, в чем состояло состязание между мужиком и чертом: каждый должен был узнать, на чем приедет другой. В то время в России ездили только на лошадях. Поэтому можно полагать, что мужик захотел придать своей жене максимальное свойство с лошадью в позе, показанной на рис. 8:

 


Рис. 8. Лошадь в «коленно-локтевой» позе

 

Но если бы мужик ограничился только этим!.. Кстати говоря, у данной сказки есть одноименный аналог, в которой мужик ограничивается только этими манипуляциями над женой. Однако в той версии сказки есть и другие важные отличия, а потому она заслуживает отдельного исследования.

 

Что касается последующих творческих изысков мужика в созданной им инсталляции, их можно назвать ключевыми: первая (морковка во влагалище) как бы «изменяет пол» неопознанного животного, вторая (растрепал волосы на голове) – как бы обращает его «к лесу задом, к нему передом» (или наоборот).

Начнем с морковки, вставленной во влагалище. Кстати говоря, такая процедура весьма полезна для влагалища. Существует даже специальный рецепт:

 

Воздействие свежего морковного сока на стенки влагалища. Для этого подходит свежая морковь (важно, что бы была выращена без применения химикатов), ее необходимо полностью очистить, нанести ей порезы, что бы начал сочиться сок. Ввести приготовленную морковь во влагалище за шестьдесят минут о полового акта, продержать ее внутри достаточно пять минут. Сок моркови содержит тонизирующие витамины и микроэлементы – раз. Сама морковь стимулирует и подготовит влагалище – два.[4]

 

Но мужик в заветной сказке не был гинекологом, и вставлял морковь во влагалище жены совсем с другим намерением – чтобы черт не узнал в ней женщину. Так оно и получилось:

 

Стал черт узнавать. Ходил, ходил кругом и говорит:

– Волоса – это хвост, а это голова, а ест морковь!

 

Глядя сзади на влагалище с торчащей морковью, черт принимает его за рот. В этой интерпретации мы намеренно избегаем всякой символики, метафор и психоаналитических изысков, руководствуясь общими сведениями, взятыми из традиционной культуры и медицины. Вообще говоря, между ртом и влагалищем было давно замечено некое сходство: неслучайно жировые и кожные складки в преддверии влагалища назвали большими и малыми губами. Более того, существует даже целая мифология о «зубастой вагине» – vagina dentate.[5] Однако этот феномен заслуживает отдельного рассмотрения, в том числе, и в контексте русских народных сказок. Кстати говоря, слова черта о том, что «голова ест морковь», служат указанием как раз на присутствие vagina dentata.    

Однако мы ограничимся «менее кровожадным» случаем обычного влагалища с введенной (воткнутой) в него морковкой. Рассмотрим подробнее культурно-исторический контекст, в котором авторы сопоставляют женский рот и влагалище:

 

Размышления о возможностях «использования отверстия для приема пищи» как объекта соблазна и намека на эротическую перспективу заставляют увидеть в черном рте, окруженном алыми губами, довольно однозначную коннотацию женскому лону. Любопытно, что иностранцев отталкивал не только странный, с их точки зрения, макияж русских женщин, но и русское же обыкновение есть и особенно пить, широко открывая рот. «Они пьют не процеживая сквозь зубы, как курицы, а глотают всей глоткой, точно быки или лошади...» – отмечал в своем описании России барон Майерберг. [6]