Подразделы

Главы из книг

Автор:
Сильвия Бринтон Перера

Год: 2010

Сильвия Бринтон Перера

В Подземном царстве темной богини. Символический путь женской инициации

Глава 3. Страдание и стремление к уединению

Перевод: В. Мершавка, 2010, переведено впервые

Sylvia Brinton Perera
Descent to the Goddess. A Way of Initiation for Women

© Sylvia Brinton Perera. Inner City Books: ICB, Toronto, 1981

© Перевод В.Мершавки
переведено впервые, 2010 г.

© "Эксклюзив-книга", 2010

 

В настоящее издание входит глава 3.

 

Содержание:

 

  • I Погружение и возвращение
    • Миф об Иннане-Иштар и Эришкигаль
    • Дочери патриархальности
    • Четыре взгляда на миф
  • II Наверху и внизу: характерные черты женственности
    • Богиня Инанна
    • Темная богиня Эришкигаль
    • Качества Эришкигаль
    • Восприятие Эришкигаль с точки зрения аналитической психологии
    • Отвержение Эришкигаль патриархальностью
    • Объективность смертельного взгляда
  • III Страдание и стремление к уединению
    • Страдание — бессознательное и осознанное
    • Кол Эришкигаль: утверждающий и воплощающий
    • Кол Эришкигаль как сила стремящейся к уединению женщины
  • IV Биполярная богиня: две сестры
    • Биполярная богиня
    • Инцест с матерью или с сестрой
  • V Погружение, жертвоприношение, трансформация
    • Погружение
    • Смерть-брак Инанны
    • Жертвоприношение и обмен энергией
    • Погружение как управляемая терапевтическая регрессия
  • VI Сбрасывание одежд и проход через ворота
    • Сбрасывание одежд
    • Ворота
  • VII Наблюдение и поиск мудрости
    • Ниншубур
    • Поиск среди ложных источников
    • Бог луны
  • VIII Эмпатически-творческое сознание
    • Энки: бог воды, мудрости и творчества
    • Персонажи, отзеркаливающие темную богиню
    • Внутри и вне
    • Энки как покровитель терапевтов
    • Великодушие Эришкигаль
  • IX Возвращение и его цена: возлюбленный — козел отпущения
    • Возвращение Инанны — возвращение вытесненного материала
    • Замена жертвы козлом отпущения
    • Думуци
  • Х Равновесие: принятие процесса
    • Первый лизис: мудрость происходящих изменений
    • Второй лизис: угрызения совести Инанны и нарушение энергетического равновесия
    • Третий лизис: Гештинанна, сестра Думуци

 

 

Глава 3.  Страдание и стремление к уединению

Страдание – бессознательное и осознанное

Кажущееся холодным инь-видение Эришкигаль в мифе тесно связано с инь-страданием. Пронзенная Инанна висит на колу, а обнаженная Эришкигаль стонет и рыдает, мучаясь смертельной агонией или родовыми схватками. Вот как она описана в поэме:

 

Эришкигаль, мать своих детей, из-за них
Лежит больная [возможно, в мучительных родах];
Ее святое тело раскрыто и совершенно обнажено.
Ее святая грудь раскрыта, подобно влагалищу,[74]
[ее ногти, как медные скребки (?) лежат на ней[75]],
Ее волосы, как пиявки, обвились вокруг ее головы.[76]

 

Страдания также составляют основную часть фемининности подземного мира. Они могут оставаться бессознательными, пока появление богини света не доведет их до осознания и не вызовет боль, прикоснувшись к оцепеневшей немоте. На магическом уровне сознания эта боль вызывает просто тупое онемение.[77] Эти страдания остаются совершенно бессознательными.

Однако страдания являются частью фемининности. Мы забываем, что вплоть до ХХ века деторождение часто сопровождалось смертью: так, женщины племени ацтеков, умиравшие во время родов, приравнивались к воинам, погибшим в сражении. Так и Энн Брэдстрит (Ann Bradstreet) написала стихотворение, в котором прощалась со своим мужем и со своими детьми, когда наступило время рожать очередного ребенка;[78] поэтому Коттон Мэтер (Cotton Mather) и еe современницы, видели, что

 

Трудности Подчинения и Деторождения, на которые обречен Женский Пол, превратились в Благо… Бог Благословляет Оковы, Боль, Смерть, с которыми они вдобавок сталкиваются;.. [как] и последующую Возможность их Глубокого Почитания.[79]

 

По существу, жизнь женщины представляла собой постоянную реальную последовательность деторождений, которая сопровождалась реальными смертями. – Это был природный цикл, который заставлял бóльшую часть ее жизни сосредотачиваться на грубой и враждебной реальности, на ощущении жизни на краю пропасти. Поэтому женские творческие способности растворились в практической жизни: в деторождении и ведении домашнего хозяйства. Они были «изношены», погублены и «сожраны», и никогда высоко не ценилось в более широком культурном контексте. Хотя при этом они были основной силой цивилизации в любой культуре: сиюминутной, индивидуальной, порожденной небольшими эпизодами процесса поддержания -жизни. Тогда нечего удивляться в том, что мужчины-иудеи благодарят Бога за то, что он не создал их женщинами. Но рана для женщины не всегда связана с патологией. Это часть менструального цикла, родов и кровавой повседневной жизни.

[...]

 

Кол Эришкигаль: утверждающий и воплощающий

С этой точки зрения кол Эришкигаль можно воспринимать с ужасом и отвращением: как один из тех кольев, окружающих дворцы кельтов и индусов в земном мире, на которые были насажены человеческие головы. Одной женщине так удалось выразить это страдание словами: «Эта боль вызвана тем, что меня бросила мать, – она сидит, как заноза, у меня в сердце. И вся моя жизнь умерла». Это глубинное ощущение ребенком своей покинутости при смерти матери, – жизнь в состоянии омертвения. Другая женщина, говоря о том, что в начале анализа она снова стала испытывать чувство депривации, сказала: «Это все равно что освежеванный фаллос, которого только что содрали кожу, образ плотского желания в аду: он так кровоточит, что до него даже нельзя дотронуться, чтобы его принять, поэтому он воплощает в себе страсть, которую нельзя утолить». Ее потребности были от нее отделены (в два года ее отлучили от родителей и поместили в детский дом), она их так остро чувствовала, но в человеческом измерении их нельзя было удовлетворить, поэтому они казались мерзкими и вызывали ужас. Третьей женщине приснился во сне фаллос ее дяди в виде кола, на котором она была подвешена. Ей запомнились его попытки сексуально сблизиться с ней, вызывавшие у нее страх, и его ярость; но она идеализировала дядю и боялась отказаться от собственного сексуального влечения к мужчинам, которые внешне были похожими на него, «так как у меня появлялось чувство, что все будет так, как дома». Это жестокий человеческий садизм похож на кол Эришкигаль. Он просто останавливает сознательную человеческую жизнь. И зачастую мы ощущаем, что заболеваем или «сходим с ума», вместо того, чтобы повернуться лицом к реальности этой боли.

Но у образа этого кола есть и другая сторона. В отличие от сцены более позднего египетского мифа, в котором Исида оплодотворяет себя с помощью пениса мертвого Озириса, в данном случае мертвой оказывается женщина. Великую Богиню пронзили колом и лишили жизни, теперь она неподвижна, безжизненна и низведена до уровня куска плоти. Нет никакого движения, нет заметного ускорения событий. Есть лишь повисшее на колу тело. Чтобы тело Инанны не упало с кола, его прибили гвоздями. Потенциал ее «бесчисленных слуг» и возможностей сведен на нет; оказывается, что именно такое состояние отчасти оплодотворяет ее новую внутреннюю духовность: так создание ограничений пробуждает творческие способности.

[...]

Возможно, есть связь между этим ощущением рогатого бога и мифическим Гугальанной (см. главу 5). Он «убит» или совершенно лишен своего менструального воздействия, когда женщина становится беременной. С этой точки зрения можно предположить, что у мифа о погружении в Подземный мир есть вариации, связанные с основным таинством переживания фемининности, а именно, – с беременностью. В некоторых культурах женщину во время родов привязывают к дереву, или она держится за него (один из примеров – мать Будды; а в некоторых племенах, живущих в пойме Амазонки, есть такая практика: рожающую женщину подвешивают над землей, пока не появится ребенок). Несомненно, подчинение таинству телесного ощущения – это один из способов, в соответствие с которым женщина, даже богиня, пригвождается в свое воплощенное бытие (is nailed down into incarnated existence), — она пригвождается к реальности (nailed into reality), чтобы найти в ней свою твердую опору.

Это ощущение острого кола предполагает наличие определенного аспекта надличностной ян-энергии фемининности. Она придает твердость, пригвождает женщину к материальной реальности, воплощает ее и приземляет дух к материи и физическому времени. Таким образом, он становится поддерживающим, этот кол, чтобы на нем висеть в потоке жизни. Вместе с тем этот кол подобен фаллосу, или клитору темной богини, или пенису ее убитого мужа Гугальанны. Здесь есть аналоги: холодный фаллос дьявола – повелителя Подземного мира и супруга Дианы – так ощущают фаллос приверженцы культа ведьм в Западной культуре. Этот фаллос объединяет их в одно сообщество посредством общего ритуального переживания оплодотворяющего духа природы.

 

Кол Эришкигаль как воплощение силы стремящейся к уединению фемининности

Острие кола пронзает тело богини, значит кол (или шест) – это средство, с помощью которого происходит инициация богини; этот кол – как обезличенный фаллос любого мужчины-странника, пришедшего в храм Инанны-Иштар. По мнению Эстер Хардинг, этот ритуал делал доступным богине энергию полового акта.[82] Так как принимающая инь по своей природе является пустой, есть опасность, что женщины, чувствующие свою собственную пустоту, – особенно в патриархальной культуре – будут стремиться исполнить свое предназначение в соитии с реальными партнерами-мужчинами и сыновьями, а также в служении социальным идеалам Анимуса, становясь проституткой по отношению к отцам. Они будут испытывать зависть к пенису и хотеть, чтобы он удовлетворил их стремление к власти; или же они попытаются избавиться от своего чувства бессилия, поклоняясь мужчине, который дает им сексуальное наслаждение и ощущение блаженства при слиянии. Осознание внутреннего мира может вызвать у таких женщин ощущение внутреннего вакуума и безжизненной опустошенности – похожее на ощущение в полости рта, если там нет пищи (или другого объекта) – когда отсутствует мать или любовник. Тогда они страстно желают, чтобы их наполнили, и становится восприимчивыми к самой крайней и низменной зависимости от оплодотворения внешним или внутренним Анимусом. Они могут потерять свою душу в блаженстве растворения в своем любовнике.

Женская жажда слияния с маскулинностью (с Анимусом или с реальным мужчиной), ее идеализация маскулинности как истинной духовности, которой она будет подчиняться, ее потребность в наполнении патриархальной властью, или же придать маскулинности родительскую роль, изменяется через это внутреннее соитие. Слишком часто не чувствуется никакой разницы между потребностью в матери женщины, лишенной в детстве материнского тепла, и ее потребностью в партнерских отношениях с мужчиной. Возможно, именно потому, что так много женщин были вскормлены патриархальным Анимусом матери (или заменившей ее женщины), или потому что они считают своих отцов и братьев душевно теплее или более ценными, такие женщины продолжают ожидать проявление силы и материнской заботы от мужчин и своего Анимуса, при этом обесценивая женскую заботу, когда ее проявляют по отношению к ним.

Кол Эришкигаль наполняет фемининной силой ян пустоту фемининности, которая принимает все. Он наполняет извне пасть женского чрева, тем самым придавая женщине ощущение ее собственной целостности, так что она по существу не зависит от мужчины или ребенка, а может обратиться внутрь себя как целостная, отдельная личность. Она может отстаивать свои Нет или Да, свой собственный твердый кол. В царстве Эришкигаль женщина наполняется этой для нее новой и священной установкой к жизни.

Таким образом, пригвождение к колу продолжает процесс, который позволяет родиться возможности быть отдельной и целостной, обратиться внутрь себя во имя темной богини; это возможность отвергать и утверждать, терпеть, имея прочную основу, разрушать и творить. Ее источник находится внутри, поэтому нет необходимости ни в том, чтобы искать подтверждения извне: неразборчиво или унижаясь до мазохизма, ни в создании благоприятного для себя окружения, чтобы получать поддержку, ни заискивании перед окружающими, ожидая от них поощрения. Базовая потребность многих современных женщин в том, чтобы быть наполненной, совершенно неудовлетворенная матерью, теперь находит возможность удовлетворения, и тогда создается норма реальной поддержки и «приземленности».

Очевидно, что западная культура лишила женщин уверенности в себе, позволяющей заявлять об объективных возможностях фемининности. Эта идея считается чудовищной; таким образом, женщин поощряют быть послушными и «связанными с Эросом», с садистскими образами покровителя-Анимуса, а не заявлять о своей собственной, такой же садистски самоуверенной власти.

Такое coniunctio с фаллосом богини нисколько не заменяет более последующего брачного coniunctio между фемининностью и маскулинностью, но оно проясняет «малое» coniunctio и создает возможность для «большого», –подлинного и страстного. Ибо если женщина может почувствовать собственную внутреннюю основу и ощутить с ней связь, она может быть открыта для того, чтобы получить Другого в свой целостный, сильный сосуд. Иллюстрацией этому служат сновидения двух женщин:

[...]