Подразделы
Книги в моем переводе

Главы из книг

Автор:
Линда Шиерз Леонард

Год: 2010

Линда Шиерз Леонард

Встреча с безумной женщиной
Исцеление детской травмы, полученной дочерью в отношениях с матерью
Как преодолеть страх, гнев и обиду, чтобы жить творческой и уравновешенной жизнью)

Глава 8. Революционерка

Перевод: В. Мершавка, 2010, переведено впервые

Linda Schierse Leonard
Empowering Feminine Spirit. Breaking Through Fear and Destructive Patterns to a Balanced and Creative Life

©  Linda Schierse Leonard, 1993

© Перевод и примечания В.Мершавки
переведено впервые, 2010 г.

© "Эксклюзив-книга", 2010

 

В настоящее издание входит глава 8.

Содержание

Выражение благодарности

Введение

1. ВСТРЕЧА С БЕЗУМНОЙ ЖЕНЩИНОЙ

  •     Современные маски безумной женщины
  •     Безумная Женщина в мифологии
  •     Безумная Женщина в кинематографии, опере и литературе
  •     Безумная Женщина и Судья: «Вакханки»
  •     Патриархальность… Безумная Женщина… и фемининная духовность
  •     Парадоксальность Безумной Женщины: способность к созиданию и разрушению
  •     Дружба с внутренней Безумной Женщиной

2. БЕЗУМНЫЕ МАТЕРИ, БЕЗУМНЫЕ ДОЧЕРИ

  •     Святая (или Слишком Хорошая Мать)
  •     Снежная Королева
  •     Цепь травм, леденящая душу: «Осенняя соната»
  •     Дочь «Снежной Королевы»: история Виктории
  •     Исцеление «Снежной Королевы»: сказка
  •     «Снежная Королева»: исцеление
  •     «Женщина-Дракон»
  •     Больная Мать
  •     Что значит «Безумная Мать?»

3. «ПОЙМАННАЯ В КЛЕТКУ ПТИЦА»

  •     Клетки
  •     Символ птицы
  •     Скука госпожи Бридж
  •     Погружение в сумасшествие: «Желтые обои»
  •     Как сломать клетку литературным трудом: Шарлотта Перкинс Гилман
  •     Освобождение «Пойманной в клетку птицы»: история Констанс
  •     Что значит открыть клетку?

4. «МУЗА»

  •     Внутренняя «Муза»
  •     Злоупотребление «Музой»
  •     На пьедестале: Безумная Женщина в качестве «Музы»
  •     Золотая богиня: Альма Малер
  •     Темные «Музы»
  •     Трагическая «Муза»: Камилла Клодель
  •     Актуализация внутренней «Музы»: история Селесты
  •     Трансформация «Музы»

5. «ОТВЕРГНУТАЯ ЛЮБОВНИЦА»

  •     Месть Дьяволицы
  •     Медея
  •     Трагедия Марии Калласс
  •     От жертвы к фемининной духовности: история Барбары
  •     Трансформация «Отвергнутой Любовницы»

6. «ЖЕНЩИНА-БОМЖ»

  •     Страхи «Женщины-Бомжа»
  •     «Женщина-Бомж» как внутренний образ
  •     Конфронтация со страхом: история Дианы
  •     Безумная мудрость: бездомная женщина Труди
  •     Свободная странница: «Посланница Мира»
  •     Внешняя дилемма

7. «ЗАТВОРНИЦА»

  •     Пожилая «Затворница»: «Дорога в Мекку»
  •     Почитание Природы: Рэйчел Карсон
  •     Исцеление «Затворницы»

8. «РЕВОЛЮЦИОНЕРКА»

  •     Сознательная «Революционерка» в отличие от террористки: повышенный уровень фемининного сознания
  •     Как научиться бороться за свои права: история Бренды
  •     Женская солидарность: «Тельма и Луиза»
  •     Сознательная «Революционерка»: Роза Люксембург
  •     Воплощение фемининной энергии

9. «ПРОРИЦАТЕЛЬНИЦА»

  •     Конфликт «Прорицательницы»: личные желания и служение трансперсональному
  •     Почтительное отношение к «Прорицательнице»
  •     Ярость на Бога: «Сивилла»
  •     Жрица поэзии: Анна Ахматова
  •     История Гленны: разрешение конфликта
  •     Воплощение видений

10. ЧЕРЕЗ БЕЗУМИЕ

  •     Странствие Мойры
  •     Пригласите ее позавтракать: за столом с Безумной Женщиной

 

Глава 8. Революционерка

Буря гнева
между мной и миром,
преображает,
преображает.
Обрушился гнев справедливый,
прекрасный, как молния, –
скорый и мощный.
Все сожрал гнев справедливый,
все сожрал гнев справедливый,
оставив лишь липкие
сгустки крови.

– Марж Пирси, «Просто гнев»

 

Фильм «Противная девчонка»* революционизировал мое собственное представление о Безумной Женщине и создал образ, который смог соединить противоположности: мягкости и уверенности в себе, миролюбия и боевитости. В сцене зала суда фигура Правосудия изображена в обличье Безумной Женщины: огромная, свирепая и энергичная. Фильм представляет собой художественное переложение документальной истории о том, как женщина-историк подвергалась остракизму за то, что пыталась донести истину о своем родном немецком городе, когда к власти пришли фашисты. Английское название фильма «Противная девчонка» искажает изначальное немецкое название «Das schreckliche Mädchen», что означает «ужасная или отпугивающая девчонка». В этом фильме создан образ современной женщины, обладающей достаточным мужеством, чтобы восстать против отрицания местным обществом вины фашистов, чтобы бороться за справедливость, нежная мать, которая должна быть непреклонной в отстаивании истины, чувствительная женщина, обладающая мужеством и целеустремленностью Безумной Женщины.

Главная героиня фильма по имени Соня в одной немецкой телепередаче комедийном документальном фильме, снятом для немецкого телевидения, рассказывает свою историю и историю модели, по которой строится ее семья. В начале своей жизни она – «хорошая девочка», которую хвалят за ее ум и послушание в приходской школе, где она становится любимицей учителя, но вместе с тем у нее много школьных подруг благодаря ее хорошему характеру и чувству юмора. По предложению учителя она принимает участие в конкурсе школьных сочинений и выигрывает приз – поездку в Париж. Получив из рук мэра особую медаль за свои успехи, она купается в лучах славы.

Однако обстоятельства вынуждают ее стать революционеркой. В следующем конкурсе сочинений Соня пишет сочинение на тему: «Город, в котором я родилась, во времена Третьего Рейха», хотя учителя пытаются ее отговорить писать на эту тему. Гордясь своим городом, горним местом**, прославившимся своим сопротивлением фашистам, Соня хочет показать, насколько он был сплоченным во время фашистской оккупации. Ее мать упрашивает ее писать позитив, поскольку она воспитывалась в здоровой, уважаемой семье. В процессе изучения материала Соня узнает, что городские жители не любят делиться своими воспоминаниями. Пораженная своим открытием, что мятежный пастор был приговорен к смерти за то, что пытался помогать евреям, она сомневается в том, стоит ли ей следовать указанию уважаемого священника, который категорично ей внушает перестать писать на эту тему. Лишь ее бабушка хочет рассказать – как она пыталась передать хлеб заключенным евреям, и власти велели ей прекратить это делать. Взбунтовавшись, бабушка продолжала помогать евреям и собрала других женщин, чтобы совершить марш протеста. Приговоренную к тюремному заключению, ее помиловали, так как у нее было десять детей. Взбунтовавшаяся бабушка является у Сони единственным примером, заслуживающим сочувствия и оправдания.

Когда конкурс сочинений отменили, жених Сони, ее бывший учитель, был этим доволен, так как чувствовал, что вместо него внимание Сони было направлено на ее сочинение. Они женятся, у них двое детей, однако Соня не может забыть, что она узнала об истории своего родного города во время фашистской власти. Чтобы получить более глубокие знания, она изучает в университете историю и теологию. Роясь в подшивках газет, она находит важные факты, которые умалчивались.

Исследование Сони вызывает у нее подозрение, что жители города скрывают связь города с фашистами, чтобы сохранить его нынешнюю репутацию. Когда она просит показать ей городские исторические архивы, ей отказывают. В ярости она подает в суд на городские власти, чтобы получить доступ к закрытым для нее документам. Муж называет ее сумасшедшей и хочет ее остановить, но при следующей попытке она получает доступ. В этот момент в фильме на экран позади нее проецируется образ Правосудия в обличье властной Безумной Женщины, держащей в руке весы, что символизирует сочетание власти Безумной Женщины и правосудия.

[...]

Соня выбегает из зала суда и приходит на священное место, находящееся на Природе. Назвав его Деревом Благодарности (Tree of Mercy), девочки-школьницы вешают на его ствол разные образы и молятся, чтобы исполнились их тайные желания. В конце фильма Соня ищет убежища, укрывшись в листве, среди веток Дерева Благодарности, глядя, как Безумная Женщина со своей маленькой дочерью на руках. У публики остается этот образ мягкой, духовно свободной женщины, обезумевшей, пытаясь защитить свободу и отстоять правду, и находящейся в символе духовного убежища, дерева жизни, жертвенного места.

Этот фильм, сочетая в себе сатиру и реальные факты, был создан на основе подлинной истории о судьбе немецкого историка Ани Элизабет Росмус (Anja Elisabeth Rosmus). В нем показано, как коррумпированные патриархальные судьи пытаются подвергнуть остракизму и преследованию женщину, настаивающую на том, что она знает истину, хотя она отличается от точки зрения и желания истеблишмента. В нем показаны позитивная ценность Безумной Женщины, настаивающей на том, чтобы разоблачить отказ ее сообщества раскрыть факты. В интервью мисс Росмус сказала: хотя за свои очерки современной истории она получила много призов, когда фильм вышел на широкий экран, она снова ощущает направленную на нее враждебность. Тем не менее, по ее настоянию, к ее требованию знать истину отнеслись более серьезно[1]. В фильме показано, что Безумная Женщина и «Судья» могут объединиться, даже несмотря на то, что их собственные ставки весьма высоки*.

СОЗНАТЕЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИОНЕРКА В ОТЛИЧИЕ ОТ ТЕРРОРИСТКИ.
ПОВЫШЕННЫЙ УРОВЕНЬ ФЕМИНИННОГО СОЗНАНИЯ

В своем эссе «Бунтующий человек»* Альбер Камю** отмечает, когда берут верх возмущение и аутоинтоксикация, бунт грозит перерасти в нигилистическое убийство: «Все мы несем внутри места своего изгнания, свои преступления и свои разрушения. Но наша задача состоит не в том, чтобы дать им волю, а чтобы бороться с ними в себе и в других»[2]. С парадоксом между тем, чтобы стать или (плохой) террористкой, или хорошей «Революционеркой» сталкиваются все женщины, которые пытаются осознать и интегрировать (внутреннюю) Безумную Женщину. Как нам бороться справедливо? Разве возможно защитить себя и распространять в обществе насилие, не скатившись к преступному терроризму? Чтобы объединить женщин, следует использовать энергию борьбы Безумной Женщины, а не делить ее на зависть, амбиции или игру во власть. Вместо совместного творчества в качестве сестер, женщины иногда противодействуют друг другу, в особенности, если они находятся во власти доминирующего маскулинного Анимуса, который стремится к власти.

Если революционный аспект Безумной Женщины выходит из-под контроля, из нее может получиться смертоносная террористка. Когда начинают доминировать интересы Эго, энергия Безумной Женщины может погубить и смести все, низведя к своим собственным целям, – даже в тех случаях, когда она была в чем-то уверена. Если женщина боится, что ее Безумная Женщина может стать террористкой, она может не суметь вступить в контакт со своей внутренней позитивной революционной силой. Приведенное ниже сновидение раскрывает этот страх скрытой связи между Безумной Женщиной и террористкой, которая хочет полной власти, занимается преступным запугиванием, чтобы достичь своих целей, и обращает свою фемининную самость к своему внутреннему убийце, объявленному вне закона.

Вместе с другими женщинами я лечу чартерным рейсом на какой-то особый женский праздник. Вдруг напротив самолета появляется женщина с автоматом в руках. Она террористка, и всех нас берет в заложницы. Я узнаю в ней известного психиатра-феминистку, революционерку, борца за права женщин. Все женщины в самолете ее боятся, хотя некоторые считают, что произведенный ею захват может иметь скрытые позитивные цели. Но она совершила угон самолета, чтобы передать всех женщин в руки мексиканских бандитов, которые скрываются от закона в далеком пустынном районе. Эта женщина-террористка передает каждую женщину, которую она поддерживала, в руки мужчин-убийц, чтобы те ее изнасиловали.

Сновидица, Рената, видела в женщине-террористке Теневой образ, сочетающий в себе «Снежную Королеву» и «Женщину-Дракона». В реальной жизни такая женщина ведет себя отчужденно, эмоционально безразлично и холодно-агрессивно, склонна манипулировать другими, чтобы сделать себе как можно лучше. Когда ее критикуют, она оправдывается и, не слушая оппонента, нападает первая. Среди своих коллег ее выделяет склонность обвинять других, – чтобы защитить женщин, которые подверглись предательству, – хотя иногда сама причиняет женщинам боль из-за своего стремления к власти. Ренате не нравились эти качества у таких агрессивных женщин, но вместе с тем она им завидовала, – из-за их уверенности в себе. В сновидении такая женщина появилась в образе террористки, передав тех женщин, которым она помогала, бандитам-мужчинам, чтобы те их изнасиловали. Она служит воплощением противоречивых патриархальных склонностей, характерных для властолюбивых женщин, которые всегда должны быть первыми и на верху. Ее позитивным качеством является уверенность в себе.

[...]

Сознательная «Революционерка», которая защищает себя – такую, какая она есть, и не позволяет другим нарушать ее целостность, может трансформировать энергию своей Безумной Женщины в борьбу людей за свои права и свободы. Сейчас, может быть, как никогда в истории, патриархальное насилие породило зависимое общество и экологические нарушения, угрожающие жизни на земле. Энергия Безумной Женщины, женский гнев, возникающий при индивидуальном, семейном, социальном и планетарном насилии, может подпитать как индивидуальную, так и социальную трансформацию, создавая то, что женщины признают, и научить их применять свою собственную силу. Культура и родители нас научили тому, что женщины не должны проявлять гнев, даже чтобы себя защищать, поэтому нам нужно найти подходящие модели для борьбы за свои права. Чтобы изменить себя, свою семью, общество и весь мир, женщина должна стать «Революционеркой». Современной моделью такого поведения является Анита Хилл (Anita Hill)*, обвинившая Кларенса Томаса (Clarence Thomas) в сексуальном домогательстве, когда он номинировался на должность Верховного Судьи. Даже несмотря на то, что Томас, в конечном счете, был назначен на эту должность, мужество и чувство собственного достоинства Аниты Хилл продолжают вдохновлять женщин отстаивать свои права.

КАК НАУЧИТЬСЯ БОРОТЬСЯ ЗА СВОИ ПРАВА: ИСТОРИЯ БРЕНДЫ

Как насилие, совершаемое в рамках патриархальной системы, может привести к женской революционной деятельности, показывает история Бренды, современной женщины, которой нужно было интегрировать позитивную энергию Безумной Женщины. Будучи историком, Бренда всегда боролась за социальную справедливость в отношении меньшинств, участвуя в маршах мира и занимаясь написанием статей, отражающих ее взгляд на социальную гармонию. Хотя она могла бороться за права других, ей было сложно бороться за себя, ибо в детстве ее воспитывали в духе самопожертвования, чтобы она проявляла заботу о других. Ее восхищали героические женщины в истории, боровшиеся за воплощение своих идеалов, такие как Роза Люксембург, Эмма Гольдман, Маргарет Зангер и Джейн Аддамс*. Но ей было печально, что современных примеров очень мало, а иногда ей было обидно, что профессионально ей приходится идентифицироваться с мужчинами.

В течение многих лет Бренда преподавала в одном из университетов юга. Как и многие другие женщины, занимающиеся наукой, она узнала, что ее заработная плата не соответствует вкладу, который она вносит. Некоторые мужчины, работавшие на одной кафедре с ней, поступившие одновременно с ней на работу и имевшие такое же количество публикаций, как у нее, и даже меньше, продвинулись гораздо выше нее и что касается должности, и в отношении заработной платы, тогда как она на протяжении многих лет оставалась на том же уровне. Когда Бренда, едва сдерживая слезы, пошла к администрации университета, ей отказали, не обращая внимания на предоставленные ею свидетельства своих заслуг. Более того, ее стали опекать и сказали, что ей следует направить основную энергию на воспитание детей. При этом ни ее преподавательская деятельность, ни другие ее обязанности по работе не влияли на исполнение ею родительского долга.

[...]

Я ищу кафедру истории, бродя по незнакомым улицам и переулкам. Наконец, я ее нахожу, и коллега, желая оказать мне поддержку, обнимает меня. Несколько мгновений я ощущаю себя счастливой. Вскоре я опять заблудилась в поисках помещения кафедры. Вместе с другой женщиной я иду по темному коридору и боюсь, что меня увидят. Мы напряглись и всполошились, увидев в темноте чью-то фигуру. Мысленно я пытаюсь предупредить другую женщину, чтобы она вела себя тихо и спокойно: тогда нас не смогут поймать. Затем я одна, прячусь в туалетной кабинке. Две медсестры из психиатрической клиники обсуждают, что они собираются делать со своими пациентами. Я боюсь, что медсестры меня найдут и упрячут в психиатрическую клинику, в которой я затеряюсь в безликости сумасшедших пациентов. Когда уже кажется, что все потеряно, я вижу напротив себя мужчину: молчаливого улыбающегося иностранца, стоящего прямо, с закрытыми глазами; его голова повязана лентой, как у индейцев Центральной Америки. Улыбаясь, он помогает мне, берет меня за руку и говорит, что я могу летать. Как только мы вместе вылетаем, я с облегчением вздыхаю, что я свободна.

Это сновидение раскрыло Бренде несколько аспектов. Оно показало ей, насколько она потеряна и в каком состоянии смятения и отчаяния она находится, а также ее ужас, связанный с тем, что ее, совершенно здоровую, запирают в психиатрическую клинику, не признавая, кто она такая. Этот сновиденческий образ отражает отношение к ней на кафедре, которое может свести с ума. Женщина-спутница Бренды – это ее Теневой образ – внешне обманчиво вежливая Безумная Женщина, которая внутри является манипулятивной, конкурентной, агрессивной и хорошо известной своими ядовитыми шипами. Эта амбициозная женщина, которая хотела быть наверху, всегда боролась с другими и отчуждала их. Она не знала, как эффективно использовать энергию Безумной Женщины. В сновидении Бренда почувствовала, что если Безумная Женщина заговорит, то она попадет в психиатрическую клинику. Поэтому она пыталась сделать все возможное, чтобы та молчала. При этом в реальности Бренде следовало интегрировать часть агрессивной энергии этой другой женщины, чтобы уметь себя отстаивать. Образ этой женщины был первым проявлением безумной, Теневой части личности Бренды, которую нужно было трансформировать и интегрировать. На сознательном уровне Бренду ошеломила такая жуткая и совершенно неприемлемая для нее форма агрессии. Но психическая деятельность кажется нам странной. Зачастую сновидения встряхивают нас, выводя из тупиковых состояний с помощью сцен и образов, которые так нас пугают, что мы просыпаемся. Бренде нужно было работать со своей внутренней Безумной Женщиной, чтобы научиться использовать ее энергию в своих собственных целях. Чтобы помочь ей решить эту задачу, в сновидении появился дружелюбный чужестранец, который помог ей вылететь на свободу. Для Бренды он воплощает помогающую, добрую, глубокомысленную, шаманистскую сторону ее личности, никак не сравнимую с патриархальным судьей.

Похожие сцены появлялись и в других сновидениях Бренды. В одном сне та же самая женщина хотела, чтобы Бренда жила в землянке. Но Бренда посчитала это ужасным и сказала нет. За этим сном последовал другой, в котором мужчина хотел, чтобы она жила в подвале, под пешеходной дорожкой. И снова Бренда сказала нет, объяснив ему, что он не видит, что там внутри, а там темно, тесно и жутко. Подвал символизировал ту (психологическую) тесноту, в которой жила Бренда. В обоих сновидениях проявилась ее развивающаяся способность говорить нет, отказываться от унизительной жизни. В других снах Бренде приходилось и спасаться из затопленного университета, и  ремонтировать переполненный унитаз. Потоп и переполненный унитаз символизировали переполнение эмоциями, которым Бренда отвела укромное интимное место, но им нужен был эмоциональный контейнер и они требовали своего внешнего выражения. Еще в одном сновидении они с сестрой слушали в университете лекцию, которая свела с ума всю аудиторию. Одна женщина стала совсем безумной, и ее пришлось вывести из аудитории. Затем ее сестра, которая была внешне сдержанной, но на самом деле у нее внутри кипел гнев, тоже стала сходить с ума, и Бренде пришлось ее увести. В этом сновидении Бренде пришлось общаться с Безумной Женщиной в контексте патриархальной академической лекции.

В сновидениях Бренды проявились и противоположные черты Безумной Женщины. Обидчивые и пассивные или агрессивные разновидности Безумной Женщины оказываются неэффективными, и в этом смысле они вступают в тайный сговор с «Судьей». В отличие от них, уверенная в себе женщина соответственно может быть агрессивной, если это необходимо, и в то же время, смеясь над ригидными нормами, может конструктивно использовать свою энергию.

Безумная Женщина стала чаще появляться в ее сновидениях. Бренде приснилось, что она находилась на вечеринке, где увидела патриарха, одного из «старичков» своей кафедры. Когда Бренда сказала ему, что она беременна и ощутила изумление и дрожь, тот посоветовал ей сделать аборт. Вдруг ее длинные ногти на руках стали испускать гневные огненные искры. Беременность символизировала потенциальное рождение ее новой уверенной в себе фемининной самости, – которая могла бы эффективно бороться со  «старичками». Ей нужно было защищать, а не губить эту новую самость. В другом сновидении Бренда встретила Безумную Женщину, обладавшую чувством юмора и свободным духом.

Я только что получила зарплату, которую мне повысили при условии, что я перееду на окраину большого города. Я не хочу далеко уезжать, и понимаю, что коллеги хотят держаться от меня на дистанции. Они также ухмыляются, так как я взяла на себя новые обязательства.  Как Судьи, они мне говорят, что и как надо делать. Я цинично думаю: «Чем больше все изменится, тем вероятнее, что они останутся прежними». Затем вдруг появляется чужая женщина, и я ее спрашиваю: «Что же делать?» Женщина, смеясь, отвечает: «Нет никаких проблем. Делай, что хочешь!»

 

Проснувшись, Бренда ощутила некоторое облегчение. Возможно, именно так следовало относиться к недоброжелательным матриархальным судьям – не только говорить на их языке, но и оставаться в согласии со своей фемининностью. Женщина в сновидении стала для Бренды мощным позитивным образом Безумной Женщины, – которая могла смеяться и отыгрывать иррациональный материал, могла сказать Бренде, чтобы та делала то, что хочет, – это было так непохоже на мать, которая настаивала на том, чтобы Бренда была хорошей и послушной девочкой.

После этого сна Бренда ощутила прилив новой энергии. Она стала укреплять свое здоровье: заниматься йогой, ездой на велосипеде, развивая гибкость и набираясь физических сил. Она стала меньше зависеть от причуд в поведении других людей. И сновидение показало, что она стала сильнее. В этом сне мужчина повел ее смотреть отвратительную квартиру, и у нее возникли плохие предчувствия. Она отказалась идти. Тогда группа опасных блатных людей попыталась взять ее в заложницы. Она смогла себя защитить. Используя крышку мусорного бака в качестве щита, она отразила их попытку их нападение, распевая для куража песню Ширли Темпл* («Shirley Temple») «Прекрасный корабль-леденец» («The Good Ship Lollipop»)**. Теперь Бренда была готова и способна себя защитить. Она больше не будет подбирать мусор за другими; она разрушила образ хорошей девочки, в плену которого она находилась до сих пор.

Внутренне Бренда освободилась, вступив в контакт с позитивной энергией Безумной Женщины; во внешнем мире стали происходить синхроничные изменения, как это часто бывает в процессе трансформации человека. Был переизбран заведующий кафедрой. Новый заведующий кафедрой был достойным человеком; он признал, что Бренда подвергалась дискриминации и написал декану письмо, в котором ходатайствовал о повышении ей заработной платы, о повышении ее в должности и о переводе ее на более ответственную работу. Приблизительно в это же время большая группа женщин (около трети всех женщин, работающих на факультете) решила собраться и обсудить условия своей работы. По их словам, каждая женщина признавалась в том, что пыталась сделать что-то сама, чтобы покончить с разным отношением к мужчинам и женщинам в университете, но все их попытки были тщетными. С каждой женщиной происходило то же самое, что и с Брендой: сначала они обвиняли себя в низкой заработной плате и отсутствии продвижения по карьерной лестнице, ощущая себя недостойными занимать более высокие должности и принимая превосходство мужчин и патриархальные нормы и правила. Как и у Бренды, у них в глубине души кипели гнев и обида. Когда одна за другой женщины стали рассказывать о своей жизни в университете, – по сути, одну и ту же историю о неравенстве, насилии, вине, чувстве неполноценности и низкой самооценке, – собравшимся женщинам стало ясно, что они должны объединиться и действовать сообща. Это стало началом их совместных действий.

[...]

История Бренды показывает, как энергия Безумной Женщины может стать революционной и открыть путь к свободе: и в рамках одной человеческой жизни, и в целой культуре. Далее мы рассмотрим фильмы, чтобы посмотреть, как энергия Безумной Женщины позволяет женщинам прорваться через прежние идентичности и роли и сформировать новые.

ЖЕНСКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ: «ТЕЛЬМА И ЛУИЗА»

В фильме «Тельма и Луиза» показано, как женщины, оказавшись в плену у сексуальных насильников, которым попустительствуют законы, защищающие права мужчин, могут привести в действие энергию Безумной Женщины. В борьбе за то, чтобы не допустить над собой насилия, присущего патриархальной культуре, эти женщины становятся «Революционерками», а не остаются заложницами патриархальной системы, не позволяющей женщинам защитить себя.

Тельма – это «Пойманная в клетку птица», оказавшаяся в тюрьме брака. Ее неотесанный муж является грубым и жестоким, постоянно ее унижает, отдает ей приказы и называет ее «психованной». В свою очередь, Тельма старается казаться глупой и сонной, тем самым подтверждая свой стереотипный образ, то есть – проекцию, которую часто возлагает на женщин патриархальная культура. Мужчины склонны использовать такие стереотипы тем чаще, чем слабее их связь со своей внутренней фемининностью, и чем больше их страх перед врожденной разносторонностью женщины, поэтому они хотят, чтобы она оставалась пассивной. Если мужчины боятся энергии женщины, они часто стараются находиться от нее на расстоянии, либо сделать ее покорной. В целом их тактика состоит в том, чтобы заставить женщину стыдиться за выражаемый ею гнев, чтобы тем самым лишить ее силы. Женщину, уверенную в себе, зачастую называют агрессивной стервой – именно так муж Тельмы называл Луизу.

[...]

По пути Луиза хочет остановиться, чтобы выпить. Они заказывают выпивку в местном кантри-клубе; там сразу к ним пристает мужчина, прерывает их беседу, называя их «пупсиками»* и просит Тельму с ним потанцевать. Луизе не нравится нахальство этого парня, но Тельма хочет с ним танцевать. В глубине души Тельма – дикая женщина, сладострастная и сексуальная. Довольная тем, что ей удалось улизнуть от своего задиристого мужа, она внезапно ощущает себя свободной и хочет хорошо провести время с мужчиной, который с ней флиртует, пока они пьют и танцуют. Луиза зовет Тельму ехать дальше и платит за выпивку. Тельма, у которой от выпивки и танцев болит и кружится голова, идет к машине в сопровождении парня, который пытается ее соблазнить. Когда в ответ на его предложения она говорит нет и пытается его остановить, он грубо ее бьет ее кулаком, называет «похотливой сукой» и пытается ее изнасиловать. Видя, как мужчина пристает к подруге, Луиза берет револьвер Тельмы и грозит пристрелить парня, если тот не оставит женщину в покое. Мужчина отступает, но, полагая, что находится в безопасности, он агрессивно проклинает женщин и осыпает их грязными оскорблениями. Придя в ярость, Луиза ему говорит, что если он все время видел, как женщины плачут, как сейчас плачет Тельма, то должен знать, что по отношению к ним поступили плохо. В ответ он называет Луизу сукой и говорит ей «На, пососи»; Луиза отвечает: «Дружок, обращай больше внимания на свой рот», – и машинально нажимает на курок револьвера. Выстрел случайно попадает ему прямо в сердце.

В панике Тельма и Луиза прыгают в машину и быстро уезжают. Ни одна из них не может поверить в то, что случилось, но Луиза понимает, что они попали в беду. Тельма думает, что полиция поверит правде – что парень ее насиловал, и что его застрелили в процессе самообороны. Но Луиза замечает: «Кто же тебе поверит? Мы не в таком мире живем, Тельма». В мире мачо, если женщина говорит: нет и для нее это значит нет! – ни при каких обстоятельствах ей не поверят. Вместо этого ее обрывают, словно она не знает, что она хочет, или словно у нее нет собственного мнения. В шестидесятых годах у кадетов Вест Пойнта* было популярна такая поговорка: «Разница между соблазнением и изнасилованием зависит от того, как его преподнести». Такое отношение низводит женщину до вместилища комплиментов и семени, не обращая внимания ни на ее голос, ни на ее выбор. Но именно такому кодексу «член-мэна» («cockman») женщина и не хочет подчиняться. Луиза боится, что Тельму обвинят в соблазнении парня, и в том, что в его убийстве виновата она сама.

В отчаянии Луиза принимает решение бежать в Мексику: она знает, что ее запомнили. Когда в четыре утра Тельма звонит мужу, и оказывается, что его нет дома, она  решает присоединиться к Луизе. По пути Тельма просит Луизу подобрать на дороге молодого парня, путешествующего автостопом. Они подъезжают к отелю; оттуда Луиза звонит своему любовнику и просит его прислать денег. Она отдает их Тельме на сохранение, пока та разговаривает со своим парнем, который к ним присоединился против желания Луизы. Тельма говорит, что его любит, но отказывается стать его женой, понимая, что если она с ним останется, или что-нибудь ему расскажет, его арестуют за соучастие. Тельма, которая переспала с этим парнем-«студентом» легкомысленно оставляет деньги Луизы на ночном столике, хотя до этого парень ей признался, что он вор. На следующее утро, когда Луиза видит, что деньги украли, она падает духом. Весь ее самоконтроль разрушается.

Неожиданно Тельма берет на себя решение, что делать дальше. Потеряв деньги, она хочет их вернуть, ограбив магазин; ее юный любовник-грабитель рассказал ей, как это делается. Не зная о планах Тельмы, Луиза в отчаянии ждет ее в машине. Тельма грабит магазин в очень «вежливой манере», и теперь разыскивается за вооруженное ограбление. По пути их за превышение скорости останавливает полицейский, но Тельма грозит ему пистолетом. Она запирает полицейского в багажник его машины и советует ему быть добрым со своей женой, тогда как полицейский умоляет его пощадить. Позже она скажет Луизе: «У меня внутри что-то перевернулось. Я не могу вернуться обратно, я просто не смогу жить так, как раньше. Теперь я чувствую, что у меня открылись глаза, они широко открылись. Я не помню, чтобы когда-нибудь раньше у меня было такое чувство. Все выглядит совершенно иным». Она ощутила «зов природы» («call the wild»), и ей нравится новое ощущение свободы. Осознавая существующее неравенство и  проявление к себе пренебрежения, равнодушия и насилия, она больше не собирается их терпеть.

Когда их начинает домогаться грубый и распутный водитель грузовика, используя пошлые жесты и выражения, и пытается «притереть» их машину к краю дороги, в обеих женщинах просыпается Безумная Женщина. В ярости Тельма и Луиза хотят сыграть с ним злую шутку и останавливаются. Луиза, извиняясь, спрашивает у него: стал бы он так же грубо относиться к своей матери, сестре или жене. Когда дальнобойщик осыпает их проклятиями и называет их сумасшедшими, они остужают его пыл, прострелив шины на его бензовозе и выстрелив в цистерну с бензином, и та взрывается. Быть может, это метафора женского гнева, возникающего в качестве реакции на мужскую инфляцию жадность и насилие, совершаемое над Землей-Матерью. Постояв за себя и за всех остальных женщин, они больше не будут терпеть, чтобы ими пользовался какой-то отдельный мужчина, живущий в своей патриархальной системе.

Тем временем полицейские, расследующее убийство в кантри-клубе, заводят дело на Луизу и ставят на прослушку домашний телефон Тельмы. Они советуют ее мужу быть с ней повежливее, если она позвонит, и вести себя так, словно он ее любит. «Женщины любят эту галиматью», – цинично сказал один следователь из ФБР, имея в виду тех женщин, которые взбунтовались против их системы. Их судьбой озабочен только настоящий следователь, осознавая, что их жизни в опасности, так как существующая система законодательства потворствует совершению насилия над женщинами. Он навел справки о Луизе и узнал, что в Техасе она стала жертвой сексуального насилия. Когда Тельма звонит мужу, у нее возникает подозрение, что в доме была полиция, поскольку доброта, которую он излучает, никак не соответствует его характеру. Затем Луиза звонит одному следователю, который уверен, что убийство произошло случайно. Он просит ее вернуться, пока не поздно. Но Луиза сомневается, что ей дадут шанс (оправдаться). Над ними кружат вертолеты, их окружают полицейские машины, и дальнобойные винтовки снайперов нацелены в голову столь «опасных» женщин: их предупреждают, что, если они не сдадутся, то будут убиты.

Во время своего путешествия Тельма и Луиза видели красоту Природы и ощущали свою близость к Матери-Земле, позволявшей им почувствовать связь, благодаря которой они совершают вместе свое последнее странствие. Двигаясь ночью по дну каньона, они были тронуты до слез, ощущая экстатический трепет под усыпанным звездами небом. Луиза понимает, что вплоть до этого момента ее слезы замерзали у нее внутри. Подъезжая по краю Гранд Каньона*, который символизирует бездну, Тельма и Луиза понимают, что они находятся на перепутье и должны решить: или сдаться властям, или ехать вперед. Они принимают решение погибнуть: они не могут ввернуться в свое прошлое. Обе женщины смотрят друг на друга и восхищаются мужеством друг друга. Их путешествие породило уникальную любовь – любовь двух женщин-подруг – такая любовь редко бывает понятной мужчинам. После дружеского поцелуя они принимают решение ехать вперед. Уверенные друг в друге, взявшись за руки, они едут на машине вперед и срываются в пропасть с края каньона. Тельма и Луиза достигли такого уровня сознания, которое не позволило им вернуться в репрессивное, патриархальное полицейское государство, которое использует женщин и совершает над ними насилие. Они выбрали смерть во имя свободы. В конце фильма они, соединенные дружбой, свободно летят над пропастью.

Поскольку Тельма и Луиза не могли вернуться в нездоровое общество, совершающее насилие над фемининностью, им оставался лишь один путь: вперед в пропасть, к свободе непознаваемого. В переводе с языка символов, пропасть – это место духовной трансформации, куда погружаются мистики, чтобы получить божественное откровение; тогда их полет в пропасть становится погружением в бессознательное, в пустоту. Такой полет совершает искатель в хаос творческого бессознательного, чтобы найти новые способы (творческого) выражения. На дно такой пропасти попадают зависимые люди перед своим излечением. В такую пропасть должны попасть все мы, освободившись от своих предвзятых идей, ожиданий Эго, материальной зависимости и всего остального, что тянет нас обратно – от того, чтобы сделать радикальный поворот, необходимый для индивидуальной и социальной трансформации. Прыжок в пропасть  является чистым безумием с конвенциональной точки зрения, означающей, что все должно оставаться незыблемым и неизменным, что следует держаться за то шаткое ощущение безопасности, которое у нас есть, что нужно поддерживать статус-кво и сопротивляться изменениям. У Тельмы и Луизы есть Безумная Женщина, которая выяснила, что система «старичков» несостоятельна, и они не хотят подчиняться патриархальным «Судьям» деградирующего общества. Их жертва и их революционный путь в жизни мог бы стать основой новой, более человечной жизни и мужчин, и женщин. Тельма и Луиза символизируют состояние фемининного сознания, отвергающего старую систему и пытающегося от нее отказаться, чтобы обрести новый путь. Фильм «Тельма и Луиза» вызвал бурю критики, его обвиняли его в пропаганде насилия. Такая критика просто поражает. В особенности она является поразительной в свете мужских фильмов о «дружищах» и «старичках», в которых мужчины убивают направо и налево. То, что женщины в конечном счете не смогли по-настоящему адаптироваться к обществу, менее важно по сравнению с тем, что они сделали жизненно важный выбор в пользу свободы, отвергнув осуждение и насилие. Нет ничего удивительного в том, что так много женщин аплодировали этому революционному фильму, который показал мужественную часть Безумной Женщины, существующую у каждой из нас.

СОЗНАТЕЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИОНЕРКА: РОЗА ЛЮКСЕМБУРГ

Тельма и Луиза только начали открывать для себя фемининное сознание, и у них не было времени, чтобы жить в соответствии с ним в реальной жизни. Для следующего шага, направленного на повышение уровня сознания, – научиться действовать в соответствии с ним и привносить в общество общечеловеческие ценности – следует трансформировать энергию Безумной Женщины в эффективную революционную деятельность во имя изменения человечества. Роза Люксембург, которая для правосудия была Безумной Женщиной, совершила скачок к революционному сознанию и революционной деятельности. Будучи политическим проповедником демократического социализма, она разработала концепцию радикальных (социальных) изменений, уверенная в том, что возрастающий уровень сознания угнетенных людей может привести к революции, совершенный скорее мирными, чем насильственными средствами. Оставаясь твердой противницей терроризма и преобладающего патриархального взгляда, основанного на том, что социальные изменения должны осуществляться сверху небольшим слоем политической элиты, Роза была убеждена в том, что реформы должны произойти естественным путем: при наступлении зрелого осознания всего, что необходимо для развития полноценной и осмысленной духовной жизни. Роза Люксембург предложила человечеству политический выход изнутри самой ситуации, в отличие от реформ, осуществляемых извне в соответствии с догматичными и негибкими абсолютными законами патриархального «Судьи».

[..

Роза думала, что ей удастся избежать общего жребия для всех женщин, несмотря на то, что покровительствующие ей партийные лидеры часто унижали и насмехались над Розой и ее подругой Кларой Цеткин, издававшей социалистические женские журналы; она называли их «Frauenzimmer», – «женская комната». Хотя Роза чувствовала, что обособленное женское движение разъединит силы, она выступала за свободу женщин, призывая своих женщин-подруг к решительным действиям. Она критиковала буржуазных женщин «скучающих в роли куколки или кухарки, исполняющих прихоти мужа» и рекомендовала им «найти какую-то деятельность, которая могла бы заполнить их пустые головы и их пустую жизнь»[4], противопоставляя их женщинам из рабочего класса, которые гораздо лучше чувствовали неизбежную связь между правами женщин и общечеловеческими правами.  Роза была уверена в том, что женщины должны бороться за равенство и свободы всех угнетенных людей, а не только за права женщин. В 1919 году, став издателем единственной социалистической газеты в Берлине, она планировала сделать специальное издание для женщин, подчеркивая важную роль, которую они играют в политике. Без политического влияния женщины не смогут выбрать свою судьбу, не говоря уже о судьбе своих детей или своей страны.

За свою революционную деятельность Роза часто попадала в тюрьму. В 1904 году она провела три месяца в Берлинской женской тюрьме за публичное оскорбление германского императора. Ей разрешалось учиться, писать и принимать гостей. Там хватало времени на размышления, и Роза усомнилась и в своей любви к Иогихесу, и в том, насколько ценной является ее жизнь, чтобы продолжать жить. В этот период ее жизни духовные искания Толстого ей помогли больше, чем марксистское учение. 

В это время Роза критиковала взгляды Ленина, считавшего, в партии должна быть дисциплина и контроль (так называемый «демократический централизм). «Он главным образом сконцентрировал свое внимание на организации партии и ее управлении, не на расширении, а на сужении ее рядов, не на ее развитии, на ограничении творческого духа, а не на его объединении», – говорила Роза и призывала к развитию «оптимистичного и творческого духа», а не «выхолощенной духовности полуночных бдений» (Ленинский подход)[5]. Кроме того, она критиковала бюрократический аппарат. Выступая против войны и категорично не соглашаясь с предлагаемым Лениным вооруженным восстанием, она чувствовала, что революция рабочих может произойти только при повышении их революционного сознания. Но несмотря на существующие разногласия, Владимир Ленин и Роза Люксембург взаимно уважали гениальность, которую каждый из них видел в другом.

[...]

В сорок лет Роза составила свое представление о социализме, отличая его от представления Маркса, Ленина и Германских социал-демократов. Марксизм – не догма, – повторяла она, – поэтому буквально истолковывать Манифест Коммунистической Партии было ошибкой. Она превратилась в мишень для нападок после того оправдания руководством СДП вооруженного восстания и терроризма. Партийные издательства перестали публиковать ее статьи. Один из партийных патриархов сказал Розе: «бешеная собака приносит много вреда, который является тем серьезнее, чем она умнее и проницательнее»[6]. С этого времени за ней закрепился стереотип скандальной женщины, и она чувствовала: партия пытается заткнуть ей рот, и тогда она подвергла критике характер некоторых членов партии. Она всегда бунтовала, отказывалась пребывать в бездействии и молчать. Революционерка Роза продолжала сохранять свободный дух в борьбе за свои идеалы, но постепенно она все больше оказывалась в политической изоляции.

[...]

Роза погрузилась в хаос, в темную ночь души. Употребляя общепринятые понятия, можно сказать, что она столкнулась с парадоксом человеческой экзистенции: таинством добра и зла. Если говорить на языке психологии, она страдала от сильных перепадов настроения. В одном своем жизнеутверждающем письме она пишет: «в темноте я улыбаюсь жизни… и хочу понять, откуда взялось такое счастье… Глубокая ночная тьма такая прекрасная и мягкая, как бархат, если только знать, как нужно на нее смотреть… Нужно всегда принимать все, что в жизни существует, и видеть, что все хорошо и красиво. По крайней мере, я поступаю именно так, не под воздействием ни рассудка, ни мудрости, а просто следуя своей природе. Я инстинктивно ощущаю, что именно так следует жить, а потому в любых обстоятельствах я чувствую себя по-настоящему счастливой»[7].

Природа поднимала ей настроение. Когда Роза находилась в тюрьме, ей разрешалось выходить в тюремный сад. Глядя на птиц, на то, как растут деревья, как меняется погода, она становилась увереннее в себе. Наконец, она могла себе позволить идентифицироваться со своей матерью, которая считала, что может понимать язык птиц*. Поскольку ей разрешалось заниматься научной деятельностью и читать, она посылала своим друзьям важные цитаты из своих любимых книг, сообщала им о концертах и развивала в себе терпение и оптимизм. Эти письма помогли ей не утонуть в отчаянии, она пыталась обратить материальное поражение в духовную победу.

Освободившись в 1918 году из тюрьмы, Роза вернулась в Берлин – в городе был хаос, на улицах – толпы людей. Стране грозила революция, однако германское правительство недооценивало опасность большевизма. Она писала для новой социалистической революционной газеты, которая вместе со своей редакцией переезжала из отеля в отель, призывая в своих статьях к осознанным действиям, духовной зрелости и продолжала осуждать терроризм, называя его окончательным извращением социализма.

Когда она в качестве журналистки боролась за духовное возрождение немецких рабочих, Йогихес работал с ней вместе. Став старше, теперь они стали более терпимы и лучше понимали друг друга и могли проявлять взаимную нежность. Он понял, что Роза будет бескомпромиссна и по отношению к Ленину, средства террора которого она подвергала критике, и по отношению к немецким социал-демократам, которые предали социализм, поддержав свою страну в ведении войны. Роза оказалась между ними, подвергаясь критике с обеих сторон: ее заклеймили, назвав «женщиной-дьяволом», желающей погубить немецкий народ. Афиши, газетные  статьи и памфлеты источали по отношению к ней ненависть и предвзятость.

В декабре 1918 года начались стычки между рабочими и солдатами, Германию парализовали забастовки, и между разными фракциями социал-демократов начались распри: каждая из них обвиняла другие в предательстве революции. Роза обвиняла социал-демократов в поддержке войны и императорской армии, которая повернулась против немецких рабочих, не готовых к свержению правительства. Кроме того, оказавшись в одиночестве, Роза, испытала самый сильный страх из-за отсутствия своего видения. Более молодое поколение социалистов набиралось сил и применяло насилие, чтобы достичь своих целей.

[...]

Роза Люксембург эффективно канализировала энергию Безумной Женщины. Она обратилась к своему гневу, вызванному лишениями, которые она ощущала в своей личной жизни: хромотой, любовным одиночеством, детством, предвзятостью в отношении религии и пола, а также ужасной социальной несправедливостью, которую она видела вокруг себя. Сознавая свое безумие, связанное с этими проблемами, она обращала эту энергию в конструктивную деятельность. Она отказалась и от крайности терроризма, и от того, чтобы быть жертвой обстоятельств. Она знала о своей инаковости и принимала ее, открывшись революционному видению возможностей человечества. Обладая дисциплиной и мужеством, способностью получать озарения и упорно работать, она боролась за воплощение своих революционных взглядов на социальное изменение мира. Ради этого она пожертвовала своей жизнью. То, о чем говорит поэтесса Мюриэл Рукейзер, в своем стихотворении о социал-революционерке художнице Кете Кольвиц,* описывая сущность трансформирующей силы Безумной Женщины как «Революционерки», нашло воплощение в энергии Розы Люксембург:   

взгляд революционерки
говорит: «Я пришла в этот мир,
чтобы его изменить».[11]

ВОПЛОЩЕНИЕ ФЕМИНИННОЙ ЭНЕРГИИ

Как в современном мире женщина может стать сознательной «Революционеркой»? Сначала нам следует сделать шаг вперед и обратиться к своим внутренним и внешним страхам. «Революционерка» привержена тем ценностям, которые, по ее убеждению, сделают мир более человечным, а затем делает все возможное, чтобы воплотить эти ценности в жизнь. Для этого нужны твердые убеждения и, при необходимости, умение бороться, чтобы их отстаивать. По существу, крайности, связанные с ригидной агрессивностью и пассивной слабостью могут привести к терроризму и мучениям.

Основная опасность для «Революционерки» состоит в уступке эгоистической инфляции, которая может деградировать до терроризма или самодовольства, а это две стороны одной медали. Если женщина оказалась во власти энергии Безумной Женщины, то ей грозит опасность прийти к ощущению постоянной собственной правоты и самооправдания, что, как не парадоксально, имеет прямое отношение к патриархальности. Как отмечают авторы книги «Безумная женщина на чердаке»**, женщинам трудно вступать в дружеские отношения между собой, находясь в плену патриархальности, так как «зеркало» («looking glass») натравливает женщин друг на друга. Если женщины подвергаются искусственной инфляции, у них появляется склонность избавиться от соперницы, а не поддерживать друг друга. Женщины, которые боятся друг друга и не доверяют друг другу, бессознательно поддерживают патриархальность, ибо они остаются ее жертвами и потакают своему страху.

[...]

«Революционерка» может конструктивно использовать энергию Безумной Женщины, привнося творческий хаос, из которого появятся ростки новой жизни. Борясь с репрессивной социальной системой, этим палачом фемининной духовности, она может извлечь из глубины черную почву, в которой могут зародиться и развиться новые идеи и жизненные пути. Революционерка может «переписать» догматичные нормы  патриархальности, которая хочет обрести энергию в победах и совершенстве, и сознательно порождает более гибкие направления к изменению, открытиям и исследованиям, тем самым привнося в мир свое уникальное фемининное видение и свои ценности. Уже сегодня многие женщины стали такими «эволюционными» «Революционерками», как Рэйчел Карсон. Это эко-феминистки, у которых есть общие цели и которые хотят сформировать новое заботливое и исцеляющее отношение к земле, и к представлению о новом отношении к земле добавить борьбу за сохранение экологии и за восстановление социального и природного равновесия.        

  


Примечания


* «Ужасная девчонка» (англ. «The Nasty Girl», нем. «Das schreckliche Mädchen», 1990) – драматический фильм, снятый режиссером М. Верховеном в Западной Германии и основанный на подлинной истории Анны Росмус из баварского города Пассау. – прим. переводчика

** Горнее место (англ. bishop's stall, bishop's throne, bishop's seat, synthronon, thronos; (в базиликах) tribune) – в Православном храме за престолом в алтаре, где на возвышении ставится кафедра епископа, седалище, кресло, а по сторонам его, ниже, сиденья для священников) – прим. переводчика 

* Эта история имеет интересное продолжение. В газете «Русская Германия» относительно недавно была написана статья, посвященная прототипу главной героине фильма: «Ужасную девчонку позвали в Белый дом». Эту статью я привожу полностью, без комментариев:

В родном городе 44-летнюю Анну Росмус (Anna Rosmus) уже не раз обвиняли в том, что она устраивает «пачкотню в собственном гнезде». Не только иных политиков, но и некоторых простых людей раздражало, что Анна постоянно перекапывает архивные документы и бесцеремонно разоблачает все новые преступления, совершенные в Пассау во времена нацистов. Упреки и угрозы в ее адрес становились все громче, в конце концов, упрямая женщина вместе с двумя дочерьми была вынуждена покинуть родной город и эмигрировать в Соединенные Штаты. Там она стала известным социологом и литературоведом, а немецкий кинорежиссер Михаэль Верховен (Michael Ferhoven) снял документальный фильм об Анне, который назвал «Ужасная девчонка».

Исследования, которые Анна начала еще школьницей, продолжает Вашингтонский музей Холокоста, где по материалам Анны оформлен отдельный зал. Хотя Росмус решила больше не возвращаться в Германию, она все же несколько раз побывала в Мюнхене. Девятого ноября 2003 года Анна участвовала в торжествах по случаю начала строительства Еврейского культурного центра, а год спустя читала лекции столичным студентам. Хотя Росмус никогда не скрывала скептического отношения к Бушу и его окружению, теперь она приглашена на его праздник в Белый дом, причем со статусом «особо важной персоны». На предстоящем торжестве «изгнанница из Пассау» будет сидеть за столом Американского легиона. Таким образом, и ветераны, и администрация страны хотят воздать должное усилиям Анны, которые понадобились ей, чтобы разыскать тех, кто первыми вступил в Пассау в 1945 году. «Наша страна тронута тем, – сказано в сообщении пресс-службы президента, – что молодая немка проявила такое неравнодушие к американским солдатам, участникам той ужасной войны».

Благодаря историческим исследованиям и публицистическим выступлениям, популярность Анны Росмус в Соединенных Штатах постоянно растет. Среди многих знаменитостей, приглашенных на открытие Памятного знака в Вашингтоне (2003), она была, пожалуй, единственной немкой. На минувшей неделе Росмус опять посетила Баварию, поскольку участвует в подготовке торжеств, связанных с 60-летием завершения Второй мировой войны. Как сообщила гостья, она намерена привезти сюда американских ветеранов и бывших узников концлагеря в Дахау.

Росмус утверждает, что в Нижней Баварии ее исследования продолжают блокироваться, а сама она, как и раньше, получает письма с угрозами. В знак протеста Росмус намерена публично отпраздновать в Пассау один из ближайших иудейских праздников. «Это ответ на одно из посланий, где меня назвали Judenhure («еврейская шлюха») и пригрозили смертью моим дочерям», – заявила она в беседе с корреспондентом «РГ/РБ». В этой демонстрации мать поддержат ее дочери – 24-летняя Надин и 20-летняя Саломея. Старшая из них живет в Балтиморе, а младшая изучала военное дело и год назад направлена Пентагоном на работу в Ирак.

 

– Юрий Могилевский, «Ужасную девчонку позвали в Белый дом. Американский президент (Дж. Буш мл.) пригласил жительницу Пассау на праздник, посвященный его вступлению в должность», «Русская Германия»,  N- 03/2005,24.01 – 30.01

* «Бунтующий человек» (фр.«L’Homme révolté»)– эссе Альбера Камю, в котором анализируется метафизическое и историческое развитие восстания и революции в обществе, особенно в Западной Европе.

Камю изучает концепции разных писателей и художников– Эпикура, Лукреция, маркиза де Сада, Гегеля, Федора Достоевского, Фридриха Ницше, Андре Бретона, пытаясь вывести исторический и художественный портрет бунтующего человека.

К написанию «Бунтующего человека» Камю приступил в феврале 1950г. Через год, в марте 1951г., основной текст книги был завершён. Отдельные главы– о Ницше и Лотреамоне– были опубликованы в журналах до выхода книги. «Бунтующий человек» был опубликован в 1951г. в издательстве «Галлимар». – прим. переводчика

** Альбер Камю (фр.Albert Camus, 1913– 1960)– французский писатель и философ, представитель экзистенциализма, получил нарицательное имя при жизни «Совесть Запада». Лауреат Нобелевской премии по литературе 1957 года. – прим. переводчика

 

* Анита Хилл (англ. Anita Faye Hill, род. 1956) – профессор социальной службы и права, изучающая проблемы женщин в США. Больше всего известна тем, что в 1991 году на слушаниях в Сенате под присягой подтвердила свои обвинения в адрес своего прямого начальника Кларенса Томаса в сексуальных провокациях и домогательствах. – прим. переводчика

* Роза Люксембург (нем. Rosa Luxemburg, польск. Ró?a Luksemburg, настоящее имя Rosalia Luxenburg– Розалия Люксенбург; 1871–1919)– одна из наиболее влиятельных деятелей немецкой и европейской Социал-демократии. – прим. переводчика

Эмма Гольдман (англ. Emma Goldman, 1869– 1940), известная также как Красная Эмма– знаменитая анархистка первой половины XX века. – прим. переводчика

Маргарет Зангер (англ. Margaret Sanger, урожденная Хиггинс (англ. Xиггинс), 1966 – 1879) – основательница Международной ассоциации планирования семьи. – прим. переводчика

Джейн Аддамс (англ. Jane Addams; 1860– 1935)– американский социолог и философ, лауреат Нобелевской премии мира 1931года. Училась в Рокфордской женской семинарии. Вместе с подругой Э. Старр организовала в Чикаго детские ясли, библиотеку, гимнастический зал, переплетную мастерскую, коммунальную кухню, художественную студию, музей труда, пансион для молодых работниц и др. Президент Международной женской лиги за мир и свободу (1919—29). – прим. переводчика

 

 

 

* «Гроздья гнева» (англ. «The Grapes of Wrath») – роман Джона Стейнбека, опубликованный в 1939 году. Удостоен Пулитцеровской премии. Входит во многие учебные программы школ и колледжей США. – прим. переводчика

** Джон Эрнст Стейнбек (англ. John Ernst Steinbeck III; 1902 –1968)– американский прозаик, лауреат Нобелевской премии по литературе (1962). – прим. переводчика

 

* Ширли Темпл (англ. Shirley Temple, род. 1928) – американская актриса, обладательница Молодежного «Оскара» в 1934 году, наиболее известная по своим детским ролям в 1930-х годах. – прим. переводчика

** Это шуточная детская песенка, первая строфа которой звучит так:

On the goo-oo-ood ship Lollypop              На прекрасно-ом корабле-леденце
It's a swee-ee-eet trip to a candy shop        Мы отправляемся в путешествие в кондитерский магазин,

Where bon-bons play                                  В котором играют конфетки
On the sunny beach of Peppermint Bay      На солнечном пляже мятной жевательной резинки. – прим. переводчика 

 

* В тексте оригинала – «Kewpie dolls». Как имя нарицательное слово «kewpie» употребляется в значении «пупсик» Кьюпи – большеглазая, белокурая кукла-голыш; создана на основе опубликованного в журнале «Лэдис хоум джорнал» (Ladies' Home Journal) в 1909 рисунка Розы О'Нил, на котором был изображен прелестный малыш Купидон. Его уменьшительное имя стало названием игрушки, а затем зарегистрировано как товарный знак кукол компании «Стромбекер», Чикаго, штат Иллинойс. Как имя нарицательное слово «kewpie» употребляется в значении «пупсик», как и  «Kewpie Doll» – примета переводчика        

 

* Вест-Пойнт (или Уэст-Пойнт, англ. West Point) – разговорное название Военной академии Сухопутных войск США – прим. переводчика

* Гранд Каньон (англ. Grand Canyon) – Большой Каньон Колорадо – прим. переводчика

* «…в 1793 и 1795 состоялись 2-й и 3-й разделы Польши – и в состав России вошло уже почти миллионное еврейство Литвы, Подолии и Волыни. И этот вход его в объем России был – нескоро осознанным – крупнейшим историческим событием, много затем повлиявшим и на судьбу России, и на судьбу восточно-европейского еврейства…

В сильно теперь расширенном крае еврейского проживания поднялись все те же вопросы. Евреи получили права купечества и мещанства, каких не имели в Польше, получили права равного участия в сословно-городском самоуправлении, – но должны были разделить и ограничения тех сословий: не переселяться в города внутренних губерний России и быть выселенными из деревень» (А. С. Солженицын, «Двести лет вместе», Часть I» – прим. переводчика

** Роза была пятым ребёнком в буржуазной еврейской семье (отец был коммерсантом). Окончила женскую гимназию в Варшаве. В гимназии проявила себя как блестящая ученица.

*** …«Для молодого еврейского ученика нарушалась самая основная справедливость: показал способности, прилежание, кажется – во всем годишься? Нет, тебя не берут. И конечно же, динамичной, несомненно талантливой к учению еврейской молодежи – этот внезапно возникший барьер был более, чем досадителен, – он вызывал озлобление грубостью примененной административной силы. Евреям, прежде густо скученным в мелкой торговле и ремеслах, теперь препятствовали в столь желанном ключе к лучшей жизни.

А на взгляд «коренного населения» – в процентной норме не было преступления против принципа равноправия, даже наоборот. Те учебные заведения содержались на средства казны, то есть средства всего населения, – и непропорциональность евреев виделась субсидией за общий счет; и, как следствие потом, образованные получат преимущественное положение в обществе. Нуждались ли остальные национальные группы, кроме евреев, в пропорциональном представительстве в образованном слое? В отличие от всех других народностей Империи, евреи теперь стремились почти исключительно к образованию, и в иных местах это могло означать еврейский состав больше 50% в высших; учебных заведениях. И вот, процентная норма несомненно была обоснована ограждением интересов и русских и национальных меньшинств, а не стремлением к порабощению евреев. (В 20-х годах XX в. даже и в Соединенных Штатах будет искаться подобный же путь ограничить процент евреев в университетах, как и квотирование иммиграции, об этом – позже. А в общем виде – вопрос о процентных нормах, уже теперь с предела нижнего, «не меньше, чем», – и сегодня бушует в Америке.)

Реально – осуществление процентной нормы в России имело много исключений. Во-первых, она не распространялась на женские гимназии, там не было нормы для девочек-евреек. «В большинстве женских гимназий процентная норма не вводилась, так же как и в ряде специализированных и общественных высших учебных заведений: петербургской и московской консерваториях, московском училище живописи, зодчества и ваяния, петербургском Психоневрологическом институте, киевском Коммерческом институте и др.» Тем более не применялась процентная норма во всех видах частных учебных заведений, которых было много, и высокого качества. (Например, в Москве в гимназии Кирпичниковой, из лучших частных гимназий в России и с совместным обучением полов, евреев было около четверти учащихся. Много евреев училось и в прославленной Поливановской московской гимназии. В ростовской женской гимназии Андреевой, где училась моя мать, девочек-евреек было больше половины класса.) Коммерческие училища (они состояли в ведении министерства финансов), куда евреи шли весьма охотно, – сперва были открыты для них без всяких ограничений. После 1895 появились некоторые, но не строгие: например, в коммерческих училищах черты оседлости, содержимых на средства частных лиц, число допускаемых к приему евреев зависело от размера участия купцов-евреев в расходах по содержанию этих училищ; во многих коммерческих училищах процент евреев был 50 и выше…

…Но при денежных возможностях жажду образования никакие препятствия не могли остановить. «Во многих средних учебных заведениях внутренних губерний евреев в то время было немного, и родители стали посылать туда своих детей... Более состоятельные евреи стали обучать детей дома, готовя их ежегодно к экзамену в следующий класс, а затем к выпускному». В годы с 1887 по 1909 евреи могли без ограничений держать и ежегодные переводные и выпускные гимназические экзамены и «получали свидетельства, дающие им одинаковые права с окончившими курс». Большинство экстернов в российских гимназиях и были – евреи. И сколько было таких семей, как Якова Маршака (не богатого ювелира, а отца поэта): все пятеро его детей получили высшее образование до революции.

Затем «повсюду открывались частные учебные заведения, как общие для христиан и евреев, так и только для одних евреев... Некоторые из этих школ получили все права правительственных, другим разрешено выдавать... аттестаты, дающие право на поступление в высшие учебные заведения». «Была создана сеть частных еврейских учебных заведений, заложивших основы национального образования». – «Евреи стали также направляться в заграничные высшие учебные заведения; из них большая часть возвращается в Россию и держит здесь экзамен в государственных комиссиях». Слиозберг сам обнаружил в 80-е годы в Гейдельбергском университете, что «большинство из... русских слушателей были евреи», среди них – и не имеющие аттестатов зрелости.

Есть смысл задаться вопросом: эти ограничения, продиктованные опасением революционности студенчества, – не подпитывали они именно эту революционность? Не способствовали ей – и озлобление на «норму», и пребывание за границей в контактах с революционными эмигрантами?» (А. С. Солженицын. «Двести лет вместе» Часть I. – прим. переводчика

* Чтобы иметь более полное представление о семье Розалии Люксенбург, следует сказать несколько подробнее о ее братьях и сестре. С этой целью процитирую книгу И. Минутко «Восхождение», посвященную Розе Люксембург. В приведенном фрагменте ее отец, Эдуард (Эвард) Люксенбург рассуждает о своих детях: «…старший, Миколай, сделался вполне удачливым коммерсантом, не без отцовской помощи на первых порах, и теперь живет в Лондоне; второй сын, Максимилиан, закончил экономический факультет Варшавского университета, совсем недавно стал совладельцем польско-французского фармацевтического предприятия, вот и сейчас в Ливерпуле, утрясает какие-то дела. А третий, Юзеф, младший, их с матерью гордость: всего два года как получил диплом врача, и уже доктор медицины, терапевт и невропатолог, которого знают в лучших домах Варшавы, усиленно и успешно занимается исследованиями спинного мозга, будущее его обеспечено. Только бы удачно женился. Дочери… Что же, со старшей, Анной, все в порядке; вышла замуж за приличного человека, хотя и без особого состояния, но с устойчивым заработком – таможенник на русско-германской границе. И уже двое детей у Анны, внучата. Вообще наша тихая старшая дочь создана для семьи, дома, воспитания детей. И разве это не призвание женщины в жизни?

Вот Роза, младшая, их самая горячая любовь… Сегодня ей четырнадцать лет, она перешла в предпоследний класс гимназии, претендентка на золотую медаль – так, уже сейчас говорят о ней педагоги. И надо же такому случиться! Наша мечтательная, нежная, пылкая Роза и – политика! Разве Лиина (мать) с ее заботами, Шиллером и Библией могла это заметить в ней? Но все-таки когда все началось? Кто или что привело ее к тем людям?...» И. Минутко «Восхождение», сс. 5-6, серия «Пламенные революционеры», М., Политиздат, 1983 г. – прим. переводчика

* Адам Бернард Мицкевич (польск. Adam Bernard Mickiewicz; 1798 –1855)– польский поэт, деятель национально-освободительного движения; считается одним из трех величайших польских поэтов эпохи Романтизма (наряду с Юлиушем Словацким и Зигмунтом Красинским). – прим. переводчика

** Лео Йогихес (нем. Leo Jogiches, псевдоним польск. Jan Tyszka– Ян Ты?шка, другие псевдонимы: Грозовский, Карлов Отто, Энгельман, 1867–1919)– деятель польско-литовского и немецкого рабочего коммунистического движения, глава КПГ.

В революционном движении принимал участие с гимназических лет. Вместе с Шарлем Раппопортом и Любовью Аксельрод руководил с 1883году революционным кружком. Стал марксистом, подвергался арестам в 1888 и 1889гг. В 1890г. эмигрировал в Швейцарию. Один из руководителей СДКПиЛ и редактор ее изданий. Сотрудничал с плехановской группой «Освобождение труда». В 1900г. переехал в Берлин.

В ноябре 1905г. вместе с Розой Люксембург и Юлианом Мархлевским прибыл в Варшаву и участвовал в революции в Королевстве Польском. В марте 1906г. был арестован и приговорён к 8 годам каторги и пожизненной ссылке в Сибирь. В 1907г. бежал из тюрьмы и вернулся в Берлин. На 5-м съезде РСДРП (Лондон, 1907г.) был избран кандидатом в члены ЦК РСДРП. Во время Первой мировой войны формировал интернационалистское течение в Социал-демократической партии Германии. С 1916г. один из организаторов и руководителей Союза Спартака и редактор его изданий. Один из основателей Коммунистической партии Германии. Был избран в ее ЦК.

После неудавшейся Ноябрьской революции и убийства в январе 1919году Розы Люксембург и Карла Либкнехта возглавил КПГ, но уже 9 марта 1919г. был арестован и убит в тюрьме. – прим. переводчика

* Это был отчет конгрессу, который назывался так: «О состоянии и ходе социал-демократического движения в Русской Польше (1889-1993)». Он был написан от имени «социал-демократов Русской Польши», которых представляла Роза Люксембург, обособившихся от Польской социалистической партии, которую представлял Ганс Лидеман. – прим. переводчика

** Диссертация Розы Люксембург называлась «Промышленное развитие Польши». – прим. переводчика

*** Об этом эпизоде из жизни Розы Люксембург Линда Леонард упоминает вскользь. Поскольку он имеет прямое отношение к психологии, я приведу небольшой фрагмент из биографической книги И. Минутко «Восхождение»: «18 апреля 1898 года он (Йогихес) получил от нее (Розы) короткую записку, в которой говорилось, что завтра… она оформляет фиктивный брак с младшим, третьим сыном Карла Любека Густавом; брак этот дает ей германское подданство. Регистрация состоится в Базеле, и сразу же по окончании «этой церемонии», как писала она… «фрау Люксембург-Любек» уедет в Германию. Она писала, что расторгнет брак при первой же возможности. Записка кончалась приглашением принять участие «в этой маленькой комедии» и наконец договорить, «выяснить отношения», вместе подумать о будущем…

…Густав Любек… Он хорошо знал эту семью, бывал у Карла Любека еще до знакомства с Розой. Это был разбитый параличом человек, прикованный к постели, германский социал-демократ, бежавший в Швейцарию… со своей многодетной семьей. Жена его, Олимпия, была полькой, и с ней особенно сдружилась Роза, когда стала снимать комнату у них. Жили Любеки бедно, а постоянной нужде, единственным источником существования были гонорары за статьи, которые писал глава семьи для социал-демократических газет. Вернее, он их диктовал, так как сам не мог держать карандаша в руке. Когда Роза поселилась у них, диктовал Карл Любек только ей. Карл был человеком широких знаний, острого, глубокого ума, проштудировал всего Маркса, был знаком с Энгельсом; Роза благоговела перед ним… Роза смеялась, шутила, все как бы освещалось ее улыбкой, спрашивала Густава, двадцатичетырехлетнего парня (он всегда сидел рядом с ней), какие новости в мастерской, где он работает. Густав таращил на Розу восторженные глаза, начинал что-то рассказывать. И вот этот Густав завтра станет ее «мужем»… Черт знает что!...

…Спокойно, спокойно, Розалия Люксембург-Любек, больше достоинства, вы теперь замужняя женщина. Все-таки я молодец, что настояла на своей фамилии. В паспорте написано: «Роза Люксембург, муж Густав Любек, прежде машинист, в настоящее время купец. Германское подданство. Купца, впрочем, мы придумали. Для солидности…

– Ты что так на меня смотришь, Густав?

– Могу же я посмотреть на свою жену…

…Опять. Когда же это началось? Ведь упирался, не соглашался, не мог понять, зачем мы затеяли «комедию». И если бы не властная Олимпия, ничего бы из этого «брака» не вышло. Густав не мог ослушаться матери. Польско-немецкое воспитание. В этой сумбурной семье одно оставалось незыблемым: дети почитают родителей. И вдруг эта перемена!.. Роза ее заметила еще в Цюрихе, во время «помолвки», когда обсуждались подробности и детали предстоящей «операции»… Густав… начал вдруг пристально ее рассматривать…

….Итак они очутились в соборе. И венчалась пара, белела невеста перед иконостасом, стоял молодой священник перед ними… крест сверкал в руке… И она, убежденная атеистка, сжалась: сейчас грянет гром и последует кара за ее неслыханное кощунство… На мгновение она даже зажмурилась. Нет, молчали небеса… И вот тогда она встретила взгляд Густава… Этот горячий, преданный, влюбленный взгляд.

…– Я тебе очень благодарна, Густав. И я, и мои товарищи. Я знаю, что ты не до конца разделяешь наши взгляды. Тем более мы тебе благодарны. Конечно, я понимаю: фиктивный брак – бремя… – Она встретила его взгляд и запнулась. И все-таки заставила себя сказать дальше: – Но это наше ложное положение скоро кончится, через год, самое большое, как только я прочно обоснуюсь в Германии, мы оформим развод.

…–Роза, но, быть может, все постепенно изменится? И мы станем настоящими мужем и женой? Я готов ждать.

– Нет, перебила она. – Нет мой славный… Ты же знаешь, я люблю другого».

И. Минутко «Восхождение», сс. 210-214. М., Политиздат, 1983. – прим. переводчика 

* SPD (нем. Sozialdemokratische Partei Deutschlands) – Социал-Демократическая партия Германии – прим. переводчика    

 

* Во время русско-японской войны 1904–1905 годов в стране активизировалась политическая жизнь. Проигрываемая война и возрастающая агитация революционных партий резко усилили антиправительственные настроения. 27декабря 1904 (9 января 1905) состоялось заседание «Собрания русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга», своего рода профсоюза и культурно-просветительного кружка, возглавляемого священником Георгием Гапоном. На заседании было решено начать крупномасштабную рабочую забастовку. Поводом для начала забастовки стало увольнение четырёх рабочих Путиловского завода, где было много членов организации.

Вообще – кровавое воскресенье (кстати, сам термин запустил английский репортер) очень мутная история. Не забывайте, все началось с выступления на Путиловском заводе, который выполнял оборонный заказ в военное (!) время. Питер был наводнен оружием, купленным боевиками на зарубежные деньги. Гапон был известен, как человек, умевший убеждать власти в чем угодно, имел с ними нормальный контакт. Зачем ему было затевать бойню? Он и не знал, скорее всего, о готовившихся провокациях. Политические требования были внесены в петицию в последний момент. У «друга» Гапона – Рутенберга (который, кстати, впоследствии Гапона и убьет) очень кстати нашлись в кармане ножницы, чтобы Гапона остричь, когда началась заваруха. На территории России действовала обширная шпионская сеть во главе с японским полковником Акаси. И т. д. Чем больше начинаешь разбираться, тем мутнее вся эта история. (Н. Стариков)

Это была первая в России легальная массовая рабочая организация. Идеи создания таких организаций, которые были бы подконтрольны властям, восходили к начальнику Московского охранного отделения полковнику Сергею Зубатову, и позже были названы полицейским социализмом. Они были призваны «канализировать» рабочее движение, направить его не против правительства, а в поддержку ему. Зубатовские идеи подвергались критике и справа, и слева. Но и те, и другие предупреждали, что подобные организации быстро выходят из-под контроля, и в них начинают доминировать революционные силы. Так и вышло. В конце концов шествие, которое организовал Гапон и которое несло петицию царю Николаю Второму, было расстреляно у Нарвских ворот…

После 9 января Гапон стал ярым революционером и писал уже другие воззвания – взрывать дворцы, убивать солдат, чиновников, царя и его окружение.

После возвращения из-за границы, он резко поменялся – пытался наладить контакт с властями, писал покаянные письма, давал интервью различным газетам... Рабочие обсуждали его поведение и не знали, как реагировать. Есть книжка «Правда о Гапоне», которую написал рабочий Николай Петров. Это был один из самых близких к Гапону людей, руководитель одной из рабочих организаций. Вскоре стало известно, что Гапон втайне от рабочих получил 30 тысяч рублей от Столыпина, и Петров опубликовал статью под заголовком «Долой маску и неизвестность». После публикации события стали развиваться стремительно. Гапон решил устранить Петрова и даже дал исполнителю, рабочему Черемухину, револьвер. Но Черемухин, будучи молодым человеком с неустойчивой психикой, прямо на заседании центрального комитета гапоновской организации покончил с собой из того же револьвера. К тому времени Гапон уже впутался в новую авантюру с департаментом полиции и стал агитировать своего недавнего благодетеля Петра Моисеевича Рутенберга вступить в контакт с охранным отделением, обещал 25 тысяч рублей за то, чтобы тот выдал охранке руководство партии эсеров. Рутенберг сообщил об этом в ЦК партии эсеров, в частности одному из лидеров – Азефу. Было принято решение устранить Гапона. Рутенберг заманил его на одну из дач в Озерках, туда же пригласил группу рабочих, которых спрятал в соседней комнате. Рутенберг завел с Гапоном разговор о том, сколько можно выручить за выдачу эсеров полиции. Когда он счел, что рабочие услышали достаточно, он выпустил их из укрытия. Те накинулись на Гапона и повесили его, как предателя… Но все это мы знаем со слов Рутенберга! (Алексей Кулегин, историк, автор современной выставки о Гапоне «Посеявший бурю»)

19 января 1905 года в Александровском дворце в Царском Селе император принял депутацию рабочих столичных и пригородных заводов и фабрик в составе 34 человек в сопровождении Санкт-Петербургского генерал-губернатора Д.Ф. Трепова, сказав им, в частности: «Я вызвал вас для того, чтобы вы могли лично от Меня услышать слово Моё и непосредственно передать его вашим товарищам. <…> Знаю, что нелегка жизнь рабочего. Многое надо улучшить и упорядочить, но имейте терпение. Вы сами по совести понимаете, что следует быть справедливыми и к вашим хозяевам и считаться с условиями нашей промышленности. Но мятежною толпою заявлять Мне о своих нуждах — преступно. <…> Я верю в честные чувства рабочих людей и непоколебимую преданность их Мне, а потому прощаю им вину их. <…>» Император и императрица назначили из собственных средств 50 тысяч рублей для оказания помощи членам семей «убитых и раненых во время беспорядков 9-го сего января в С.-Петербурге».

Начальник петербургского охранного отделения А. В. Герасимов описывает в своих воспоминаниях, что якобы существовал план убить царя, о котором ему рассказал Гапон во время разговора с ним и Рачковским: «Внезапно я его спросил, верно ли, что 9 января был план застрелить государя при выходе его к народу. Гапон ответил: „Да, это верно. Было бы ужасно, если бы этот план осуществился. Я узнал о нём гораздо позже. Это был не мой план, но Рутенберга… Господь его спас…“». Это единственное заявление о подобном плане (Википедия)

19 января 1905 года в Александровском дворце в Царском Селе император принял депутацию рабочих столичных и пригородных заводов и фабрик в составе 34 человек в сопровождении Санкт-Петербургского генерал-губернатора Д.Ф. Трепова, сказав им, в частности: «Я вызвал вас для того, чтобы вы могли лично от Меня услышать слово Моё и непосредственно передать его вашим товарищам. <…> Знаю, что нелегка жизнь рабочего. Многое надо улучшить и упорядочить, но имейте терпение. Вы сами по совести понимаете, что следует быть справедливыми и к вашим хозяевам и считаться с условиями нашей промышленности. Но мятежною толпою заявлять Мне о своих нуждах – преступно. <…> Я верю в честные чувства рабочих людей и непоколебимую преданность их Мне, а потому прощаю им вину их. <…>» Император и императрица назначили из собственных средств 50 тысяч рублей для оказания помощи членам семей «убитых и раненых во время беспорядков 9-го сего января в С.-Петербурге» (Википедия)

«Пролетариат был доведен до восстания правительством. Теперь вряд ли возможны сомнения в том, что правительство умышленно давало сравнительно беспрепятственно развиться стачечному движению и начаться широкой демонстрации, желая довести дело до применения военной силы. И оно довело до этого! Тысячи убитых и раненых – таковы итоги кровавого воскресенья 9 января в Петербурге. Войско победило безоружных рабочих, женщин и детей. Войско одолело неприятеля, расстреливая лежавших на земле рабочих. «Мы дали им хороший урок!», – с невыразимым цинизмом говорят теперь царские слуги и их европейские лакеи из консервативной буржуазии. … Немедленное низвержение правительства – вот лозунг, которым ответили на бойню 9-го января даже верившие в царя петербургские рабочие, ответили устами их вождя, священника Георгия Гапона, которым сказал после этого кровавого дня: «У нас нет больше царя. Река крови отделяет царя от народа. Да здравствует борьба за свободу!» … Немедленное вооружение рабочих и всех граждан вообще, подготовка и организация революционных сил для уничтожения правительственных властей и учреждений – вот та практическая основа, на которой могут и должны соединиться для общего удара все и всякие революционеры». (Ленин. Статья «Начало революции в России». Опубликована в женевской газете «Вперед»).

В период до августа 1905 года в редакцию газеты «Новое время» поступило письмо-отклик на события революции, однако не было опубликовано. Автор письма слесарь монтер Андрей Иванович Агапов, называет себя участником событий 9 января и дает такую оценку событий, обращаясь к интеллигенции:

«Народ же наш не подкуплен, а обманут. Движение наше началось после 9-го января и уже наши сторонники есть по всем городам и фабрикам земли русской. К нам примкнули торговцы и их служащие, и извозчики. Нам не нужно было устраивать заговоры, составлять организацию, вы сами, дураки, дали нам ее. 9-го января мы шли не бунтовать и не требовать чего-либо от царя, а по вашему наущению шли довести до царя о наших нуждах, так как, по словам вашим, чиновники их от царя скрывали. Вы обманули нас и сделали рабочих, верноподданных царя – бунтовщиками. Вы подвели нас под пули намеренно, вы знали, что это будет. Вы знали, что написано в петиции якобы от нашего имени изменником Гапоном и его бандой. А мы не знали, а если бы знали, то не только никуда бы не пошли, но разорвали бы вас в клочья вместе с Гапоном, своими руками. Теперь мы поняли обман и вас, и берегитесь! Вас кучка, нас же многомиллионный православный народ. Лучше оставьте нас. Вы нам не нужны. Мы лучше вас знаем, что нам нужно и как того добиться. Царь позволил нам подавать петицию, мы подадим ее, покрытую миллионами подписей. Теперь вы посылаете прокламации в армию, оставляете города, где мы дали вам отпор, а идете в деревню. Напрасно. В армии вам не поверят, а в деревне вы найдете позорную смерть. В деревне живут наши братья и отцы, и мы вскоре объясним им, что вы, <...> наемники, суля нам наделение землей, на самом деле хотите обмануть нас, довести до смуты и конечного разорения, обессилить смутами православную Русь, уничтожить веру и отдать нас в кабалу иностранцам <...>, и в качестве их наемников и холопов управлять нами и пить нашу кровь. Что некоторые наши интеллигенты и господа не понимают этого и сочувствуют хулиганам, то это от того, что у них ум за разум зашел. Опомнитесь, господа интеллигенты! Вас простой рабочий учит. Один из обманутых пострадавших участников безобразия 9-го января, а ныне один из инициаторов и главарей народного движения друзей порядка». (Википедия) – прим. переводчика

** Вообще Роза Люксембург совершенно не соответствует представлению ни о женщине-однолюбке, ни о «синем чулке». Она была маленького роста– полтора метра, при этом очень некрасива: крупный нос, мужской рот, слишком большая голова и слишком короткие ноги. Помимо этого она с детства хромала. Но своим темпераментом она покоряла мужчин, и революционеры бешено в неё влюблялись. Так, например, когда она завела себе в любовники старшего сына своей подруги Клары Цеткин. В 1897 году, когда Кларе Цеткин было сорок лет, она влюбилась в студента Академии искусств, художника Георга Фридриха Цунделя. Он был моложе её на восемнадцать лет и являлся ровесником её старшего сына Константина. Вскоре они поженились. В это же время, двадцатидвухлетний сын Константин стал любовником тридцатишестилетней Розы Люксембург (разница была почти 15 лет– ей 36, ему 22), узнавший об этом предыдущий любовник (Йогихес) гонялся за ней с ножом. Из-за этого Клара была некоторое время в ссоре с Розой. Но когда, Георг бросил Клару ради молоденькой дочери основателя электротехнического концерна Роберта Боша, а сын Константин бросил Розу – общее горе их опять сблизило и они целиком ушли в революционную борьбу.

Александра Парвуса (Израиля Гельфанда), своего бывшего любовника, несмотря на его богатство и авторитет в европейской революционной среде, она просто вытолкала за дверь [А. Н. Яковлев «Сумерки», М., Материк, 2005.]. – прим. переводчика

* Пауль Леви (нем. Paul Levi, 1883 –1930) – деятель германского социалистического и коммунистического движения, глава Коммунистической партии Германии в марте 1919 – феврале 1921 г., затем вновь социал-демократ.

Родился в зажиточной еврейской семье (средний класс) с либеральными и республиканскими традициями. Учился юриспруденции в Берлинском, Геттингенском и Гренобльском университетах; по профессии адвокат. С гимназических лет симпатизируя социал-демократам, в 1906 году вступил в Германскую Социал-Демократическую партию, где примкнул к левому крылу, возглавлявшемуся Карлом Либкнехтом и Розалией Люксембург.

В 1913 г. защищал Люксембург в суде от обвинений в «подстрекательстве солдат к неповиновению» (в связи с антимилитаристской речью), после выхода Розалии из тюрьмы (1914) кратковременно состоял с ней в сожительстве. Во время Первой мировой войны – член швейцарской группы циммервальдских левых, причём по оценке Ленина стоял на аналогичных с ним позициях («уже тогда был большевиком»). Принимал активное участие в организации проезда Ленина и других русских эмигрантов в Россию (см. Пломбированный вагон).

Один из руководителей группы (затем – союза) Спартака, превратившегося в Коммунистическую Партию Германии. После убийства 10 марта 1919 г. Лео Йогихеса Леви возглавил КПГ. На хайдельбергском съезде КПГ в октябре он настоял на участии партии во всеобщих выборах. Это решение было принято вопреки сильной левокоммунистической оппозиции, не признававшей «буржуазного парламентаризма», и привело партию к расколу.

Леви представлял КПГ на II конгрессе Коминтерна в Москве и был избран в президиум Конгресса. Однако в Коминтерне вместе с Серратти пытался противостоять принятому там курсу, который Леви считал «сектантским», левацким и авантюристическим. В феврале 1921 г. вышел из ЦК компартии в знак протеста против так называемой «наступательной стратегии» Москвы. После того, как эта стратегия вылилась в марте в неудачное вооруженное восстание – опубликовал брошюру «Наш путь. Против путчизма». В предисловии он писал:

По выражению Вальтера Кривицкого, «он дал понять Москве, что она совершенно не разбирается в том, какова ситуация в Западной Европе, и её безумная затея стоила жизни тысячам рабочих. Иначе как „негодяями“ и „дешевыми политиканами“ вождей и эмиссаров большевистской партии он не называл». За это в апреле был исключен из партии. Ленин полагал, что Леви «прав по существу» в своей критике «мартовского выступления», но что в то же время он «облек свою критику в недопустимую и вредную форму», нарушив своей публикацией партийную дисциплину.

Известна острота Троцкого: «Леви потерял голову. Но это единственный человек в Германии, которому было что терять».

Леви создал со своими сторонниками «Коммунистическое рабочее сообщество», вместе с которым быстро вернулся в ряды социал-демократии (1922). В том же году под заглавием: «Русская революция. Критическая оценка слабости» опубликовал три статьи Люксембург, написанные в тюрьме осенью 1918 года. О впечатлении, которое произвела публикация, свидетельствует письмо Мартова: «Здесь – сенсация (…): Пауль Леви издал, наконец, антибольшевистскую брошюру Розы Люксембург (написана в сентябре 1918 г.), которую коммунисты скрывали 3 года и в которой она ругательски их ругает не только за Брестский мир, но и за разгон Учредительного Собрания. В постановке вопроса о диктатуре и демократии она почти буквально сходится с Каутским, так что впечатление от этой публикации колоссальное».

Вернувшись в социал-демократическую партию, был избран в Рейхстаг, где был одним из сильных ораторов. В качестве члена рейхстага, упорно добивался расследования убийства Либкнехта и Люксембург.

Погиб в Берлине, выпав из окна при невыясненных обстоятельствах. Когда после его смерти Рейхстаг почтил память члена вставанием, две фракции покинули зал: НСДАП и КПГ. – прим. переводчика

 

* Скорее всего, здесь имеет место неточность. Мать Розы не умела понимать язык птиц. Вот что пишет в биографической книге о Розе Люксембург И. Минутко: «С молодых лет она (мать Розы) упорно и неизменно верила в способность царя Соломона понимать язык птиц, считала Библию высочайшим источником мудрости, что не мешало ей проливать слезы над творениями Шиллера, чей романтизм еще тогда, в молодости, завоевал ее сердце». И. Минутко, «Восхождение», с. 27. М., Политиздат, 1983 – прим. переводчика

* После освобождения из тюрьмы Люксембург вместе с Либкнехтом руководит в декабре 1918 года учредительным съездом компартии. Вдохновлявшийся ею центральный орган партии можно назвать образцом для эпохи бурного темпа политической борьбы. Будучи (как и Либкнехт) против свержения шейдемановского правительства, ввиду слабости компартии, Люксембург, тем не менее, приветствует начавшееся выступление берлинских рабочих в начале января 1919г. – прим. переводчика

* Röschen (нем) – качанчик (брюссельской капусты) или соцветие (цветной капусты) – прим. переводчика; вместе с тем слово немецкое слово röschen означает проводить канаву, а Röscheподземная водоотливная канавка, канал. По свидетельству капитана Пабста, который допрашивал Розу Люксембург, её увезли из отеля «Эден», где проводился допрос, забили прикладами, выстрелили в висок и сбросили в Ландверский канал. В немецком языке слово Rose означает не только имя Роза, но и слово розетка (соцветие). Если учесть, что сосиски с капустой являются национальным немецким блюдом, то нетрудно понять символику места, в которое бросили труп Розы Люксембург.

Поскольку Роза Люксембург родилась и выросла в Польше и с детства знала польский язык, то следует подробнее рассмотреть этимологию слов «канава» и «канал» и их паронимов (в расширенном понимании этого понятия.) В этимологическом словаре Фасмера можно найти:

Слово: канава. Ближайшая этимология: укр. канава. Производят обычно через польск. kаnаљ из ит. саnаlе.

Слово: канал. Ближайшая этимология: через нем. Kanal, голл. kаnааl или прямо из франц. саnаl от лат. canlis «труба, желоб», которое связано с саnnа «труба».

Слово: каналья. Через польск. kanalia или нем. Kanaille (Саnаliе, XVII в.; или прямо из франц. canaille от ит. canaglia «свора собак; сброд; негодяй, каналья» – к саnе «собака».

Так что слова «простого народного ополченца» следует трактовать гораздо шире, чем просто однозначный перевод с немецкого языка слова Röschen – прим. переводчика    

** В тексте книги фигурирует река Шпре, название которой нам ничего не объясняет. Тогда как в энциклопедии и в послесловии доктора исторических наук Н. Овчаренко к биографической книге И. Минутко о Розе Люксембург «Восхождение» также фигурирует канал (Rösche). Вместе с тем говорится, что тело Люксембург «протащили через кусты» (вполне возможно, что это намек на Зоологический сад, находившийся по другую сторону Ландвер-канала. В таком случае то место, куда сбросили труп Розы Люксембург, в источнике, который цитирует Линда Леонард, было искажено сознательно, – чтобы скрыть символику, о которой я говорил выше. 

Чтобы лучше понять этот эпизод, я приведу соответствующий фрагмент из послесловия: «Пьяная солдатня начала зверскую расправу над революционными вождями германского пролетариата. Карла Либкнехта, который тоже находился в этом отеле, избили, бросили в автомобиль и повезли в район Тиргар-тена и здесь инсценировали пресловутое «убийство при попытке к бегству». Тем временем капитан Пабст отдал ложный приказ о переводе Розы в тюрьму Моабит, когда в действительности ее судьба была уже решена. Исследователь этой трагедии, шедший по горячим следам событий, Е. И. Гумбель, рассказывает: «Когда Розу Люксембург выводили через главный подъезд отеля «Эден», у дверей стоял... Рунге... Он нанес ей два удара по голове, свалившие ее с ног. Старший лейтенант Фогель, руководивший перевозкой Люксембург, ничем не помешал этому. Фрау Люксембург втолкнули в машину. Когда автомашина отъехала, сзади вскочил какой-то человек и тяжелым предметом нанес фрау Люксембург удар по голове. По дороге старший лейтенант Фогель выстрелил ей в голову. Автомашина ехала между Ландвер-каналом и Зоологическим садом. Около Ландвер-канала стояла группа солдат. Автомашина остановилась, и солдаты по приказанию Фогеля бросили труп Люксембург в канал. На следующий день участники убийства сфотографировались все вместе во время попойки» (Н. Овчаренко. Послесловие к книге И. Минутко «Восхождение», серия «Пламенные революционеры», с.  422, М. Политиздат, 1983. – прим. переводчика

*** Карл Либкнехт (нем. Karl Liebknecht; 1871 –1919) – деятель германского и международного рабочего движения, один из основателей (1918) Коммунистической партии Германии.

В январе 1919 года Либкнехт встал во главе восстания, направленного на свержение социал-демократического руководства Германии. Восставшие пытались установить в Германии советскую власть. Социал-демократы опасались, что действия Либкнехта и его сторонников могут привести к гражданской войне. Центральный орган Социал-демократической партии Германии «Форвертс» («Vorwärts») потребовал преследования вождей Коммунистической партии Германии. За головы К. Либкнехта и Р. Люксембург было назначено 100 000 марок. 15 января 1919 К. Либкнехт и Р. Люксембург были арестованы членами фрайкора с санкции Г. Носке. Либкнехта дважды ударили прикладом винтовки по голове. На просьбу дать бинт ничего не ответили, вывели из отеля якобы для отправки в тюрьму, швырнули в машину и отвезли в Тиргартен, где Либкнехта, находящегося в полубессознательном состоянии, вытащили из машины и застрелили. (Фрайкор (нем. Freikorps– свободный корпус, добровольческий корпус)– наименование целого ряда полувоенных патриотических формирований, существовавших в Германии и Австрии в XVIII–XXвв.) – прим. переводчика

* Не нужно обладать большой проницательностью, чтобы понять, откуда взялся лозунг «Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить», который так любят цитировать советские коммунисты. При этом, не будучи сведущими в юнгианской психологии, советские коммунисты не знают, что они исходят из глубин фемининности, а не маскулинности – прим. переводчика

** По всей вероятности, автор имеет в виду американских женщин. – прим. переводчика

* Кете Кольвиц, также– Кэте (нем. Käthe Kollwitz, урожд. Шмидт 1867–1945 Саксония)– немецкая художница, график и скульптор, выпускница Кёнигсбергской академии художеств. Кете родилась в семье коммунистов. Она стала первой женщиной-профессором этого заведения, но в 1933 г. была изгнана фашистами. – прим. переводчика

* Книга «Безумная женщина на чердаке» («The Madwoman in the Attic: The Woman Writer and the Nineteenth-Century Literary Imagination»), опубликованная в 1979 году, посвящена исследованию литературы Викторианской эпохи с точки зрения феминизма. Авторы Сандра Гилберт (Sandra Gilbert) и Сьюзен Джубар (Susan Gubar) позаимствовали название своего исследования из книги «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте, в которой Берта, сумасшедшая жена Рочестера, оказывается запертой на чердаке. – прим. переводчика

** Маргарета фон Тротта (нем. Margarethe von Trotta; род. в 1942 году)– немецкая актриса, кинорежиссер и сценарист, одна из представителей нового немецкого кино. – прим. переводчика

* «Роза Люксембург» (нем. «Die Geduld der Rosa Luxemburg», 1986),  художественный фильм (ФРГ – Чехословакия), режиссер и автор сценария Маргарете фон трота.

Биографический фильм о выдающейся деятельнице социал-демократической партии, женщине драматической судьбы – Розе Люксембург. – прим. переводчика

** «Марианна и Джулиана» – в русском переводе этот фильм называется «Свинцовые времена» (нем. «Die bleierne Zeit», 1981) режиссер и автор сценария Маргарета фон Тротта.

Сюжет.  Это хроники жизни двух немецких сестер, чейхарактер действительно определяет ихсудьбу. Марианна, ставшая радикалкой врезультате событий середины 70-х годов ХХ века, присоединяется кячейке террористов ипросит сестру Джулиану забрать еечетырехлетнего сына. Из-за обязательств перед своим любовником Вольфгангом икарьеры писательницы, Джулиана, поколебавшись, отказывает, иее решение вызывает ужасные последствия: Бывший мужМарианны убивает себя, имальчика отдают навоспитание государству.

Когда железная Марианна позже заявляется сдвумя своими товарищами, онане только использует Джулианну всвоих целях, нои унижает, издеваясь надее стилем жизни иактивизмом всвободное время. Тогда какДжулиана борется справительством впечати, военизированная Марианна совершает вооруженные теракты, включая ограбления банков. Позже, когда Марианна загадочно умирает втюрьме, Джулиану переполняет чувство вины, иона начинает доказывать, чтоее сестру официально заставили замолчать. – прим. переводчика 

*** Элис Спрингс (англ. Alice Springs) – город в центральной Австралии с населением около 25000 чел. – прим. переводчика