Декабрь
Пн   2 9 16 23 30
Вт   3 10 17 24 31
Ср   4 11 18 25  
Чт   5 12 19 26  
Пт   6 13 20 27  
Сб   7 14 21 28  
Вс 1 8 15 22 29  






Новосибирский ученый получил престижную премию США

Эта награда была учреждена Американским физическим обществом тридцать лет назад, и ее обладателем ежегодно становится лишь один ученый. Среди российских физиков сибиряк стал третьим в списке награжденных.

Премию Василий Пархомчук получил за разработку метода электронного охлаждения пучков заряженных частиц. Без этой работы едва ли удалось бы достичь тех результатов, которые были получены с помощью Большого адронного коллайдера. В том числе доказать существование бозона Хиггса - «частицы Бога», как назвал его нобелевский лауреат Леон Ледерман. Построенные в ИЯФ установки электронного охлаждения сегодня работают на крупнейших ускорителях мира в швейцарском комплексе ЦЕРН, в Германии, Китае и других странах.

Сейчас команда физиков под руководством Василия Пархомчука работает над созданием двух кулеров для российского ускорителя заряженных частиц NICA, который строится в подмосковной Дубне. Этот ускоритель тяжелых ионов не только поможет разгадать многие тайны материи в ходе фундаментальных исследований, но будет использоваться для прикладных экспериментов в радиобиологии, космической медицине, терапии раковых заболеваний и других областях.

Первая установка ценой более чем в сто миллионов рублей уже готова к отправке. Вторая, куда более сложная, обойдется в десять раз дороже - к ее созданию команда Пархомчука только приступает. А ведь российская наука могла бы остаться без идей выдающегося ученого. Проведя детство в небольшом поселке Мирный Алтайского края, он вполне мог бы всю жизнь трудиться в местном колхозе. На летних школьных каникулах будущий физик подрабатывал помощником комбайнера, но судьбу изменила одна газетная публикация.

- В 1962-м году «Известия» напечатали объявление о проведении Всесибирской олимпиады по физике, - вспоминает Василий Пархомчук. - Пробные задания, опубликованные в той же газете, мне показались несложными, и мы с товарищем решили участвовать. Результаты были высокими, и после олимпиады нас пригласили в Новосибирскую физико-математическую школу, которую тогда только планировалось открыть. Так я попал в ее первый набор, затем поступил в НГУ и посвятил жизнь науке.