Декабрь
Пн   2 9 16 23 30
Вт   3 10 17 24 31
Ср   4 11 18 25  
Чт   5 12 19 26  
Пт   6 13 20 27  
Сб   7 14 21 28  
Вс 1 8 15 22 29  






Отравленная реакция

Массовые отравления алкогольным суррогатом носят в России характер эпидемии. На этот раз рвануло в Иркутске: по данным на вечер понедельника, 49 человек умерли, восемь были в тяжелом состоянии, употребив суррогат суррогата – поддельный концентрат для принятия ванн «Боярышник». Настоящий «Боярышник» состоит на 75–90% из этилового спирта, а в поддельном был метанол, 100 мл которого достаточно для летального исхода.

Реакция тоже разрастается как эпидемия: возбуждено уголовное дело, введен режим чрезвычайной ситуации, запрещена продажа настоек, задержаны продавцы, накрыто производство, доложено премьеру и президенту, премьер возмущен и требует наконец отрегулировать продажу спиртосодержащих жидкостей.

Плохая хорошая водка

Роспотребнадзор объявил о снижении продаж алкоголя

Все это, впрочем, не новости: эпидемии отравления как бы косметическими лосьонами или как бы средствами бытовой химии происходят в России регулярно – как минимум раз в год, как эпидемия гриппа, разве что на этот раз число жертв очень велико. Прежний рекорд принадлежал Магадану, где в 2005 г., выпив стеклоочиститель «Метелица», умерло 34 человека. Травятся и при употреблении поддельного алкоголя (год назад была история со смертельным виски в Красноярске). Роспотребнадзор сообщал недавно, что за девять месяцев 2016 г. зарегистрировано свыше 36 000 случаев острого отравления спиртосодержащей продукцией, в том числе 9300 – с летальным исходом (25,6%). Впрочем, количество острых отравлений последовательно снижается с 2013 г.

Иркутская история, как и многие другие, – чистый криминал, который соответствующие органы государства почему-то не умеют отследить. Но важно, конечно, что такие случаи вырастают из большого спроса на суррогаты. Спрос обеспечивается тем, что алкоголь – наркотик, но на качественный алкоголь денег нет, а суррогаты крайне дешевы. Они опять же почему-то не проходят через сложные государственные системы акцизов, регистрации или лицензирования.

Денег же нет как из-за социальной деградации алкоголиков, так и из-за кризиса и общего падения доходов населения. Борьба с алкоголизмом – дело трудное и дорогое; в нашем случае она еще и ведется непоследовательно (то снижаем доступность алкоголя, то повышаем). Ну а как с кризисом бороться, тоже никто не понимает.